Preview

Вестник урологии

Расширенный поиск

Лечение больных с синдромом хронической тазовой боли в одиночном центре

https://doi.org/10.21886/2308-6424-2018-6-4-27-35

Полный текст:

Аннотация

Введение. Синдром хронической тазовой боли (СХТБ) является актуальной и широко обсуждаемой в медицинском сообществе проблемой. Несмотря на прилагаемые широким кругом специалистов усилия, в настоящее время отсутствует общепринятый универсальный поход к диагностике и лечению данного состояния. В статье приводится описание и результаты применения собственного подхода к ведению пациентов с синдромом хронической тазовой боли.
Цель исследования. Целью работы являлось улучшение практических результатов лечения пациентов, страдающих СХТБ.
Материалы и методы. Представлены результаты обследования и лечения 46 мужчин в возрасте от 26 до 57 лет. Ведущей жалобой пациентов были длительно существующие боли в области таза и/или промежности. По результатам обследования у 43,5% пациентов были выявлены признаки воспалительного процесса в предстательной железе, у 56,5% – нет. Пациенты с доказанными воспалительными изменениями в предстательной железе были разделены на две группы: первая группа получала «стандартную» терапию хронического простатита (антибиотики, простатотропные препараты, средства улучшения микроциркуляции и иммунокоррекции, физиотерапевтическое лечение), во второй группе пациенты получали «стандартное» лечение в сочетании с проведением миофасцальных блокад и терапией нейропатической боли. Пациенты без воспалительных изменений в простате были объединены в третью группу и получали только миофасциальные блокады и терапию нейропатической боли.
Результаты. Болевые ощущения при СХТБ наиболее часто локализуются в области промежности и в паховых зонах, при этом наличие или отсутствие воспалительного компонента в предстательной железе существенно не влияет ни на локализацию и степень болевых ощущений, ни на оценку качества жизни. Миофасциальные синдромы таза выявляются у большинства пациентов с СХТБ и их целенаправленная коррекция в рамках комплексной терапии положительно сказывается на результатах лечения пациентов.
Выводы. Коррекция мышечно-тонических нарушений при синдроме хронической тазовой боли сопровождается статистически значимым уменьшением болевого синдрома по 10 балльной числовой рейтинговой шкале для боли, снижением индекса I-PSS.

Для цитирования:


Круглов В.А., Асфандияров Ф.Р., Выборнов С.В., Сеидов К.С. Лечение больных с синдромом хронической тазовой боли в одиночном центре. Вестник урологии. 2018;6(4):27-35. https://doi.org/10.21886/2308-6424-2018-6-4-27-35

For citation:


Kruglov V.A., Asfandiyarov F.R., Vybornov S.N., Seyidov K.S. Treatment of patients with chronic pelvic pain syndrome: result of single-center follow up study. Urology Herald. 2018;6(4):27-35. (In Russ.) https://doi.org/10.21886/2308-6424-2018-6-4-27-35

Введение

Пациенты с жалобами на боли в области таза и промежности хорошо известны практику­ющим урологам.

Эти пациенты выраженно акцентированы на име­ющейся симптоматике, характеризуются негативным психоэмоциональным фоном, как правило, длитель­но и без существенного эффекта лечатся у различных специалистов [1].

Ведение таких пациентов до настоящего времени является нерешённой задачей.

Ранее сложившийся в урологической практике стереотип трактовать подобную симптоматику как проявления хронического простатита давно и очевид­но себя изжил. В настоящее время широко обсуждает­ся синдром хронической тазовой боли (СХТБ).

Ознакомление с литературой по данному вопросу выявляет как минимум две трактовки этого термина. С одной стороны СХТБ - это, согласно принятой класси­фикации, один из вариантов хронического простатита (категория 3а и 3б), с другой, более современной по­зиции, СХТБ рассматривается как крупный синдром, одной из множества причин которого может быть хро­нический простатит [2][3].

Термин «тазовая боль» пришёл в отечественную медицину из иностранных медицинских публикаций. Согласно рекомендациям руководства Европейской ассоциации урологов (2009), синдром хронической тазовой боли - постоянная или периодически повто­ряющаяся боль в тазовой области, отмечаемая не ме­нее 6 месяцев.

