Preview

Вестник урологии

Расширенный поиск

Урогенитальный туберкулёз у детей 0 - 14 лет в структуре прочих локализаций туберкулёза

https://doi.org/10.21886/2308-6424-2021-9-2-34-44

Полный текст:

Аннотация

Введение. Урогенитальный туберкулёз занимает одну из лидирующих позиций в структуре внелёгочного туберкулёза. Туберкулёз почек и половых органов до сих пор имеет ряд особенностей: существует разный подход к его определению в разных странах, отсутствует скрининг, диагностика крайне трудна и требует финансовых затрат, а бактериологическая верификация не превышает 46%, в лечении применяются сложные восстановительно-реконструктивные операции, при этом доля пациентов с изолированными внелёгочными локализациями среди больных туберкулёзом невысока.

Цель исследования. Изучить структуру туберкулёза у детей с выделением места внелёгочных форм в сложившихся условиях для определения вектора развития профилактической и диагностической работы.

Материалы и методы. Проведено ретроспективное двухэтапное исследование в период с 1989 по 2018 год среди детей в возрасте 0 - 14 лет, находившихся на стационарном лечении. На первом этапе оценена структура клинических форм туберкулёза у 2306 детей, сформированы три группы сравнения в соответствии с десятилетними временными периодами и на втором, выделены четыре группы по возрастному признаку: раннего возраста, дошкольного возраста, младшего школьного, препубертатного возраста. Полученные в ходе исследования данные статистически обработаны с помощью пакета прикладных программ «Microsoft Office 2007», Biostat 2009. Различия между группами определялись с использованием критерия χ2, а значимыми различиями считались при значении критерия p <0,05.

Результаты. Выяснено, что на протяжении всего периода наблюдения в регионе преобладающей локализацией специфического процесса был туберкулёз органов дыхания, а доля изолированных внелёгочных поражений у детей снизилась с 11,1% в период с 1999 по 2008 год до 3,4% в период с 2009 по 2018 год (p = 0,000), из них самой частой локализацией туберкулёза (60,4 - 77,8% случаев) остаётся туберкулёз мочевой системы. В динамике с 1989 по 2018 год увеличивалось количество случаев заболевания сочетанными формами туберкулёза (с 3,1% до 7,2%; p = 0,000), в основном из-за установления нескольких локализаций поражения. Значительно отличалась частота бактериологического подтверждения диагноза при разных локализациях специфического процесса. У детей сравниваемых периодов детства преобладающей локализацией специфического процесса был изолированный туберкулёз органов дыхания, а изолированные внелёгочные локализации процесса чаще встречались в возрастных группах 7 - 11 и 12 - 14 лет, где на его долю приходилось 10,8 - 12,4% случаев заболевания туберкулёзом (р = 0,000). От возраста ребёнка зависела и локализация внелёгочного процесса, так у детей раннего возраста чаще развивалось поражение костно-суставной системы, у детей дошкольного возраста - мочеполовой и лимфатической (периферическая лимфоаденопатия) систем, у младших школьников и дошкольников - мочеполовой системы. Частота бактериологического подтверждения диагноза «внелёгочный туберкулёз» возрастала с возрастом ребёнка. Сочетанные формы специфического процесса чаще отмечались в возрастной группе 7 - 11 лет, в остальных группах их доля была - 77,4%, 87,1% и 95,0% случаев. Туберкулёз с поражением органов дыхания и других органов подтверждался бактериологически чаще в возрастной группе 7 - 11 лет (19,4%), а в группе 12 - 14 лет - в 12,9%, 4 - 6 лет - 10,0%, раннего возраста - 9,7%, что значительно чаще, чем подтверждение изолированного туберкулёза органов дыхания.

Выводы. Внелёгочной туберкулёз в целом и урогенитальный туберкулёз в частности в педиатрической практике не утратил своих эпидемиологических позиций. Благодаря широкому внедрению в клиническую практику аллергена туберкулёзного рекомбинантного и компьютерной томографии внелёгочной туберкулёз стал чаще выявляться в сочетании с туберкулёзом органов дыхания. Среди внелёгочных форм преобладал мочеполовой туберкулёз, который, в отличие от поражения других органов, можно верифицировать микробиологически и патоморфологически. Повышение уровня осведомлённости педиатров и фтизиопедиатров о частоте встречаемости внелёгочных форм туберкулёза позволяет сформировать настороженность в плане возможности их развития и своевременно выявлять заболевание на ранней стадии.

Для цитирования:


Дроздецкая И.В., Мордык А.В., Поркулевич Н.И. Урогенитальный туберкулёз у детей 0 - 14 лет в структуре прочих локализаций туберкулёза. Вестник урологии. 2021;9(2):34-44. https://doi.org/10.21886/2308-6424-2021-9-2-34-44

For citation:


Drozdetskaya I.V., Mordyk A.V., Porkulevich N.I. Urogenital tuberculosis in children 0 - 14 years old in the structure of other localizations of tuberculosis. Vestnik Urologii. 2021;9(2):34-44. (In Russ.) https://doi.org/10.21886/2308-6424-2021-9-2-34-44

ВВЕДЕНИЕ

Целью Всемирной организации здравоохранения в рамках реализации Новой Глобальной стратегии по туберкулёзу является ликвидация глобальной эпидемии заболевания, а именно снижение смертности от туберкулёза на 95% и уменьшение числа новых случаев заболевания на 90% за период с 2015 по 2035 год1. Современная эпидемиологическая обстановка по туберкулёзу в России характеризуется стойким снижением заболеваемости туберкулёзом, однако ситуация осложняется наслоившейся эпидемией ВИЧ-инфекции и ростом числа случаев туберкулёза с множественной лекарственной устойчивостью возбудителя [1][2][3][4][5]. Во всем мире структура туберкулёза у детей представлена лёгочными и внелёгочными формами: соответственно 60 – 80% и 20 – 30% от общего количества случаев [6].

