Preview

Вестник урологии

Расширенный поиск

Эффективность синтетического среднеуретрального слинга у пациенток со смешанной формой недержания мочи

https://doi.org/10.21886/2308-6424-2022-10-2-53-62

Полный текст:

Аннотация

Введение. Считается, что смешанное недержание мочи тяжелее поддаётся лечению, чем недержание мочи при напряжении и гиперактивный мочевой пузырь (ГАМп) по отдельности. Однако смешанная форма встречается у каждой третьей женщины с жалобами на инконтиненцию. Именно поэтому оценка эффективности трансобтураторного субуретрального слинга у пациенток со смешанной формой недержания мочи является актуальной задачей.
Цель исследования. Оценить эффективность трансобтураторного субуретрального слинга у пациенток со смешанной формой недержания мочи.
Материалы и методы. В когортном исследовании приняло участие 106 пациенток со смешанной формой недержания мочи. Для оценки субъективных данных использовались валидизированные опросники (Overactive bladder questionnaire/OABq, Urinary Distress Inventory, Short Form/UDI-6). Вторичная конечная точка – объективные данные комплексного уродинамического исследования спустя 2 – 12 месяцев после имплантации трансобтураторного субуретрального слинга: наличие фазовой, терминальной, стесс-индуцированной детрузорной гиперактивности.
Результаты. По данным оценки жалоб до операции по валидизированным опросникам, средний балл UDI- 6 составил 52,2 ± 16,3 баллов, OABq – 15,4 ± 5,4 баллов. после операции отмечалось снижение показателей опросника UDI6 до 19,4 ± 18,4 баллов и OABq до 9,6 ± 4,1 баллов, разница по обоим из них оказалась статистически значимой (p < 0,001). Терминальная гиперактивность до операции была у 44 (41,5%) пациенток, после операции – у 33 (31,1%) (p = 0,153). стресс-индуцированная гиперактивность мочевого пузыря наблюдалась у 27 (25,5%) до и 6 (5,7%) после операции соответственно (p < 0,001). При этом 72 (67,9%) пациентки отметили удовлетворённость проведённой операцией и готовность рекомендовать её подругам. у 26 (24,5%) больных операция не оказала значимого влияния на качество жизни, 8 (7,5%) – отметили ухудшение симптомов после проведённого лечения. Влияния установки слинга на течение ГАМп обнаружено не было.
Заключение. Установкой синтетического субуретрального слинга удалось улучшить качество жизни у большинства пациенток со смешанной формой недержания мочи.

Для цитирования:


Зайцева А.О., Волкова О.В., Лабетов И.А., Ковалев Г.В., Шкарупа Д.Д. Эффективность синтетического среднеуретрального слинга у пациенток со смешанной формой недержания мочи. Вестник урологии. 2022;10(2):53-62. https://doi.org/10.21886/2308-6424-2022-10-2-53-62

For citation:


Zaitseva A.O., Volkova O.V., Labetov I.A., Kovalev G.V., Shkarupa D.D. Efficacy of a synthetic middle urethral sling in patients with mixed urinary incontinence. Urology Herald. 2022;10(2):53-62. (In Russ.) https://doi.org/10.21886/2308-6424-2022-10-2-53-62

Введение

Недержание мочираспространённое заболевание, которому подвержено до 58% женщин [1]. Более чем у половины имеется смешанное недержание мочи, которое включает как симптомы стрессового недержания мочи (СНМ), так и симптомы гиперактивного мочевого пузыря (ГАМП). Смешанное недержание мочи определяется Международным обществом по удержанию мочи (International Continence Society/ICS) как жалоба на непроизвольное подтекание мочи при физической нагрузке, напряжении, чихании или кашле, а также императивные позывы, учащённое мочеиспускание, ургентное недержание мочи [2]. Согласно опросу NHANES, включающему данные 4,229 женщин старше 20 лет, эта форма встречается у каждой третьей женщины с жалобами на инконтиненцию [3]. Считается, что смешанное недержание мочи тяжелее поддаётся лечению, чем СНМ и ГАМП по отдельности [3-5]. Терапия первой линии может включать поведенческую терапию и тренировку мышц тазового дна, за которой следует медикаментозное лечение ГАМП, а также комбинация методов [6-9]. Однако многие женщины в итоге подвергаются хирургическому вмешательству с целью устранения анатомических причин недержания мочи при напряжении. Данных о влиянии установки субуретрального слинга на течение гиперактивности мочевого пузыря всё ещё недостаточно [6][7][9].

