Preview

Вестник урологии

Расширенный поиск

Научно-практический рецензируемый ежеквартальный сетевой журнал «Вестник урологии» («Urology Herald») издаётся Ростовским государственным медицинским университетом с мая 2013 года

Решением Высшей аттестационной комиссии при Министерстве науки и высшего образования Российской Федерации от 17.12.2019 года журнал включён в ПЕРЕЧЕНЬ рецензируемых научных изданий, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты диссертаций на соискание учёной степени кандидата наук, на соискание учёной степени доктора наук

Научная специальность и соответствующая ей отрасль науки, по которой присуждаются ученые степени: 14.01.23 – Урология (медицинские науки)

Главный редактор: заслуженный деятель науки РФ, д.м.н., профессор М.И. Коган (Россия)

Заместители главного редактора: заслуженный деятель науки Московской области, д.м.н., профессор В.В. Дутов (Россия); д.м.н. К.Л. Локшин (Россия); д.м.н., профессор С.В. Минаев (Россия); д.м.н., доцент Л. Эльтерман (США)

Редакционная коллегия / редакционный совет: ведущие специалисты России, Европы, Азии и США

Тип рецензирования: двустороннее слепое (анонимное)

Научная тематика: общая урология, андрология, онкоурология, уроинфекциология, нейроурология, детская урология, женская урология, визуализация в урологии, эндоскопическая и лапароскопическая урология, реконструктивно-пластическая урология, трансплантология, анестезиология в урологии, урологическое образование, история урологии

Контент: оригинальные статьи, дискуссионные статьи, обзоры литературы, клинические наблюдения, лекции, история урологии, клинические рекомендации, новые медицинские технологии в урологии, отчёты о научно-образовательных мероприятиях

Читательская аудитория: урологи, андрологи, онкоурологи, детские урологи-андрологи, нефрологи, гинекологи, хирурги, трансплантологи, анестезиологи, врачи общей практики, научные сотрудники, специалисты фармакологических компаний

В своей работе редакция журнала «Вестник урологии» руководствуется правилами и рекомендациями:

  • Комитета по этике научных публикаций (COPE)
  • Всемирной ассоциации медицинских редакторов (WAME)
  • Международного комитета редакторов медицинских журналов (ICMJE)
  • Едиными стандартами представления результатов испытаний (CONSORT)
  • Рекомендациями в отношении принципов, которые должны лежать в основе заявлений об издательской этике и недобросовестной издательской практике (PEMS)

Форма периодического распространения: сетевая

Тип доступа: открытый

Частота публикаций: ежеквартальная

Первый номер: май 2013

Языки: русский, английский

Территория распространения: Российская Федерация, зарубежные страны

Учредитель: федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Ростовский государственный медицинский университет» Министерства здравоохранения Российской Федерации

Адрес редакции: 344022, Россия, г. Ростов-на-Дону, пер. Нахичеванский, 29

E-mail редакции: urovest@mail.ru

Телефон редакции: +7 (863) 201-44-48

Свидетельство о регистрации средства массовой информации: Эл № ФС77-53256 от 22 марта 2013 года выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)

ISSN: 2308-6424

 

Текущий выпуск

Том 8, № 4 (2020)
Скачать выпуск PDF

РЕДАКЦИОННЫЕ СТАТЬИ

5-7 143
Аннотация
История её появления, развития, становления — один из «детективов» медицины мира и России последних 50 лет. Всё развивалось очень запутанно, неоднозначно, чрезвычайно дискуссионно. Андрология, появившись, стала притягивать к себе различных специалистов (урологов, эндокринологов, репродуктологов, генетиков, гинекологов) и, конечно, «медицинских политиков» и даже псевдоспециалистов — мошенников. «Темные» пятна в космосе и медицине всегда завораживали умы непосвящённых. Так было до нашей эры, так продолжается и в нынешние времена. Не думаю, что в данной статье смогу позволить себе дать всеобъемлющее толкование всего комплекса проблем андрологии, но попытаюсь обратить внимание профессионального урологического сообщества России на краеугольные вопросы текущего момента.