«Тазовой» обозначают боль, локализующуюся в нижних отделах живота ниже пупка, в нижней части спины и крестце, а также в промежности, в области наружных половых органов, влагалища, прямой киш­ки. Нередко наблюдается иррадиация по передневну­тренней поверхности бёдер и нижнему краю ягодиц. Обычно пациенты не могут указать точную локализа­цию боли и отделить эпицентр боли от зоны ирради­ации.

Хроническая тазовая боль угнетает психоэмоцио­нальное состояние пациента, резко снижает качество жизни. Известно, что влияние СХТБ на психическую сферу пациента сопоставимо с влиянием инфаркта миокарда, нестабильной стенокардии, язвенного ко­лита и больше влияния зубной и ушной боли [4][5]. В специальной литературе имеются указания, что 27 % пациентов с СХТБ страдают выраженной депрессией и лекарственной зависимостью, у 18 % отмечаются значительные эмоциональные расстройства в период обострения болевого синдрома и почти 35% пациен­тов имеют в анамнезе указания на суицидальные по­пытки или намерения, что ещё раз подтверждает ме­дико-социальную значимость данной патологии [3][6].

Кроме болевых ощущений в понятие СХТБ вклю­чают и другие проявления, относящиеся к наруше­ниям тазовых органов - учащение мочеиспускания, нарушения стула, изменения тонуса мышц таза, сек­суальная дисфункция, психоэмоциональные наруше­ния. Эти симптомы в той или иной степени присут­ствуют у пациентов с этой проблемой почти всегда, усложняя и запутывая причинно-следственную связь между ними. Именно поэтому в последнее время все чаще в зарубежной литературе вместо термина «син­дром хронической тазовой боли» используют термин «синдром хронической промежностно-тазовой боли и дисфункции» как более широкий.

В настоящее время признано, что синдром хро­нической тазовой боли - это собирательное название множества патологических состояний, объединённых наличием болевых ощущений в области малого таза, в том числе таких, когда предстательная железа во­влечена в патологический процесс лишь косвенно или не вовлечена вовсе [7][8][9].

Болевые синдромы в области таза в литерату­ре описаны давно, однако трактовка их природы и в настоящее время вызывает большие трудности. Этот синдром по образному выражению D.H. Zermannetal из университета штата Колорадо (США) до сих пор остаётся «диагностической и терапевтической голово­ломкой» [10][11]. L. Hahn (2001) считает, что в диффе­ренциально диагностическом отношении приходится иметь в виду более 70 заболеваний, могущих быть причиной тазовой боли. И, напротив, даже при самом тщательном обследовании, какой-либо патологии мо­жет быть не найдено [12][13].

Хроническая боль в перинеальной области может быть обусловлена патологией внутренних органов таза и половых органов, поражением мышц тазового дна и костно-связочного аппарата, вовлечением пери­ферических нервов, а также может быть вызвана пси­хологическими и иными факторами. Органы малого таза тесно связаны между собой, часто имеют общую иннервацию, кровообращение, мышечно-связочный аппарат. По сути, вся область таза является обширной рефлексогенной зоной, и поражение одного органа часто вовлекает в патологический процесс другие.

Сложность и многофакторность этиопатогенеза болевых синдромов в области таза находит отраже­ние в попытках иностранных автор систематизиро­вать данных пациентов. Наиболее известна и широко используема так называемая система клинического фенотипирования UPOINT, предполагающая оценку и суммирование симптомов по 6 различным диагно­стическим направлениям, именуемых в оригиналь­ной методике диагностическими доменами. В част­ности, выделяют мочевой, органно-специфический (простатический), инфекционный, неврологический, психосоциальный и домен мышечной болезненности. Система доказала свою эффективность в классифи­цировании пациентов с синдромами урологической тазовой боли клинически значимым образом для на­значения соответствующей терапии [14].

Согласно литературным данным, всё более пре­обладает точка зрения о снижении роли воспалитель­ных заболеваний в патогенезе синдрома хронической тазовой боли. В настоящее время основная роль от­водится миофасциальным (спастическим) синдромам мышц тазового дна и нейропатиям полового нерва.