Цель исследования: оценить эффективность трансобтураторного субуретрального слинга у пациенток со смешанной формой недержания мочи.

Материалы и методы

В исследовании приняли участие женщины, страдающие смешанной формой недержания мочи, проходившие лечение в Клинике высоких медицинских технологий им. Н. И. Пирогова Санкт-Петербургского Государственного Университета в период с 2017 года по 2020 год. Средний возраст составил 58,6 ± 0,4 лет. Стрессовый компонент недержания мочи подтверждался на основании осмотра в гинекологическом кресле (кашлевая проба и проба Ulmsten), наличие детрузорной гиперактивности и ургентного недержания мочи определялось на основании многоканального уродинамического исследования. Данное исследование включало инвазивные и неинвазивные уродинамические методы диагностики: урофлоуметрию, цистометрию наполнения и цистометрию опорожнения (исследование давления-потока).

Значение детрузорного давления получено путём вычитания абдоминального давления из везикального. В свою очередь везикальное давление измерено посредством водно-перфузионного уродинамического катетера 8 Fr (Laborie Medical Technologies Inc., Mississauga, ON, Canada), установленного в просвете мочевого пузыря. Абдоминальное давление измерялось с помощью водно-перфузионного уродинамического катетера 10 Fr (Laborie Medical Technologies Inc., Mississauga, ON, Canada), установленного вагинально или ректально. Калибровка получаемых значений проверена с помощью кашлевой пробы до начала цистометрии наполнения (значения везикального и абдоминального давлений идентичны). Согласно Международному обществу по удержанию мочи (International Continence Society/ICS), подъём детрузорного давления в фазу наполнения расценивался как детрузорная гиперактивность (ДГ). Фазовая ДГ — волнообразный подъём давления в период покоя с/без потери мочи (рис. 1), стресс-индуцированная ДГ (рис. 2)  — волнообразный подъём давления с/без потери мочи в ответ на кашлевую пробу, терминальная ДГ (рис. 1) — подъём давления с неконтролируемым опорожнением мочевого пузыря. После подтверждения диагноза всем пациенткам производили имплантацию трансобтураторного субуретрального слинга по стандартизованной технологии.

Рисунок 1. Фрагмент результата многоканального комплексного уродинамического исследования: А)— фазовая детрузорная гиперактивность; Б — терминальная детрузорная гиперактивность

Figure 1. Fragment of a multichannel urodynamic testing results: A — phase detrusor overactivity; B — terminal detrusor overactivity

Рисунок 2. Фрагмент результата многоканального комплексного уродинамического исследования: А — кашель; Б — стресс-индуцированная детрузорная гиперактивность

Figure 2. Fragment of a multichannel urodynamic testing results: A — cough; B — stress-induced detrusor overactivity

Дизайн исследования

Ретроспективное когортное исследование. Данные о состоянии пациенток собирали из их медицинских карт с последующим формированием базы данных. Первичная конечная точка — субъективная оценка эффективности хирургического лечения смешанного недержания мочи. Для оценки субъективных данных использовали валидизированные опросники (Overactive bladder questionnaire (OABq), Urinary Distress Inventory, Short Form (UDI-6)). Вторичная конечная точка — объективные данные комплексного уродинамического исследования спустя 2 – 12 месяцев после имплантации трансобтураторного субуретрального слинга: наличие фазовой, терминальной, стесс-индуцированной детрузорной гиперактивности.

Методы статистического анализа

Для описания количественных переменных использовали среднее ± стандартное отклонение, для категориальных переменных абсолютные числа и проценты. Для сравнения количественных данных до и после лечения применяли критерий Wilcoxon для связанных выборок. В процессе когортного анализа использовали критерий рангов Kruskall-Wallis, а для анализа категориальных признаковточный критерий Fisher Различия считали статистически значимыми при p < 0,05. Для вычислений использовали язык R version 4.1.3 (The R Foundation for Statistical Computing, Vienna, Austria) [10].