ОРИГИНАЛЬНЫЕ СТАТЬИ

8-15 49
Аннотация

Введение. Внелёгочный туберкулёз диагностируется сложнее туберкулёза органов дыхания, но несвоевременное выявление приводит к инвалидизирующим последствиям. Дети от 4 до 11 лет ввиду расширения коммуникабельности являются группой риска по туберкулёзу. Представляется актуальным выделение мочевого туберкулёза у детей данных возрастных групп в структуре всех форм для совершенствования его диагностики.
Цель исследования. Выделение мочевого туберкулёза в структуре всех форм и локализаций туберкулёза у детей дошкольного и младшего школьного возраста для определения значимости и совершенствования диагностики данной локализации туберкулёза.
Материалы и методы. В когортное сравнительное исследование включены 303 ребёнка в возрасте от 4-х до 6-и лет и 306 детей в возрасте от 7-и до 11-и лет, переболевших туберкулёзом за период с 2000 по 2018 годы. Результаты статистически обработаны с помощью пакета прикладных программ «Microsoft Office 2007», Biostat 2009. Различия между группами определялись с использованием критерия х2. Гипотеза об отсутствии статистически значимого влияния фактора отвергалась при р > 0,05.
Результаты. У детей дошкольного и младшего школьного возраста в большинстве случаев диагностировали туберкулёз органов дыхания (94,7% и 89,9%; р < 0,05), бактериологическое подтверждение имелось у 6,3% и 3,6% (р > 0,05) детей в сравниваемых возрастных группах. В структуре туберкулёза органов дыхания преобладал туберкулёз внутригрудных лимфатических узлов (ТВЛУ) (85,7% и 75,3%; р < 0,05). Первичный туберкулёзный комплекс (ПТК) чаще диагностирован у детей младшего школьного возраста (23,3%), чем у дошкольников (13,2%; р < 0,05). Частота регистрации изолированных внелёгочных форм туберкулёза была 1,3% и 5,6% (р < 0,05), бактериологически диагноз верифицирован в 25,0% и 35,3% (р > 0,05). Большая часть выявленных случаев изолированного внелёгочного туберкулёза приходилась на туберкулёз мочевой системы — 50% и 64,7% (р > 0,05), все случаи подтверждены бактериологически. Генерализация туберкулёзного процесса отмечена в 4,0% и 4,6% случаев (р > 0,05). Большинство случаев генерализованного туберкулёза у детей от 4 до 11 лет пришлось на сочетание первичных форм туберкулёза, преимущественно ТВЛУ и в одном случае ПТК, с туберкулёзом мочевой системы (83,3% и 85,7%; р > 0,05). Все эти случаи сочетаний были подтверждены бактериологически.
Заключение. У детей дошкольного и младшего школьного возраста наиболее часто диагностировали туберкулёз внутригрудных лимфатических узлов. Изолированный внелёгочный туберкулёз встречался редко, преобладал туберкулёз мочевой системы с частым бактериологическим подтверждением. Генерализация туберкулёза у детей 4 - 11 лет встречалась редко, чаще диагностировали изолированные формы внелёгочного туберкулёза. Большая часть случаев сочетанных локализаций пришлось на комбинацию ТВЛУ и туберкулёза мочевой системы; уротуберкулёз был подтверждён обнаружением M. tuberculosis (МБТ) в посевах мочи. Врачам первичного звена здравоохранения и специализированной службы следует знать о возможности развития мочевого туберкулёза у детей от 4 до 11 лет, проводить поиск возбудителя у больных хроническими инфекциями мочевых путей и инфицированных МБТ.

16-22 62
Аннотация

Введение. Учитывая рост заболеваемости мочекаменной болезнью, сохраняется необходимость внедрения новых методов лечения камней почки. Принимая во внимание доказанную эффективность и безопасность ретроградной электроимпульсной литотрипсии, использование её при лечении камней мочеточника, почки, мочевого пузыря, обоснована необходимость расширения мест приложения данного метода — применение при камнях почки, лоханочно-мочеточникового сегмента перкутанным доступом.
Цель исследования. Оценка эффективности разрушения камней почки с помощью аппарата электроимпульсной литотрипсии антеградным (перкутанным) доступом.
Материалы и методы. С 2014 по 2019 год в клиниках СибГМУ (г. Томск, Россия) выполнены 229 перкутанных не-фролитотрипсии, пациентам с различным расположением камней в почке, с использованием электроимпульсного литотриптора «Уролит-105М» (Lithotech Medical, Израиль, ООО «МедЛайн», Россия), в части случаев применяли лазерный литотриптор «Calculase II» (Storz, Германия).
Результаты. Возраст больных — от 24 лет до 81 года (59,8% — женщины). Средний размер камня — 22 (10 - 73) мм. Средняя плотность камня — 1051,1 (360 - 1720) HU. Средняя продолжительность операции — 122,3 (40 - 300) минут. Частота осложнений составила 14,3%. Полное освобождение от конкремента — в 76,0% случаях, в комбинации с лазером — 89,95%. Суммарная эффективность при повторных операциях достигла 98,2%.
Заключение. Применение электроимпульсного метода фрагментации камней почек перкутанным доступом эффективно, результативность повышается при обработке поверхности камня лазерной энергией. Использование совместно с гибкими эндоскопами позволяет применять антеградную электроимпульсную литотрипсию в труднодоступных местах полостной системы почки без осуществления дополнительного доступа. Электроимпульсная литотрипсия также позволяет эффективно бороться с камнями верхней трети мочеточника, в том числе комбинируя с ретроградным подходом к камню.