Миофасциальные болевые синдромы (МФБС) об­условлены хроническим спазмом мышечно-связоч­ного аппарата малого таза. Эти синдромы достаточно широко распространены, однако редко диагности­руются в урологической практике. Хотя, например, Skootsky S. сообщает о 30% пациентов с хронической тазовой болью, у которых были диагностированы миофасциальные синдромы в специализированных клиниках по лечению болевых синдромов, по данным Bartoletti R. миофасциальные синдромы были выяв­лены в 13,8% случаев [11][15].

Вовлечение в патологический процесс мышц тазового дна и периферических нервов может про­исходить на различных этапах заболеваний тазовых органов и является неотъемлемой частью процесса хронизации тазовой боли - то есть миофасциальные синдромы, как правило, вторичны. Но сложность си­туации в том, что в ряде случаев первичное заболева­ние органов таза регрессирует на фоне проводимой специфической терапии или спонтанно или переходит в латентную, труднодиагностируемую форму, а боле­вой синдром в области таза, вызванный вторичными изменениями мышц и периферических нервов тазо­вой области, сохраняется и даже усугубляется, "ото­рвавшись" от первопричины.

Длительно существующий мышечно-тонический синдром может приводить к возникновению мышеч­ной дисфункции с развитием миофасциального син­дрома, появлению характерных для последнего триг­герных точек и соответствующих отражённых болевых паттернов. Повышение тонуса мышц тазового дна и промежности в совокупности с болью могут иниции­ровать дизурические расстройства как механическо­го, так и рефлекторного генеза [2][7][16].

С одной стороны, диагноз МФБС должен быть диагнозом исключения. С другой стороны, наличие у пациента, например «классического» бактериального хронического простатита не исключает, а наоборот предполагает также наличие у него и миофасциаль­ных осложнений.

Патофизиологические механизмы формирования хронического спазма мышечно-связочного аппарата представляются следующим образом.

Любое состояние, более или менее длительно вы­зывающее болевые ощущения, приводит к снижению порога болевой чувствительности - это так называе­мая центральная сенситизация, развивающаяся, ког­да нейроны задних рогов спинного мозга получают мощный «залп» сигналов от болевых рецепторов. При этом в нейронах задних рогов происходит прогрессив­ное нарастание активности нейронов, известное как феномен «взвинчивания» (wind-up), при котором ней­роны становятся более чувствительными к последую­щим импульсам. Следующий этап - периферическая сенситизация. В пораженном органе увеличивается продукция фактора роста нервов (ФРН, NGF). Это при­водит к увеличению количества рецепторов, аффили­рованных с демиелинизированными С-волокнами, основная роль которых - передача хронических бо­левых импульсов. Соответственно, увеличение их ко­личества приводит к усилению болевого синдрома в поражённом органе.

Учитывая, что органы малого таза имеют пере­крестную иннервацию, количество рецепторов к С-волокнам увеличивается не только в «первопричин­ном органе», но в тех, с которыми он связан перекрест­ной иннервацией - это перекрёстная сенситизация. Такая перекрёстная реакция характерна, например, для эндо- и миометрия, уротелия мочевого пузыря [9]. Однако большинство мышц не приспособлено к функционированию в условиях длительного тониче­ского напряжения, являющегося физиологическим ответом на болевое раздражение. Это приводит к по­явлению большого числа недоокисленных продуктов метаболизма в мышечной ткани - в мышце возникают вторичные расстройства: сосудистые, обменные, вос­палительные и, как следствие, формируются локаль­ные спазмированные зоны, которые получили на­звание «триггерных точек» (термин предложен Janet Travell, 1942г). Это уплотнения, ощущаемые при паль­пации и образованные напряжёнными мышечными волокнами. Таким образом, патогенез МФБС весьма сложен, но практически всегда возникшая и какое-то время существующая боль запускает порочный круг процессов, делающих её самоподдерживающейся даже в отсутствии первопричины.