Результаты

В исследование включены данные 106 пациенток, удовлетворяющих критериям включения в исследование.

Субъективные результаты

По данным оценки жалоб до операции по валидизированным опросникам, средний балл UDI-6 составил 52,2 ± 16,3 баллов, OABq15,4 ± 5,4 баллов. После операции отмечалось снижение показателей опросника UDI-6 до 19,4 ± 18,4 баллов и OABqдо 9,6 ± 4,1 баллов, разница оказалась статистически значимой (p < 0,001) по обоим из них (рис. 3). При этом 72 (67,9%) женщины отметили удовлетворённость проведённой операцией. У 26 (24,5%) операция не оказала значимого влияния на качество жизни. 8 (7,5%) отметили ухудшение симптомов после проведённого лечения (табл. 1).

Таблица 1. Субъективные результаты

Таблица 1. Subjective results

Показатель

Indicator

Улучшение

Feeling better

(n = 72)

Без изменений

No change

(n = 26)

Стало хуже

Feeling worse

(n = 8)

p

Возраст, лет

Age, years

57 ± 11

62 ± 8

64 ± 9

0,040

Рост, см

Height, cm

1,63 ± 0,06

1,63 ± 0,06

1,65 ± 0,09

0,6

Вес, кг

Weight, kg

78 ± 16

78 ± 15

95 ± 16

0,014

ИМТ, кг/м2

BMI, kg/m2

29,3 ± 5,2

29,4 ± 5,5

35,1 ± 6,1

0,016

UDI-6, баллы

UDI-6, points

54 ± 16

50 ± 15

43 ± 18

0,2

OAB, баллы

OAB, points

15,7 ± 5,2

13,5 ± 5,1

18,9 ± 6,4

0,029

Примечание. ИМТ — индекс массы тела; OABq — опросник для оценки симптомов гиперактивного мочевого пузыря (Overactive Bladder questionnaire); UDI-6 — опросник расстройств мочеиспускания, краткая форма (Urinary Distress Inventory, Short Form)

Notes. BMI — body mass index; OABq — Overactive Bladder questionnaire; UDI-6 — Urinary Distress Inventory, Short Form

Рисунок 3. Данные субъективной оценки эффективности терапии: А — оценка по опроснику расстройств мочеиспускания, краткая форма — Urinary Distress Inventory, Short Form (UDI-6); B — оценка по опроснику симптомов гиперактивного мочевого пузыря — Overactive Bladder questionnaire (OABq)

Figure 3. Data on subjective evaluation of the therapy effectiveness: A — evaluation according to the Urinary Distress Inventory, Short Form (UDI-6); B — evaluation according to the Overactive Bladder questionnaire (OABq)

Объективные результаты

По данным многоканального уродинамического исследования, функциональные показатели мочевого пузыря до и после операции изменились следующим образом: первое ощущение наполнения до лечения у пациенток проявлялось на объёме 80,3 ± 57,6 мл, в то время как после лечения оно составило 90,7 ± 37,8 мл, эти различия оказались статистически значимы (p < 0,001). Объём, на котором произошёл первый позыв, также изменился с 147,1 ± 86,5 мл до 158,8 ± 53,3 мл (p = 0,007). Ощущение сильного позыва до лечения появлялось на объёме 305,2 ± 106,0 мл, после лечения этот объём не изменился (313,3 ± 62,5 мл; p = 0,189). Максимальная цистометрическая ёмкость составила 399,2 ± 126,0 и 411,6 ± 93,3 мл соответственно (p = 0,002). Пиковая скорость изменилась с 30,4 ± 12,4 мл до 24,6 ± 9,7 мл (p < 0,001), средняя скорость не изменилась (до лечения12,9 ± 5,6 мл/с; после лечения12,2 ± 5,3 мл/с; p = 0,17). Максимальное детрузорное давление до операции составило 31,8 ± 12,7 мм вод. столба, после операции25,8 ± 5,5 мм вод. столба, (p < 0,001). Максимальное детрузорное давление в момент пиковой скорости мочеиспускания (PdetQmax) составило 26,4 ± 9,3 и 24,5 ± 5,1 мм вод. столба до и после операции (p = 0,057) соответственно (рис. 4). Непосредственно объём мочеиспускания после операции составил 333,4 ± 109,8 мл. Остаточный объём не изменился (до лечения2,9 ± 9,6 мл; после лечения3,2 ± 13,2 мл; p = 0,663).