23-31 62
Аннотация

Введение. Частота прогрессирования симптомов нижних мочевых путей (СНМП), ассоциированных с гиперплазией предстательной железы у мужчин пожилого возраста, возрастает несмотря на совершенствование методов ранней диагностики и появление новых лекарственных средств. Для диагностики степени тяжести СНМП в клинической практике используют опросники — для оценки состояния пациента на первичном приеме и для контроля эффективности лечебных процедур.
Цель исследования. Сравнить эффективность оценки СНМП у мужчин пожилого возраста, с использованием двух шкал: международного индекса симптомов простаты (IPSS) и визуальной шкалы оценки симптомов заболеваний простаты (VPSS).
Материалы и методы. В исследование включены 56 мужчин жителей Забайкальского края в возрасте старше 50 лет с СНМП различной степени тяжести. Все пациенты самостоятельно заполняли опросники VPSS и IPSS (IPSS1). Впоследствии заполнение анкеты IPSS проводилось совместно с врачом-урологом (IPSS2). Выполнили анкетирование респондентов с помощью Монреальской шкалы оценки когнитивных функций (MoCa-тест) для определения степени когнитивных нарушений.
Результаты. После анализа результатов MoCa-теста все пациенты распределены на 3 группы: I — пациенты с признаками деменции, II — с когнитивными нарушениями, III — c отсутствием когнитивных нарушений. Получены достоверные различия при сравнении результатов IPSS1 / IPSS2. Наибольшие различия — у пациентов первой группы (76,47%; р < 0,05), наименьшие — в 3-й группе (12,5%; р > 0,05). Отмечена большая тяжесть СНМП при самостоятельном заполнении опросников (IPSS1). При оценке результатов по опроснику VPSS и ответов с участием врача (IPSS2) не получены статистически значимые различия во всех группах участников.
Выводы. Выявлена зависимость объективности заполнения опросников для диагностики СНМП от степени тяжести когнитивных нарушений и возраста респондентов. Установлена достоверная корреляция показателей VPSS со значениями валидизированной шкалы IPSS. Новый опросник может быть востребован в клинической практике врача-уролога для оценки степени СНМП у мужчин пожилого возраста как альтернатива общепринятой шкалы IPSS, в особенности у пациентов с когнитивными нарушениями.

32-43 79
Аннотация

Актуальность. Выполнение нефрэктомии (НЭ), геминефрэктомии (ГНЭ) и формирование ипсилатерального уретероуретероанастомоза (УУА) не исключает возможность сохранения дистального отдела мочеточника. Оставшаяся культя мочеточника может стать причиной формирования синдрома культи мочеточника (СКМ) в виде рецидивирующей инфекции мочевых путей (ИМП), гематурии, болевого синдрома и даже эмпиемы культи.
Цель исследования. Оценить частоту встречаемости и подходы к лечению в разных клиниках синдрома культи мочеточника (СКМ) у детей после НЭ, ГНЭ и УУА, выполненных с использованием открытого и лапароскопического доступов.
Материалы и методы. Исследование основано на результатах лечения 778 пациентов из 9 клиник РФ и Республики Беларусь, которым были проведены НЭ, ГНЭ и УУА открытым или лапароскопическим доступом в период с 1998 по 2020 год, у которых в результате операции мочеточник не удалялся полностью, была оставлена его культя. Открытый доступ использовали у 313 (40,2%) детей, лапароскопический — в 465 (59,8%) случаях. СКМ выявлен у 27(3,5%) пациентов. Удаление культи мочеточника проведено 26 (96,3%) детям. Открытое удаление культи мочеточника выполнено 11 (42,3%) пациентам, лапароскопическим доступом — 13 (50,0%) и везикоскопически — 2 (7,7%) детям.
Результаты. Среди пациентов с СКМ наблюдалось 12 мальчиков (44,4%) и 15 девочек (55,6%). СКМ выявлен справа у 13 (48,1%) детей, слева — у 14 (51,9%). Медиана возраста пациентов на момент выявления СКМ составила 25 [12; 42] месяцев. При первичной операции у 15 (55,6%) детей культя мочеточника была прошита и перевязана, у 4 (14,8%) — оставлена открытой после отсечения, у 8 (29,6%) не было указано, каким образом обработана культя. Рефлюкс в культю выявлен у 13 (48,1%) пациентов, СКМ на фоне обструкции — у 14 (51,9%) детей. При применении лапароскопического доступа частота СКМ ниже (9 (1,9%)), чем при открытых (18 (5,8%)) операциях (p < 0,004). У 85% больных с СКМ клинические проявления возникли в течение года после операции.
Выводы. СКМ — редкое осложнение (3,5% случаев) у пациентов, перенесших НЭ, ГНЭ и УУА с оставлением культи мочеточника. Проведение этих операций лапароскопическим доступом позволяет выполнить тотальную уретерэктомию и достоверно снижает вероятность развития СКМ.

 