К наиболее распространённым миофасциальным синдромам малого таза относят синдром леватора, синдром внутренней обтураторной мышцы и син­дром грушевидной мышцы

Синдром леватора связан со спазмом мышцы, поднимающей задний проход. По данным J. Rigaud этот синдром встречается в 100% случаев у пациентов с СХТБ и характеризуется болями в области заднего прохода и прямой кишки усиливающимися в положе­нии сидя, болезненностью при пальпации сфинктера. Синдром внутренней запирательной мышцы обуслов­лен спазмом m. obturatorius internus и проявляется чувство инородного тела в прямой кишке, болью в уретре и промежности [4][9].

В настоящее время единого мнения в отношении терапии СХТБ нет, так же, как и нет возможности в каждом конкретном случае точно определить пато­физиологические причины возникновения данного недуга [7][16].

Длительные курсы антибактериальной терапии до недавнего времени считались основой в лече­нии СХТБ. Однако исследования, проведённые при длительном использовании ряда антибиотиков, не показали значительного положительного результа­та. Результаты исследований использования альфа- адреноблокаторов, тоже весьма противоречивы. Так, Cheah P.Y. и др. в своих работах отмечают положитель­ный эффект от использования препаратов данной группы при СХТБ [15][17]. Alexander R.B. et al. в своей публикации, напротив, отмечают незначительный эф­фект от использования тамсулозина у больных с СХТБ [15].

Противовоспалительные препараты и иммуномо­дуляторы в качестве монотерапии многими авторами не рекомендуются ввиду незначительного нивелиро­вания симптомов [2][6][12]. Использование сочетания кортикостероидов с антибиотиками было предложе­но в качестве гипотезы Tomaskovic I. et al. [15][18]. Yang M.G. и et al. провели рандомизированное двойное слепое исследование, в котором отметили положи­тельный эффект в краткосрочной перспективе.

Иностранные авторы также отмечают, что такие виды лечения, как низкоинтенсивная ударно-волновая терапия, акупунктура, биологическая обратная связь, инвазивная нейромодуляция, использование инъек­ций препаратов ботулотоксина, требуют более тща­тельных исследований для подтверждения эффектив­ности их использования как в качестве монотерапии, так и в комбинации с другими методами лечения [2].

Также в качестве средств комплексной терапии СХТБ в литературе фигурируют миорелаксанты и анальгетики центрального действия, антидепрессан­ты, местные анестетики и противосудорожные пре­параты, используемые для терапии нейропатической боли [15].

Приведённые литературные данные демонстри­рует отсутствие общепринятого подхода к диагности­ке и лечению синдрома, равно как и к этиопатогене- тической сущности болевых ощущение в области таза. Очевидно, что окончательное разрешение комплекса противоречий - дело будущего. Однако актуальным остаётся вполне практический вопрос о лечении па­циентов с данной симптоматикой. В своей работе мы ставили целью улучшить результаты лечения паци­ентов страдающих СХТБ.

Материалы и методы

В исследование были включены 46 пациентов, проходивших курсовое лечение в урологической кли­нике ФГБОУ ВО «Астраханский государственный ме­дицинский университет» на базе ГБУЗ АО «Алексан- дро-Мариинская областная клиническая больница» с 2016 по август 2018 гг.

Это были мужчины в возрасте от 26 до 57 лет, средний возраст составил 32,0 ± 5,1 года.

Главный критерий включения пациентов в иссле­дование - наличие ведущей жалобы на длительно су­ществующие боли в области таза и/или промежности. Средняя продолжительность заболевания составляла 3,8±2,1 лет.

Исходя из концепции многофакторности синдро­ма хронической тазовой боли, всем пациентам прово­дили углублённое обследование с целью исключения «опасных» причин СХТБ, так называемых, «красных флажков» [5][7][19].

Диагностический комплекс включал установле­ние состояния предстательной железы и выражен­ности воспалительных изменений в ней и в мочевой системе: общий анализ крови и мочи, пальцевое рек­тальное исследование предстательной железы (ПЖ), трансректальное ультразвуковое исследование ПЖ (ТРУЗИ), определение объёма остаточной мочи, КТ забрюшинного пространства, МРТ таза, микроскопи­ческое исследование и бактериальный посев секрета ПЖ, микроскопическое исследование уретрального мазка и ПЦР-диагностика для исключения заболе­ваний, передающихся половым путём (ИППП). Всем пациентам старше 40 лет выполнялось исследова­ние уровня простатоспецифического антигена крови (ПСА).