Фазовая гиперактивность детрузора наблюдалась у 70 (66%) пациенток. После операции этот показатель составил 38 (35,8%) (p < 0,001). Терминальная гиперактивность до операции была у 44 (41,5%) пациенток, после операции33 (31,1%) (p = 0,153). Стресс-индуцированная гиперактивность мочевого пузыря наблюдалась у 27 (25,5%) до и 6 (5,7%) после операции соответственно (p < 0,001). Операция оказала влияние также на изменение комплаентности мочевого пузыря: у 32 (30,2%) пациенток была диагностирована низкая комплаентность, в то время как после операции она определялась у 27 (25,5%) (p = 0,54) (табл. 2).

Таблица 2. Объективные результаты

Тable 2. Objective results

Показатель

Indicator

Улучшение

Feeling better

(n = 72)

Без изменений

No change

(n = 26)

Стало хуже

Feeling worse

(n = 8)

p

Фазовая ДГ, n (%)

Phase DOA, n (%)

 

 

 

0,001

Да | Yes

19 (26)

12 (46)

7 (88)

 

Нет | No

53 (74)

14 (54)

1 (12)

Терминальная ДГ, n (%)

Terminal DOA, n (%)

 

 

 

0,057

Да | Yes

18 (25)

13 (50)

2 (25)

 

Нет | No

54 (75)

13 (50)

6 (75)

Стресс-индуцированная ДГ, n (%)

Stress-induced DOA, n (%)

 

 

 

0,600

Да | Yes

4 (5,6)

1 (3,8)

1 (12)

 

Нет | No

68 (94)

25 (96)

7 (88)

Низкая комплаентность, n (%)

Low compliance, n (%)

 

 

 

0,200

Да | Yes

19 (26)

8 (31)

0 (0)

 

Нет | No

53 (74)

18 (69)

8 (100)

 

Первое ощущение, мл

First sensation, ml

94 ± 37

85 ± 42

78 ± 32

0,400

Первый позыв, мл

First desire, ml

162 ± 49

161 ± 66

126 ± 33

0,200

Сильный позыв, мл

Strong desire, ml

316 ± 53

316 ± 84

276 ± 57

0,200

Максимальная ёмкость, мл

Maximum capacity, ml

421 ± 84

403 ± 116

351 ± 71

0,110

 

pDet-max, mmH20

25,4 ± 5,1

25,5 ± 5,5

30,1 ± 7,2

0,064

pDet@Qmax, mmH20

24,5 ± 5,4

24,1 ± 4,5

26,1 ± 5,1

0,600

Qmax, ml/sec

26 ± 10

22 ± 8

18 ± 5

0,042

Qaver, ml/sec

12,8 ± 5,5

11,5 ± 4,6

8,5 ± 3,4

0,065

Остаточный объём, мл

Post-void residual, ml

3 ± 13

3 ± 14

8 ± 16

0,500

Объём мочеиспускания, мл

Urination volume, ml

347 ± 119

318 ± 84

261 ± 63

0,079

Примечание. ДГ — детрузорная гиперактивность; pDet@Qmax — давление детрузора, достигаемое при максимальном потоке мочи; pDetmax — максимальное детрузорное давление

Notes. DOA — detrusor overactivity; pDet@Qmax — detrusor pressure achieved at maximum urine flow; pDet-max — maximum detrusor pressure

Рисунок 4. Данные об изменении уродинамических показателей во время цистометрии до и после хирургии — чувствительности и объёма мочевого пузыря, детрузорного давления: A — первое ощущение; B — первый позыв; С — сильный позыв; D — максимальная ёмкость мочевого пузыря; E —максимальное детрузорное давление (pDet-max); F — детрузорное давление, достигаемое при максимальном потоке мочи (pDet@Qmax)