44-52 73
Аннотация

Введение. Проблема лечения протяжённых стриктур уретры остаётся актуальной в силу сложности курации таких пациентов и высокой частоты рецидива заболевания после оперативного лечения.
Цель исследования. Оценка эффективности одноэтапной буккальной уретропластики по технике Kulkarni с использованием двух лоскутов при протяжённых стриктурах передней уретры.
Материалы и методы. В исследование включены 18 мужчин с протяжённой стриктурой передней уретры, у которых выполнена буккальная уретропластика промежностным доступом по дорсолатеральной onlay технике Kulkarni с использованием двух лоскутов с января 2018 по март 2020 года, и послеоперационным сроком наблюдения не менее 6 месяцев. Исследование имело проспективный характер. Контрольное обследование проводили через 3, 6, 12, 18 и 24 месяцев после операции. Критериями рецидива стриктуры уретры считали наличие жалоб на ухудшение качества мочеиспускания в сочетании с уменьшением максимальной скорости мочеиспускания менее 12 мл/сек и наличием остаточной мочи в количестве более 100 мл, а также необходимостью выполнения любого оперативного вмешательства с целью восстановления нормального пассажа мочи.
Результаты. Возраст пациентов варьировал от 32 до 72 лет (медиана — 58 лет). Протяженность стриктуры составляла от 6 до 11 см (медиана — 8 см). Стриктура в 11 (61,1%) наблюдениях была локализована в пенильном отделе, в 7 (38,9%) — одновременно в пенильном и бульбозном отделах уретры. Ятрогенная причина стриктуры уретры имела место у 11 (61,1) пациентов, идиопатическая — у 5 (27,8%), воспалительная — у 2 (11,1%). Стриктура носила первичный характер в 12 (66,7%) наблюдениях и рецидивный — в 6 (33,3%). Самостоятельное мочеиспускание было сохранено у 6 (33,3%) пациентов, цистостома существовала у 12 (66,7%) пациентов. Сроки послеоперационного наблюдения пациентов колебались от 3 до 24 месяцев (медиана — 12 месяцев). Рецидив стриктуры уретры отмечен в 3 (16,7%) наблюдениях. Использование данной техники по поводу рецидивных форм стриктуры уретры (рецидивы после предшествовавших уретропластик) является наиболее значимым фактором риска неудачи лечения. Из поздних послеоперационных осложнений имели место по 1 (5,6%) случаю эректильной дисфункции и стрессового недержания мочи.
Заключение. Операция Kulkarni с использованием двух буккальных лоскутов при протяжённых стриктурах передней уретры позволяет добиться высоких показателей эффективности и безопасности лечения, однако при использовании по поводу рецидивных видов стриктур риск неудачи существенно возрастает.

53-61 61
Аннотация

Введение. Заболеваемость раком почки (РП) в мире увеличивается и на сегодняшний день составляет около 3%. Смертность от данного злокачественного новообразования пропорционально не возрастает. Как показывают исследования, возраст пациентов на момент диагностирования РП более, чем у половины лиц превышает 65 лет. Пациенты этого возрастного периода обладают высокой коморбидностью, и риск смерти от сердечно-сосудистой или другой интеркуррентной патологии, как правило, превышает риск смерти от РП. В последнее время отмечается положительная динамика по выявлению заболевания на ранних стадиях до 61,8%. Большинство первично выявленных опухолей почки диагностируют случайно, как бессимптомно маленькие (менее 4 см) опухоли без признаков висцерального метастазирования. Данные опухоли помимо небольших размеров имеют высокую степень дифференцировки и редко требуют хирургического лечения, а в случае выполнения операции данные патоморфологического результата имеют доброкачественный характер. В связи с медленным проградиентным ростом образований почек и бессимптомным течением, метод динамического наблюдения опухолей почки является актуальным у пациентов пожилого возраста и позволяет избежать неоправданных рисков хирургического лечения локализованного рака почки.
Цель исследования. Используя метод динамического наблюдения, проследить темпы роста опухолей почек, накапливающих контрастное вещество. Данное исследование позволит осуществить дифференциальный подход в выборе хирургического лечения, что является оптимальным для пожилых пациентов с низким соматическим статусом.
Материалы и методы. В базе данных ГАУЗ ТО МКМЦ «Медицинский город» г. Тюмень, в период с 2009 года по 2019 год были отобраны все случаи радиографически подтверждённых объёмных образований почек, накапливающих контраст. Группа наблюдения составила 50 человек: 23 женщины (46%) и 27 мужчин (54%), возрастом от 58 до 90 лет. У пациентов были диагностированы новообразования почек размерами < 7см. Период наблюдения менее 12 месяцев являлся критерием исключения. Регулярно, раз в 3 - 6 месяцев пациентам выполнялась компьютерная томография для оценки динамики роста. Тщательному изучению подверглись размер опухоли, за который принимали её диаметр в наибольшем измерении. Скорость роста опухоли рассчитывали как среднее изменение диаметра за 1 год в течение всего времени наблюдения.
Результаты. По результатам исследования средний возраст пациентов составил 74,8 ± 7,4 лет. Возраст на момент установления диагноза не обладал прогностической значимостью в отношении скорости роста опухолей почки (p > 0,05). Первичный диагноз установлен у 32 пациентов (64%) с помощью КТ, у 18 (36%) с использованием УЗИ. Средний размер опухоли на момент выявления составил 35,0 ± 6,9 мм. Перкутанная биопсия почки выполнялась 2 пациентам. По результатам гистологической дифференцировки у обоих пациентов выявлен умереннодифференцированный светлоклеточный почечно-клеточный рак pT1бN0M0. Средняя линейная скорость роста опухоли составила 6,6 ± 2,4 мм/год. Размер опухоли на момент установления диагноза не коррелировал с темпами роста (p > 0,05). Не выявлено зависимости скорости увеличения размеров образований в зависимости от их строения — солидного (медиана — 6 мм/год; средняя — 10 мм/год) или кистозно-солидного (медиана — 7 мм/ год; средняя — 9 мм/год; p > 0,05). Отсутствие динамики роста опухоли за все время наблюдения выявлено у 22 (44%) человек, из них 10 (20%) мужчин и 12 (24%) женщин. В 3 случаях диагностировано висцеральное метастазирование: в печень, селезёнку и появление второй опухоли на контралатеральной почке. Оперативное лечение было выполнено 4 пациентам (8%), в 2 (4%) случаях показанием для операции явилось прогрессивный рост опухоли и появление висцеральных метастазов. Оперативное лечение в объёме нефрэктомии выполнено 2 (4%) пациентам: у одного пациента была хромофобная карцинома почки pT1бN0M1, у другого почечно-клеточный рак, светлоклеточный вариант pT1bN0M1. Операция в объёме резекции почки выполнена 2 (4%) пациентам, в обоих случаях морфологически подтверждён почечно-клеточный рак, светлоклеточный вариант pTаN0M0. В качестве потенциальных радиографических признаков, позволяющих предсказать динамику увеличения новообразования почечной паренхимы, явились присутствие кистозно-солидного компонента и исходный размер опухоли.
Заключение. Тактика активного наблюдения темпов роста опухолей почки, накапливающих контрастное вещество, позволяет лучше понять биологическое поведение рака почки. При определении линейной скорости роста опухоли выяснилось, что большинство злокачественных образований почки имеет медленный темп роста. Данное заключение позволяет дифференцированно подходить к выбору хирургического лечения, что является оптимальным для пожилых пациентов с низким соматическим статусом. В связи с тем, что прогностические признаки рака почки на сегодняшний день не выявлены и не закреплены в международных протоколах лечения, всем пациентам, являющимся подходящими кандидатами для хирургического вмешательства, показано оперативное лечение.