В отдельных случаях, при подозрении на патоло­гию семенного бугорка, обследование расширялось за счёт выполнения диагностической уретроцистоскопии, позволившей в ряде случаев выявить гипертро­фию и воспалительные изменения семенного бугорка - такие пациенты в исследование не включались.

Дополнительным и специфическим для урологи­ческой практики элементом диагностики был актив­ный поиск у этих пациентов миофасциальных син­дромов таза для уточнения наличия и выраженности нейропатического болевого компонента. С этой це­лью пациенты осматривались на предмет выявления гипертонуса мышц таза и промежности, триггерных точек, заполняли опросник нейропатической боли (DN4), предназначенный для широкого использова­ния практическими врачами. DN4 был разработан как инструмент для диагностики и дифференциальной диагностики нейропатической боли.

Критериями исключения являлись острые уро­генитальные воспалительные процессы, инфекции, передающиеся половым путём, другие заболевания органов таза, сопровождающиеся болевым синдро­мом, включая сосудистую и онкологическую патоло­гию, заболевания нижнегрудного и пояснично-крест­цового отделов позвоночника, декомпенсированные состояния других органов и систем.

Тяжесть симптомов заболевания оценивалась по результатам тестирования с помощью опросника Международной шкалы оценки простатических сим­птомов (International Prostatic Symptom Score, IPSS) Степень выраженности болевых ощущений дополни­тельно оценивали по 10 балльной числовой рейтинго­вой шкале для боли (Numeric rating Scale for pain, NRS). Оценку симптоматики проводили 3-х кратно: да нача­ла лечения, в середине курса и по его завершению.

По результатам обследования у 20 пациентов (43,5%) были выявлены признаки воспалительного процесса в предстательной железе, у 26 (56,5%) - нет. В качестве критерия воспалительного процесса было принято обнаружение более 10 лейкоцитов в поле зрения при микроскопии секрета предстательной же­лезы, положительный результат бактериального посе­ва секрета предстательной железы.

Ведение пациентов было организовано следую­щим образом. Пациенты с доказанными воспалитель­ными изменениями в предстательной железе были разделены на две равные и сопоставимые группы: первая группа получала «стандартную» терапию хро­нического простатита (антибиотики, простатотропные препараты, средства улучшения микроциркуляции и иммунокоррекции, физиотерапевтическое лечение), во второй группе пациенты получали «стандартное» лечение в сочетании с проведением миофасцальных блокад и терапией нейропатической боли. Пациен­ты без воспалительных изменений в простате были объединены в третью группу и получали только ми­офасциальные блокады и терапию нейропатической боли, так как мы считаем неоправданным назначение в данном случае антибактериальной терапии.

В соответствии с результатами обследования пациентам выполнялись блокады m.levator ani, m. оbturatorius internus под электромиостимуляционным контролем. Последнее представляется весьма суще­ственным компонентом методики. Доступ к мышцам, расположенным в полости таза ограничен, поэтому использование электростимуляции наиболее простой способ контролировать положение иглы с целью уве­ренного введения препарата в целевую группу мышц. Сокращения m. levator ani, m. оbturatorius internus под действие электростимуляции определяется пальпаторно per rectum. С данной целью мы использовали электромиостимулятор отечественного производства.

Учитывая известные сложности использования препаратов ботулотоксина, для проведения миофасцильных блокад мы использовали раствор новокаина 0,5% 40-80 мл с добавлением 2-4 мг ропивакаина или лидокаина и 8 мг дексаметазона. Блокады выполня­лись с частотой 2 раза в неделю общим количеством 6 процедур и дополнялись пероральным приемом габапентина в стандартной дозировке (в первый день — 300 мг, во второй — 600 мг в 2 приема, в третий — 900 мг в 3 приёма, курсом 2 месяца)

В качестве клинико-диагностических критериев улучшения на фоне проводимой терапии были приня­ты: снижение интенсивности болевых ощущений по аналоговой шкале, уменьшение суммарного индек­са симптомов IPSS и улучшение качества жизни, для пациентов с установленным воспалительным процес­сом в предстательной железе - элиминация возбуди­теля при бактериологическом исследование секрета предстательной железы, уменьшение степени воспа­лительных изменений в секрете предстательной же­лезы (менее 10 лейкоцитов в поле зрения при микро­скопическом исследовании секрета ПЖ)

Статистическая обработка полученных данных проводилась по методу Стьюдента, различия в пока­зателях считали достоверными при p<0,05.