Figure 4. Data on shifts in urodynamic parameters during cystometry before and after surgery — bladder sensitivity and volume, detrusor pressure: A — first sensation; B — first desire; C — strong desire; D — maximum bladder capacity; E — maximum detrusor pressure (pDet-max); F — detrusor pressure achieved at maximum urine flow (pDet@Qmax)

Обсуждение

Смешанное недержание мочи остаётся малоизученной и неоднозначной проблемой современной урогинекологии. Поскольку недостаточно данных о патофизиологии заболевания лечение не может быть стандартизовано [11]. На сегодняшний день диагностика смешанного недержания мочи основана на симптомах и объективных данных уродинамического исследования. В зависимости от преобладающей формы недержания мочи тактика лечения может быть разной. При преобладании ургентного компонента первой линией лечения является поведенческая терапия, тренировки мышц тазового дна и медикаментозная терапия. При преобладании стрессового компонента первой линией терапии допускается хирургическое лечение в объёме установки среднего субуретрального слинга.

В настоящем исследовании выявление детрузорной гиперактивности при уродинамическом исследовании, вероятно, влияет на исход лечения, как было показано в предыдущих исследованиях [8][12]. Наличие гиперактивности мочевого пузыря негативно сказывается как на объективных и субъективных результатах на ранних сроках после хирургического лечения недержания мочи с использованием среднего субуретрального слинга, так и на долгосрочном результате [12]. J.L. Gleason et al. (2015) сообщили о 64% против 84,5% успеха среднего субуретрального слинга у женщин со смешанной формой и «чистой» стрессовой формой недержания мочи соответственно. Тем не менее, у женщин со смешанной формой недержания мочи отмечалось уменьшение проявления всех симптомов, улучшение качества жизни, что аналогично улучшению качества жизни у пациентов недержания мочи при напряжении [13]. F. Natale et al. (2018) отметили, что пациенту со смешанной формой недержания мочи может быть рекомендована операция по поводу стрессового компонента после безуспешного применения консервативной терапии [14].

Небольшая серия исследований с участием 42 женщин со смешанной формой недержания мочи после проведения хирургического лечения демонстрирует, что уродинамическое исследование позволяет более точно прогнозировать его результат [15]. Авторы убеждены, что направление будущих исследований эффективности среднего субуретрального слинга при смешанном недержании мочи должно быть основано на уродинамических результатах. К такому же выводу мы пришли в результате нашего исследования: пациентам со смешанной формой недержания мочи необходимо проводить уродинамическое исследования для определения возможных прогнозов эффективности операции по устранению стрессового компонента недержания мочи и уменьшению симптомов ГАМП.

Другое исследование показало, что менопауза и возраст >60 лет являются факторами риска снижения эффективности установки среднеуретрального слинга [14]. К такому же выводу пришли авторы норвежского исследования. Авторы установили, что женщины в возрасте до 60 лет имели меньше послеоперационных осложнений, связанных с недержанием мочи, а женщины в возрасте 60 лет и старше были менее удовлетворены хирургическим лечением [16]. Следовательно, крайне важно учитывать наличие факторов риска снижения эффективности операции на этапе предоперационного консультирования. В проведённом нами исследовании было продемонстрировано, что возраст пациенток, избыточная масса тела, а также исходно высокий уровень баллов по опроснику OABq могут являться факторами, существенно ухудшающими прогноз проведения операции.

Несмотря на то, что мы получили статистически значимые отличия по уродинамическим показателям, все они характеризуются большой вариабельностью. Например, установка субуретрального слинга вызывает появление клинически незначимой инфравезикальной обструкции, проявляющейся снижением пиковой скорости. Однако, это снижение не следует считать клинически значимым ввиду отсутствия увеличения остаточного объёма мочи после операции. Установка субуретрального слинга не оказывала влияние на изменение максимального детрузорного давления, а также максимального детрузорного давления в момент пиковой скорости.

Исследование следует рассматривать в свете некоторых ограничений. Ретроспективный характер исследования, а также отсутствие группы контроля не позволяют в полной мере экстраполировать результаты на всю генеральную совокупность.