62-71 80
Аннотация

Ведение. Наиболее распространённым видом дисфункции нижних мочевыводящих путей является гиперактивный мочевой пузырь (ГАМП). На сегодняшний день существует потребность в поиске новых эффективных методов лечения данного заболевания.
Цель исследования. Оценить эффективность трансвертебральной магнитной нейромодуляции (ТМН) поясничного отдела позвоночника у пациентов с ГАМП.
Материалы и методы. В исследование были включены 26 пациентов. Курс лечения составил 15 процедур (3 раза в неделю 5 недель). До и после лечения на сроках 1, 3 и 6 месяцев проводилась оценка субъективных жалоб посредством опросников ICIQ-SF и OAB-q SF. Оценивались объективные показатели посредством уродинамиче-ских исследований до и спустя 6 месяцев после лечения.
Результаты. Достигнуто значимое улучшение субъективного состояния пациентов на всех этапах наблюдения. Наибольшее влияние трансвертебральная магнитная нейромодуляция оказала на такие уродинамические параметры, как первое ощущение наполнения, первое ощущение позыва, сила позыва, максимальная цистометрическая ёмкость. Паттерны фазовой гиперактивности регрессировали у 60,8% пациентов после лечения и терминальной гиперактивности — у 41,7 % пациентов.
Выводы. В исследовании получен значимый терапевтический эффект ТМН у пациентов с ГАМП. Необходимы дальнейшие крупные плацебо-контролируемые исследования для создания универсальных эффективных протоколов лечения дисфункций нижних мочевыводящих путей.

72-79 70
Аннотация

Введение. Лимфатические кисты (ЛК) — это скопление свободной лимфатической жидкости в ограниченном пространстве (между тканями и органами), после выполнения лимфодиссекции. Они являются частыми осложнениями в онкоурологии малого таза. ЛК делятся на симптоматические и асимптоматические.
Цель исследования. Оценить влияние анатомической локализации симптоматических лимфатических кист (сЛК) на клиническую картину.
Материалы и методы. С января 2017 по март 2020 года выполнено 203 радикальных простатэктомий (РПЭ) с тазовой лимфодиссекцией (ТЛАЭ) и 42 радикальных цистэктомий (РЦЭ) с ТЛАЭ. Из 203 пациентов после РПЭ у 13 (6,4%) развились сЛК, а из 42 пациентов после РЦЭ — у 6 (14,3%). Всем пациентам в связи с развившимися осложнениями были проведены комплексное ультразвуковое исследование (УЗИ) и мультиспиральная компьютерная томография (МСКТ) органов забрюшинного пространства, брюшной полости и малого таза для оценки локализации и объёма ЛК.
Результаты. При анализе клинической картины и данных МСКТ у 19 пациентов с сЛК, нами выделены 4 анатомические локализации ЛК: паравазально-подвздошная, паравезикальная, превезикальная и тазово-забрюшинная. Частота паравазально-подвздошных сЛК была наивысшей — 13 (68,5%) пациентов, клиническая картина: боль в проекции малого таза, лимфедема нижней конечности, температура тела ≥ 39,0оС, признаки компрессии подвздошных сосудов. Паравезикальные сЛК развились у 2 (10,5%) пациентов вследствие несостоятельности уретровезикального анастомоза. Превезикальные сЛК были выявлены у 2 (10,5%) пациентов, больные отмечали прогрессирующее недержание мочи и боль над лонным сочленением. Тазово-забрюшинные сЛК наблюдали у 2 (10,5%) пациентов: тянущая боль в поясничной области, температура тела ≥ 38,0оС вследствие сдавления мочеточника и развития обструктивного пиелонефрита, а также имелась компрессия нижней полой вены лимфатической кистой. В 18 случаях выполнили оперативное вмешательство: чрескожное дренирование ЛК под ультразвуковым контролем у 12 (63,2%) пациентов, лапароскопическую марсупиализацию ЛК у 3 (15,7%) пациентов, открытую методику у 3 (15,7%) и в 1 (5,4%) случае лечение было консервативным.
Заключение. Симптоматические ЛК могут быть классифицированы по 4 анатомическим локализациям, которые определяют их клиническую симптоматику. Большинство сЛК нуждаются в оперативном вмешательстве.