Результаты и обсуждение

При анализе полученных результатов, независи­мо от наличия или отсутствия воспалительного про­цесса, влияние болевых ощущений на суммарный балл симптоматики не выходит за рамки принятой по­грешности, одинакова и оценка интенсивности боли (таблица 1).

 

Таблица 1. Исходные характеристики групп пациентов, включённых в исследование

Table 1. Baseline characteristics of patient groups included in the study

Характеристики пациентов

Patient characteristics

1 группа

Group 1

2 группа

Group 2

3 группа

Group 3

Количество пациентов

Number of patients

10

10

26

Возраст, лет  

Age years

35

36

34

Длительность болевых ощуще­ний, лет

Duration of pain, years

2,6 лет

2,5 лет

2,4 года

Балл IPSS

IPSS score

25

26

25

Числовая рейтинговая шкала для боли

Numeric rating Scale for pain, NRS

5

5

5

Воспалительные изменения в предстательной железе

Inflammatory changes in the prostate

+

+

 -

Наличие миофасциальных синдромов таза

Presence of pelvic myofascial syndromes

+

+

+

Проводимая терапия Ongoing therapy

«Стандартная» терапия хронического простатита "Standard" therapy for chronic prostatitis

«Стандартная» терапия хронического простатита + миофасциальные бло­кады + терапия нейропатической боли "Standard" therapy of chronic prostatitis + myofascial blockade + neuropathic pain therapy

Миофасциальные блокады +/терапия ней­ропатической боли Myofascial blockade + neuropathic pain therapy

Хронические болевые ощущения наиболее часто локализовались в области промежности и в паховых зонах (40%), в надлонной области и в паховой зоне (32%), у 18% пациентов боли локализовались только в промежности и 10% пациентов отмечали мигриру­ющий характер болей, периодически возникающих в разных анатомических областях таза. Преимуществен­ная локализация болей никак не была связана с нали­чием или отсутствием воспалительного процесса. При наличии воспаления в предстательной железе при бактериологическом исследовании среди обнаружен­ных микроорганизмов наиболее часто встречались: E. coli - 26,8%, Enterobacter spp. - 16,0%, Enterococcus spp. - 14,6%, Staphylococcus spp. - 7,5%, Enterococcus faecalis - 6,3%.

Что касается диагностики миофасциальных син­дромов, то по нашим наблюдениям значимой кор­реляции такой симптоматики с воспалительным компонентом в простате также не выявлено - поло­жительные результаты разной степени выраженности встречались примерно в равной мере в обеих группах. Следует отметить, что выявление гипертонуса мышц и триггерных точек носит достаточно субъективный характер, учитывая практическую невозможность как-либо количественно охарактеризовать данное состо­яние.

Наиболее выраженный эффект от проведения миофасциальных блокад мы наблюдали у пациентов третьей группы, так как именно у них клиническая картина в наибольшей степени была обусловлена мышечно-тоническим компонентом (диаграммы 1, 2). Уменьшение выраженности болевого синдрома отмечалось, как правило, после первой процедуры, но было достаточно кратковременным, что обуслов­лено небольшим периодом действия используемых препаратов. В дальнейшем продолжительность и выраженность эффекта существенно возрастала, что, с одной стороны, связано с кумулятивным действием, конкретные механизмы которого требуют уточнения, но предположительно связаны с постепенно развива­ющейся десенсетизацией, с другой - с курсовым при­ёмом габапентина.

 

Диаграмма 1. Динамика индекса I-PSS в процессе лечения

Diagram 1.1-PSS index dynamics during of treatment

 

 

Диаграмма 2. Динамика индекса NRS в процессе лечения

Diagram 2. NRS index dynamics during of treatment

 

У пациентов второй группы, получавших анало­гичное лечение наряду со стандартной терапией, регресс симптоматики был более выражен, чем у пациентов, получавших только стандартное лечение, но уступал таковому у пациентов без воспалительных изменений в предстательной железе. Эффективность блокад в данном случае подтверждает факт наличия миофасциального компонента болевого синдрома при хроническом бактериальном простатите, а худ­шая в целом динамика, по сравнению с пациентами второй группы, согласуется с известными представле­ниями о сложности антибактериальной терапии про­статита и необходимости длительного курсового при­ёма антибиотиков.