Заключение

Установка синтетического субуретрального слинга продемонстрировала значимое улучшение субъективных показателей у большинства пациенток со смешанной формой недержания мочи. Исходно возраст более 60 лет, наличие высокого ИМТ и исходно высоких баллов опросника OAB могут являться факторами, ухудшающими прогноз. При этом мы не обнаружили значимого влияния операции на гиперактивность детрузора. Для подтверждения полученных результатов требуются многоцентровые рандомизированные исследования.

Список литературы

1. Minassian VA, Bazi T, Stewart WF. Clinical epidemiological insights into urinary incontinence. Int Urogynecol J. 2017;28(5):687-696. DOI: 10.1007/s00192-017-3314-7.

2. Abrams P, Cardozo L, Fall M, Griffiths D, Rosier P, Ulmsten U, Van Kerrebroeck P, Victor A, Wein A; Standardisation Sub-Committee of the International Continence Society. The standardisation of terminology in lower urinary tract function: report from the standardisation sub-committee of the International Continence Society. Urology. 2003;61(1):37-49. DOI: 10.1016/s0090-4295(02)02243-4.

3. Dooley Y, Lowenstein L, Kenton K, FitzGerald M, Brubaker L. Mixed incontinence is more bothersome than pure incontinence subtypes. Int Urogynecol J Pelvic Floor Dysfunct. 2008;19(10):1359-62. DOI: 10.1007/s00192-008-0637-4.

4. Dmochowski R, Staskin D. Mixed incontinence: definitions, outcomes, and interventions. Curr Opin Urol. 2005;15(6):374- 9. DOI: 10.1097/01.mou.0000183946.96411.76.

5. Myers DL. Female mixed urinary incontinence: a clinical review. JAMA. 2014;311(19):2007-14. DOI: 10.1001/jama.2014.4299.

6. Kobashi KC, Albo ME, Dmochowski RR, Ginsberg DA, Goldman HB, Gomelsky A, Kraus SR, Sandhu JS, Shepler T, Treadwell JR, Vasavada S, Lemack GE. Surgical Treatment of Female Stress Urinary Incontinence: AUA/SUFU Guideline. J Urol. 2017;198(4):875-883. DOI: 10.1016/j.juro.2017.06.061.

7. Abrams P, Andersson KE, Birder L, Brubaker L, Cardozo L, Chapple C, Cottenden A, Davila W, de Ridder D, Dmochowski R, Drake M, Dubeau C, Fry C, Hanno P, Smith JH, Herschorn S, Hosker G, Kelleher C, Koelbl H, Khoury S, Madoff R, Milsom I, Moore K, Newman D, Nitti V, Norton C, Nygaard I, Payne C, Smith A, Staskin D, Tekgul S, Thuroff J, Tubaro A, Vodusek D, Wein A, Wyndaele JJ; Members of Committees; Fourth International Consultation on Incontinence. Fourth International Consultation on Incontinence Recommendations of the International Scientific Committee: Evaluation and treatment of urinary incontinence, pelvic organ prolapse, and fecal incontinence. Neurourol Urodyn. 2010;29(1):213-40. DOI: 10.1002/nau.20870.

8. Kammerer-Doak D, Rizk DE, Sorinola O, Agur W, Ismail S, Bazi T. Mixed urinary incontinence: international urogynecological association research and development committee opinion. Int Urogynecol J. 2014;25(10):1303-12. DOI: 10.1007/s00192-014-2485-8.

9. Welk B, Baverstock RJ. The management of mixed urinary incontinence in women. Can Urol Assoc J. 2017;11(6Suppl2):S121-S124. DOI: 10.5489/cuaj.4584.

10. Core Development Team R. A Language and Environment for Statistical Computing. vol. 2. Vienna, Austria: R Foundation for Statistical Computing; 2020.

11. Wu SP, Lo TS, Pue LB, Cortes EF, Lu MH, Al-Kharabsheh AM, Lin yH. Outcome after conservative management for mixed urinary incontinence. J Obstet Gynaecol Res. 2015;41(2):269-76. DOI: 10.1111/jog.12526.

12. Balachandran A, Duckett J. Does the diagnosis of detrusor overactivity affect the long-term prognosis of patients treated with a retropubic midurethral sling? Int Urogynecol J. 2016;27(12):1913-1918. DOI: 10.1007/s00192-016-3058-9.