80-92 55
Аннотация

Введение. Слинговая уретропексия считается «золотым стандартом» оперативного лечения стрессового недержания мочи у женщин. Однако отдалённые результаты таких операций ещё не изучены всесторонне.
Цель исследования. Оценить результаты использования различных вариантов слинговых операций в различные сроки послеоперационного наблюдения.
Материалы и методы. У 698 женщин в возрасте 42 - 68 лет (медиана — 54 года) со стрессовым недержанием мочи применены 4 варианта слинговых операций: позадилонная техника TVT; трансобтураторная техника TVT-O («изнутри-кнаружи»); трансобтураторная техника TOT («снаружи-внутрь»); мини-слинговая система. Сроки послеоперационного наблюдения составили 6 - 139 месяцев (медиана — 79 месяцев). Оценку результатов лечения проводили в следующие сроки послеоперационного наблюдения: краткосрочный результат — срок до 1 года включительно; среднесрочный — срок от 1 года до 5 лет включительно; долгосрочный — срок более 5 лет. Успех лечения определяли по отсутствию непроизвольных потерь мочи при кашлевой пробе и 1-часовом прокладочном тесте (pad-тест).
Результаты. Успех лечения во всей когорте пациенток составил по краткосрочному критерию 96,1% (671 / 698), среднесрочному — 93,1% (591 / 635) и долгосрочному — 86,2% (467 / 642). Эффективность лечения по краткосрочным срокам после техники TVT составила 97%, TVT-O — 95,8%, TOT — 96,2%, мини-слинговой системы — 95,5%, по среднесрочным — 92,2%, 93,1%, 90,9% и 92,3% соответственно, по долгосрочным — 87,1%, 86,2%, 85,2% и 85% соответственно. Достоверных различий между указанными вариантами слинговых операций по показателям эффективности лечения во все сроки наблюдений не выявлено (p > 0,05). Интра-и ранние послеоперационные осложнения отмечены в 51 (7,3%) наблюдении, поздние — в 79 (11,3%). По частоте осложнений обеих категорий значимых различий между использованными техниками операций не установлено (p > 0,05). Только хирургический опыт достоверно влияет на риск развития рецидива недержания мочи после операции, ранних и поздних послеоперационных осложнений.
Заключение. Успех оперативного лечения стрессового недержания мочи у женщин достоверно не зависит от варианта слинговых операций, а зависит, главным образом, от хирургического опыта. Поэтому целесообразно применение слинговых операций в условиях лечебных учреждений с крупным опытом в данном направлении.

93-99 54
Аннотация

Введение. Интерстициальный цистит / болезненный мочевой пузырь (ИЦ / БМП) — редкое, хроническое и инвалидизирующее заболевание. Лечение ИЦ / БМП носит эмпирический характер в объёме физиотерапевтических процедур, приёма антидепрессантов, пентосан сульфата натриевой соли, внутрипузырного введения лидокаина и гепарина, а также различных видов хирургических вмешательств, в основном, направленных на облегчение симптомов заболевания. Эффективность последних не превышает 60%, а симптомы возвращаются даже тогда, когда вроде бы наступил период ремиссии. В статье представлен опыт нашей клиники лечения женщин с ИЦ / БМП с применением гипербарической оксигенации (ГБО).
Цель исследования. Изучить эффективность ГБО в комплексной терапии у пациенток с ИЦ/БМП в виде язвенного поражения.
Материалы и методы. В исследование включены 40 женщин, средний возраст — 60,1 ± 10,5 лет, с классической формой ИЦ / БМП. Все больные были обследованы и включены в исследование согласно критериям NIDDK (National Institute of Diabetes and Digestive and Kidney Diseases). Пациентки были разделены на 2 группы. Женщины I группы (n = 20) получали следующее лечение: трансуретральную коагуляцию зон Гуннеровского поражения, гидродистензию мочевого пузыря, приём трициклических антидепрессантов, внутрипузырные инстилляции лидокаина, диметилсульфоксида, 10 сеансов ГБО (40 минут, 2 атм). Пациенткам II группы (n = 20) проводили такую же терапию ИЦ / БМП, как и женщинам I группы, в том же объёме, только без ГБО.
Результаты. Показатели шкалы PUF через 6 месяцев терапии в I и II группе составили 14,2 и 21,2 баллов соответственно. По данным визуально-аналоговой шкалы боли, средний балл в I группе равнялся 3,48, во II группе — 5,13. Цистометрическая ёмкость мочевого пузыря в обеих группах после лечения оказалась стабильной, её показатель — не менее 320 мл. Количество мочеиспусканий после комплексной терапии с ГБО через 1, 3 и 6 месяцев — 12 раз в сутки. В то время как в группе без ГБО через 1 месяц — 14 раз в сутки, через 3 и 6 месяцев составляли 15 раз в сутки.
Выводы. Индекс оценки интерстициального цистита, показатели визуально-аналоговой шкалы боли, цистометрической ёмкости мочевого пузыря, количества мочеиспусканий улучшались после стандартного лечения, но были достоверно хуже, чем у пациенток, которым дополнительно проводили ГБО. Лечение методом гипербарической оксигенации приводит к статистически значимому улучшению только в комплексе с проводимой терапией, как по данным анкет, так и согласно с функцией накопления и опорожнения мочевого пузыря. Для пациенток с ИЦ / БМП, у которых было неэффективно стандартное лечение, имеет смысл проведение ГБО, что может быть важным этапом терапии и способствовать более длительной ремиссии заболевания.