В ходе проведения блокад в нескольких случаях отмечалась длительная болезненность в месте введе­ния препаратов; более серьёзных осложнений мы не наблюдали.

Заключение

Проблема выработки единого подхода к понима­нию СХТБ очевидно далека от разрешения - o6 этом свидетельствуют десятки теорий и гипотез его возник­новения.

Прогресс в этой области следует ожидать по мере совершенствования дифференциальной диагностики этих состояний, детализации клинической классифи­кации заболевания, накопления достоверных клини­ческих результатов, характеризующих эффективность и безопасность лекарственных средств. Однако уже сейчас коррекцию мышечно-тонических нарушений

при данном синдроме следует признать эффектив­ным и безопасным методом лечебного воздействия и рекомендовать данный метод к включению в ком­плексную терапию при СХТБ/хроническом простатите.

Список литературы

1. Протопопова Н.В., Коган А.С., Семендяев А.А., Бочков В.В. Современные представления об этиологии, патогенезе, диагностике и лечении хронической тазовой боли у женщин. Бюллетень ВСНЦ СО РАМН. 2005;6(44):180-190.

2. Извозчиков С.Б., Селицкий Г.В., Камчатнов П.Р. Синдром хронической тазовой боли. Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 2011;111(5):71-74.

3. Стефаниди А.В. Миофасциальные хронические тазовые боли у женщин. Бюллетень ВСНЦ СО РАМН. 2006;5(51):176-180.

4. Аполихина И.А., Миркин Я.Б., Эйзенах И.А., Малинина О.Ю., Бедретдинова Д.А. Тазовые дисфункции и болевые синдромы в практике уролога. Экспериментальная и клиническая урология. 2012;2:85-90

5. Сивков А.В., Ромих В.В., Захарченко А.В. Хронический простатит категории IIIВ/синдром хронической тазовой боли и сексуальные дисфункции. Андрология и генитальная хирургия. 2015;16(4):18-26. DOI: 10.17650/2070-9781-2015-16-4-18-26

6. Крючкова М.Н., Солдаткин В.А. Синдром хронической тазовой боли: психопатологические аспекты. Вестник урологии. 2017;5(1):52-63. DOI: 10.21886/2308-6424-2017-5-1-52-63

7. Извозчиков С.Б., Каприн А.Д. Синдром хронической тазовой боли: современные подходы к проблеме. Материалы Российского конгресса «Мужское здоровье» с международным участием; июнь 16-18, 2010; М.

8. Коган М.И., Белоусов И. И., Болоцков А.С. Артериальный кровоток в простате при синдроме хронической тазовой боли/ хроническом простатите. Урология. 2011;3:22-28.

9. Миркин Я.Б., Карапетян А.В., Шумов С.Ю. Интерстициальный цистит: дискуссия о патогенезе, диагностике и лечении. Часть 1. Экспериментальная и клиническая урология. 2017;4:96-100.

10. Strauss AC, Dimitrakov JD. New treatments for chronic prostatitis/chronic pelvic pain syndrome. Nat Rev Urol. 2010;7(3):127-35. DOI: 10.1038/nrurol.2010.4.

11. Bachar GN, Belenky A, Greif F, Atar E, Gat Y, Itkin M, Verstanding A. Initial experience with ovarian vein embolization for the treatment of chronic pelvic pain syndrome. Isr Med Assoc J. 2003;5(12):843-846. PMID: 14689749

12. Campbell-Walsh Urology. 11th Edition Review, 2nd Edition. 2016.

13. Болотов А.В., Извозчиков С.Б. Габапентин (нейронтин) в лечении невропатической тазовой боли/пудендоневропатии. Медицинская реабилитация пациентов с патологией опорно-двигательной и опорной систем: Материалы 7-й городской науч.-практ. конф.; Декабрь 20, 2006; М.