13. Gleason JL, Parden AM, Jauk V, Ballard A, Sung V, Richter HE. Outcomes of midurethral sling procedures in women with mixed urinary incontinence. Int Urogynecol J. 2015;26(5):715-20. DOI: 10.1007/s00192-014-2580-x.

14. Natale F, Illiano E, La Penna C, Balsamo R, Costantini E. Mixed urinary incontinence: A prospective study on the effect of trans-obturator mid-urethral sling. Eur J Obstet Gynecol Reprod Biol. 2018;221:64-69. DOI: 10.1016/j.ejogrb.2017.12.003.

15. Salinas-Casado J, Méndez-Rubio S, Pesquera-Ortega L, Vírseda-Chamorro M, Gutiérrez-Martín P, Resel-Folkersma L, Esteban-Fuertes M, Moreno-Sierra J. Utilidad de la urodinámica en el tratamiento de la incontinencia urinaria femenina mixta con slings suburetrales [Usefulness of urodynamics in the treatment of mixed urinary incontinence in women with suburethral slings]. Arch Esp Urol. 2016;69(4):172-7. (In Spanish). PMID: 27225054.

16. Engen M, Svenningsen R, Schiøtz HA, Kulseng-Hanssen S. Mid-urethral slings in young, middle-aged, and older women. Neurourol Urodyn. 2018;37(8):2578-2585. DOI: 10.1002/nau.23583.


Об авторах

А. О. Зайцева
ФГБОУ ВО «Санкт-Петербургский государственный университет»; АО «Северо-Западный Центр доказательной медицины»
Россия

Анастасия Олеговна Зайцева – врач-уролог клиники высоких медицинских технологий им. Н.И. Пирогова; врач-уролог 

199034, г Санкт-Петербург, Университетская наб., д. 7 – 9

198095, г. Санкт-Петербург, пл. Стачек, д. 5



О. В. Волкова
ФГБОУ ВО «Санкт-Петербургский государственный университет»
Россия

Ольга Владимировна Волкова – врач-ординатор клиники высоких медицинских технологий им. Н.И. Пирогова

199034, г Санкт-Петербург, Университетская наб., д. 7 – 9



И. А. Лабетов
ФГБОУ ВО «Санкт-Петербургский государственный университет»
Россия

Иван Антонович Лабетов – врач-ординатор клиники высоких медицинских технологий им. Н.И. Пирогова

199034, г Санкт-Петербург, Университетская наб., д. 7 – 9



Г. В. Ковалев
ФГБОУ ВО «Санкт-Петербургский государственный университет»; АО «Северо-Западный Центр доказательной медицины»
Россия

Глеб Валерьевич Ковалев – врач-уролог клиники высоких медицинских технологий им. Н.И. Пирогова; врач-уролог

199034, г Санкт-Петербург, Университетская наб., д. 7 – 9

198095, г. Санкт-Петербург, пл. Стачек, д. 5



Д. Д. Шкарупа
ФГБОУ ВО «Санкт-Петербургский государственный университет»; АО «Северо-Западный Центр доказательной медицины»
Россия

Дмитрий Дмитриевич Шкарупа – доктор медицинских наук; заместитель директора по организации медицинской помощи клиники высоких медицинских технологий им. Н.И. Пирогова; врач-уролог

199034, г Санкт-Петербург, Университетская наб., д. 7 – 9

198095, г. Санкт-Петербург, пл. Стачек, д. 5



Рецензия

Для цитирования:


Зайцева А.О., Волкова О.В., Лабетов И.А., Ковалев Г.В., Шкарупа Д.Д. Эффективность синтетического среднеуретрального слинга у пациенток со смешанной формой недержания мочи. Вестник урологии. 2022;10(2):53-62. https://doi.org/10.21886/2308-6424-2022-10-2-53-62

For citation:


Zaitseva A.O., Volkova O.V., Labetov I.A., Kovalev G.V., Shkarupa D.D. Efficacy of a synthetic middle urethral sling in patients with mixed urinary incontinence. Urology Herald. 2022;10(2):53-62. (In Russ.) https://doi.org/10.21886/2308-6424-2022-10-2-53-62

Просмотров: 230


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2308-6424 (Online)