100-111 69
Аннотация

Введение. Развитие лазерных технологий в медицине и внедрение их в повседневную клиническую практику определяют тенденцию использования данного вида энергии в лечении пациентов с симптомами нижних мочевых путей вызванных гиперплазией предстательной железы (ГПЖ). В последнее десятилетие на место «золотого стандарта» в лечении ГПЖ претендует гольмиевая лазерная энуклеация (ГЛЭ) предстательной железы. В рандомизированных исследованиях продемонстрированы преимущества ГЛЭ перед альтернативными техно -логиями (трансуретральная резекция, биполярная энуклеация) в лечении ГПЖ. Эти преимущества заключаются в уменьшении сроков нахождения пациента в стационаре, безопасности и высоком качестве жизни пациента после оперативного вмешательства. Использование электрической энергии в резекционных методиках лечения ГПЖ в большинстве случаев ограничено объёмом предстательной железы в 80 см3, рисками геморрагических осложнений у пациентов на постоянной дезагрегантной и антикоагулянтной терапии, а также глубиной проникновения электрической энергии в ткани наружного сфинктера мочевого пузыря, увеличивающей риски тотального недержания мочи в послеоперационном периоде. Лучшее понимание эффекта лазерного излучения и его клинической эффективности привели к повышению интереса и широкому распространению лазерных систем. Постоянный поиск и улучшение имеющихся подходов стимулирует врачей-урологов, а также компании производящие хирургическое оборудование исследовать новые лазерные системы. Одним из видов улучшения является обновление программного обеспечения в отношении модуляции лазерного импульса, которое было разработано с целью повышения эффективности лазерного оборудования. Для дальнейшего развития новых лазерных технологий и широкого распространения в рутинной клинической практике необходимо их сравнение со стандартными методами хирургического лечения гиперплазии предстательной железы с оценкой эффективности, а также плюсов и минусов сравниваемых методик.
Цель исследования. Сравнить результаты лазерного эндоскопического лечения пациентов с гиперплазией предстательной железы.
Материалы и методы. В исследование включено 50 пациентов с гиперплазией простаты, подвергнутых оперативному вмешательству двумя технологиями — гольмиевой лазерной энуклеации (I группа; n = 25) и гольмиевой лазерной энуклеации с технологией MOSES (II группа; n = 25). Критерии включения — наличие умеренных или тяжёлых обструктивных симптомов нижних мочевых путей, объём предстательной железы > 40 см3, максимальный поток мочи (Q-макс) < 12 мл/сек. Критерии исключения — наличие цистостомического дренажа, онкологического процесса органов мочевыделительной системы, активного воспалительного процесса мочеполовой системы, перенесённые ранее хирургические вмешательства на органах мочевыделительной системы. Исходно и через 3 месяца после операции оценены данные опросников I-PSS, QoL и МИЭФ, уровень простатспецифиче-ского антигена (ПСА), максимальный поток струи мочи (Q-макс), объём остаточной мочи. Изучены основные показатели сравниваемых методик, количество и характер осложнений.
Результаты. Обе методики лазерной энуклеации позволяют добиться хорошего функционального результата с минимальным количеством осложнений. При сравнении обеих методик во II группе пациентов перенесших ГЛЭ-М было статистически значимое преимущество по показателям: время энуклеации I группа (ГЛЭ) — 46,7 ± 15,0 (31 - 80) минут vs II группа — 38,9 ± 7,6 (30 - 60) минут (р = 0,03), однако это не отражалось на итоговом времени оперативного вмешательства I группа (ГЛЭ) — 62,2 ± 20,4 (40 - 107) минут vs II группа (ГЛЭ-М) — 56,1 ± 12,1 (40 -90) минут (p = 0,21), уровню послеоперационного изменения гемоглобина I группа (ГЛЭ) — 7,5 ± 5,4 (2 - 18) г/л vs II группа (ГЛЭ-М) — 5,0 ± 2,9 (2 - 13) г/л (p = 0,04) и времени орошения в послеоперационном периоде I группа (ГЛЭ) — 17,6 ± 3,6 (11 - 26) часа vs II группа — 14,0 ± 4,3 (5 - 21) часа (p < 0,001). Таким образом, результаты исследования позволяют считать, что ГЛЭ с технологией модифицированного импульса MOSES имеет преимущества перед стандартной методикой ГЛЭ. ГЛЭ-М позволяет быстрее выполнять этап энуклеации, с более качественным гемостазом, минимизирует воздействие лазера на окружающие ткани. Осложнений выше 2 уровня в обеих группах по шкале Clavien-Dindo не наблюдалось.
Заключение. С точки зрения хирургической безопасности, эффективности, а также продолжительности восстановительного периода пациента, ГЛЭ-М является безопасным методом хирургического лечения гиперплазии предстательной железы и может служить альтернативой стандартной методике гольмиевой лазерной энуклеации.