14. Engeler D (Chair), Baranowski AP, Borovicka J, Cottrell AM, Dinis-Oliveira P, Elneil S, Hughes J, Messelink EJ (Vice-chair), de C Williams AC. Guidelines Associates: Parsons B, Goonewardene S. EAU Guidelines on Chronic Pelvic Pain. European Association of Urology, 2018. Доступно по: https://uroweb.org/guideline/chronic-pelvic-pain/ Ссылка активна на 25.09.2018

15. Alexander RB, Propert KJ, Schaeff er AJ, Landis JR, Nickel JC, O’Leary MP, Pontari MA, McNaughton-Collins M, Shoskes DA, Comiter CV, Da???? a NS, Fowler JE Jr, Nadler RB, Zeitlin SI, Knauss JS, Wang Y, Kusek JW, Nyberg LM Jr, Litwin MS; Chronic Prostatitis Collaborative Research Network. Ciprofl oxacin or tamsulosin in men with chronic prostatitis/chronic pelvic pain syndrome: a randomized, double-blind trial. Ann Intern Med. 2004;141(8):581-589. PMID: 15492337

16. Извозчиков, С. Б. Невоспалительный синдром хронической тазовой боли у мужчин: неврологические аспекты урологической проблемы: Автореф. дис. … канд. мед. yаук. М.; 2007. Доступно по: http://medical-diss.com/medicina/nevospalitelnyy-sindrom-hronicheskoy-tazovoyboli-u-muzhchin-nevrologicheskie-aspekty-urologicheskoyproblemy Ссылка активна на 25.09.2018.

17. Cheah PY, Liong ML, Yuen KH, Teh CL, Khor T, Yang JR, Yap HW, Krieger JN. Terazosin therapy for chronic prostatitis/ chronic pelvic pain syndrome: a randomized, placebo controlled trial. J Urol. 2003;169(2):592-596. DOI: 10.1097/01.ju.0000042927.45683.6c

18. Tomaskovic I, Ruzic B, Trnski D, Kraus O. Chronic prostatitis/ chronic pelvic pain syndrome in males may be an autoimmune disease, potentially responsive to corticosteroid therapy. Med Hypotheses. 2009;72(3):261-262. DOI: 10.1016/j.mehy.2008.10.020.

19. Аляев Ю.Г., Винаров А.З., Пшихачев А.М., Варшавский В.А., Стойлов С.В. Хронический абактериальный проcтатит: все ли нам известно? Андрология и генитальная хирургия. 2010;3:90-94.


Об авторах

В. А. Круглов
ФГБОУ ВО «Астраханский государственный медицинский университет» МЗ РФ.
Россия

Круглов Владимир Александрович – к.м.н.; доцент кафедры урологии.

Астрахань.


Ф. Р. Асфандияров
ФГБОУ ВО «Астраханский государственный медицинский университет» МЗ РФ.
Россия

Асфандияров Фаик Растямович – д.м.н., доцент; заведующий кафедрой урологии.

Астрахань.


С. В. Выборнов
ФГБОУ ВО «Астраханский государственный медицинский университет» МЗ РФ.
Россия

Выборнов Сергей Владимирович – к.м.н.; ассистент кафедры урологии.

Астрахань.


К. С. Сеидов
ФГБОУ ВО «Астраханский государственный медицинский университет» МЗ РФ.
Россия

Сеидов Кафлан Султанович – к.м.н.; доцент кафедры урологии.

Астрахань.


Для цитирования:


Круглов В.А., Асфандияров Ф.Р., Выборнов С.В., Сеидов К.С. Лечение больных с синдромом хронической тазовой боли в одиночном центре. Вестник урологии. 2018;6(4):27-35. https://doi.org/10.21886/2308-6424-2018-6-4-27-35

For citation:


Kruglov V.A., Asfandiyarov F.R., Vybornov S.N., Seyidov K.S. Treatment of patients with chronic pelvic pain syndrome: result of single-center follow up study. Urology Herald. 2018;6(4):27-35. (In Russ.) https://doi.org/10.21886/2308-6424-2018-6-4-27-35

Просмотров: 5905


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2308-6424 (Online)