112-121 49
Аннотация

Введение. Туберкулёз остаётся глобальной проблемой современности. Туберкулёз почек, особенно осложнённый туберкулёзом мочевыводящих путей, при несвоевременной диагностике или неадекватной терапии становится хирургическим заболеванием.
Материалы и методы. Проведён анализ историй болезни 93 пациентов, последовательно поступивших в ФГБУ «Новосибирский НИИ туберкулёза» Минздрава России, которым выполнили органоуносящие и органосохраняющие операции на почках. 51-му пациенту были выполнены открытые операции, а 42-м — лапароскопические. Проанализированы и сопоставлены результаты лечения и частота осложнений в обеих группах.
Результаты. Возраст пациентов колебался от 23 до 75 лет, в среднем, составив 50,9 ± 6,7 лет; мужчин было 45, женщин — 48. Поражение левой почки было в 41 случае, правой — в 52 случаях. Показанием к выполнению нефрэктомии служил поликавернозный туберкулёз почки с отсутствием функции в 74 случаях, при этом в 11 случаях поликавернозный туберкулёз осложнялся туберкулёзом мочевого пузыря 4-й стадии. В 9 случаях нефрэктомию выполнили одномоментно с цистэктомией. В 2 случаях при выраженном нарушении функции почки цистэктомию при микроцистисе не выполняли, предпочтя ей лапароскопическую нефрэктомию с гетеротопической деривацией мочи. В группе пациентов, оперированных открытым доступом, осложнения развились у 14 человек (27,4%), в группе лапароскопических операций — у 5 (11,9%). Лапароскопический доступ позволил раньше активизировать пациентов через 2,4 часа, в то время как в группе открытого доступа — через 38,7 часов.
Заключение. В силу особенностей патогенеза туберкулёз сопровождается локальным развитием грубых деформирующих рубцов, что существенно затрудняет выполнение оперативного пособия как открытым, так и лапароскопическим доступом. Тем не менее, современная техника позволяет выполнить больным весь спектр операций лапароскопически, при этом частота осложнений в 2,3 раза ниже, чем при открытых операциях. Ранняя активизация пациента, меньшая потребность в анальгетиках также являются положительными факторами малоинвазивной хирургии при нефротуберкулёзе.

ОБЗОРЫ ЛИТЕРАТУРЫ

122-128 103
Аннотация

В статье представлен обзор наиболее значимых публикаций, посвящённых теме мужского бесплодия. Основными критериями отбора считали практическую значимость статьи, а также импакт-фактор журнала, в котором она была опубликована, по данным SCImago Journal Rank (SJR). В результате сформирован список из 10 работ, вышедших в III квартале (июль - сентябрь) 2020 года. В обзор вошли статьи, касающиеся следующих вопросов: окислительно-восстановительный баланс в мужской репродуктивной системе, старший отцовский возраст, влияние новой назальной формы тестостерона на фертильность, корреляция уровня ПСА с бесплодием, а также новые данные о влиянии COVID-19 на мужскую фертильность.

КЛИНИЧЕСКИЕ НАБЛЮДЕНИЯ

129-134 86
Аннотация

Фаллопротезирование представляет собой «золотой» стандарт лечения тяжёлой или медикаментозно рефрактерной эректильной дисфункции. Одним из самых грозных послеоперационных осложнений фаллопротези-рования является перипротезная инфекция. В настоящее время для профилактики протезных инфекционных осложнений используется инфузионное и местное применение антибактериальных препаратов широкого спектра действия. Одно из средств для профилактики послеоперационных инфекционных осложнений является ретрактор Alexis (Applied Medical, Rancho Santa Margarita, CA). Он представляет собой порт, который устанавливается в зону оперативного вмешательства и ограничивает контакт компонентов протеза с окружающими тканями и кожей, достигая оптимальной визуализации раны. Применение Alexis обеспечивает атравматическую ретракцию краёв раны и защиту раны на 360 градусов от контакта компонентов импланта с соседними тканями и кожей.

135-144 65
Аннотация

В настоящее время радикальная простатэктомия (РПЭ) является «золотым» стандартом в лечении локализованного рака предстательной железы (РПЖ). Однако данное вмешательство сопряжено с высоким риском развития ятрогенной эректильной дисфункции (ЭД), которая существенно снижает качество жизни мужчины. Одним из хирургических решений данного осложнения является установка фаллопротеза. Тем не менее, необходимо учитывать, что данная манипуляция сопряжена с определенными рисками интра- и послеоперационных осложнений. Во время операции могут встречаться такие осложнения, как перфорация (кавернозная, септальная, уретральная), кроссовер (перекрёст стержней или цилиндров), геморрагия, трудности ушивания операционной раны, повреждение компонентов протеза. В послеоперационном периоде наиболее серьёзная проблема — инфекция. Также стоит отметить высокую стоимость имплантов и искусственную эрекцию, что является решающим для некоторых молодых пациентов. Страны мира находятся в поисках новых методов по возобновлению физиологической эректильной функции у пациентов после радикальной простатэктомии. В последнее время внимание специалистов обращено на возможность восстановления иннервации полового члена путём пересадки нервного графта. Целью исследования было составить общее представление о лечении эректильной дисфункции у пациентов после радикальной простатэктомии путём пересадки нервного графта с разработкой и проведением своей собственной методики в виде клинического случая.



Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.