Внелёгочный туберкулёз (ВЛТ) относится к числу «неудобной» патологии для организаторов здравоохранения: существует разный подход к его определению в разных странах, отсутствует скрининг, диагностика крайне трудна и требует финансовых затрат, а бактериологическая верификация не превышает 46% [7][8][9][10][11][12][13][14][15]. В запущенных случаях применяются сложные восстановительно-реконструктивные операции [16], при этом доля пациентов с изолированными внелёгочными локализациями среди больных туберкулёзом не высока [17]. Диспансерный учёт клинических форм туберкулёза предполагает регистрацию случаев заболевания по ведущей локализации, которой обычно выступает туберкулёз органов дыхания [14][15][16][17][18][19][20][21][22][23][24][25]. На фоне неудовлетворительных знаний по проблеме как специалистов, так и населения, недостаточного коечного фонда и его слабого оснащения, низкой выявляемости больных, неукомплектованности штатного расписания следует избегать сокращения ставок специалистов по ВЛТ, на подготовку которых уходят годы [7][17].

В связи с этим, целью настоящего исследования стало изучение структуры туберкулёза у детей, что является актуальной проблемой для определения вектора развития профилактической и диагностической работы.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ

Проведено ретроспективное двухэтапное исследование в период с 1989 по 2018 год среди детей города Омска и Омской области в возрасте 0 – 14 лет, находившихся на стационарном лечении в БУЗОО «Специализированная детская туберкулёзная клиническая больница». На первом этапе оценена структура клинических форм туберкулёза у 2306 детей, сформированы три группы сравнения в соответствии с десятилетними временными периодами: I период (с 1989 по 1998 год) – 686 детей; II период (с 1999 по 2008 год) – 823 ребёнка, III период (с 2009 по 2018 год) – 797 детей. На втором этапе выделены четыре группы по возрастному признаку: раннего возраста (0 – 3 года) – 400 (17,35%) пациентов, дошкольного возраста (4 – 6 лет) – 668 (28,97%) детей, младшего школьного (7 – 11 лет) – 762 (33,04%) ребёнка, препубертатного возраста (12 – 14 лет) – 476 (20,64%) человек.

Методы статистического анализа. Полученные в ходе исследования данные статистически обработаны с помощью пакета прикладных программ «Microsoft Office 2007», Biostat 2009. Различия между группами определялись с использованием критерия χ2. Нулевая гипотеза об отсутствии различий отвергалась при значении критерия p <0,05.

РЕЗУЛЬТАТЫ

При анализе возрастного состава было выявлено увеличение среди заболевших доли детей раннего возраста, каждый пятый ребёнок был в возрасте до 3 лет (χ2= 24,547; p = 0,000), 9,9% приходилось на долю детей первого года жизни (табл. 1). Число дошкольников в группах сравнения колебалось от 27% до 32,2% (χ2= 28,23; p =0,070). В сравнении с первым временным периодом в настоящее время происходит уменьшение доли с 33% до 28,5% детей младшего школьного возраста (χ2= 14,255; p = 0,000), и, напротив, отмечается прирост среднего возраста школьников (12 – 14 лет) с 16% до 21,7% (χ2= 12,827; p = 0,002). Основную массу среди заболевших туберкулёзом в последнее время составляли дети 4 – 11 лет.

Таблица 1. Возрастной состав больных туберкулёзом детей в период 1989 – 2018 годы
Table 1. Age distribution of children with tuberculosis from 1989 to 2018

Структура клинических форм туберкулёза у детей за всё время наблюдения представлена на рисунке 1. Чаще всего диагностировали туберкулёз органов дыхания (ТОД), в период с 2009 по 2018 год – в 89,6% случаев (χ2= 10,723; p = 0,005). Частота изолированных внелёгочных форм снижалась с 11,1% до 3,4% (χ2= 34,694; p = 0,000). Генерализация туберкулёзного процесса в период с 2009 по 2018 год регистрировалась в 2,5 раза чаще и доходила до 7% случаев (χ2=13,198; p = 0,001). Увеличилась с 4,5% до 8,0% доля детей, имевших осложнения туберкулёза (χ2= 10,124; p = 0,006).

Рисунок 1. Распределение клинических форм туберкулёза у детей 0 – 14 лет в сравниваемые периоды (%)
Figure 1. Distribution of clinical forms of tuberculosis in children 0 – 14 years in the compared periods (%)

В структуре ТОД у детей во всех группах преобладал туберкулёз внутригрудных лимфоузлов (ТВЛУ) со снижением доли с 77,3% до 70,1% (χ2=10,711; p = 0,005) (табл. 2). Первичный туберкулёзный комплекс (ПТК) в сравниваемые периоды встречался в 18,8% случаев. Такая форма специфического процесса, как очаговый туберкулёз, стала отмечаться в 2,5 раза реже (1,5% и 3,6%, χ2= 13,933; p = 0,000). Увеличилась с 1% до 7,1% доля инфильтративного туберкулёза лёгких (χ2=38,477; p = 0,000), продолжали регистрировать в единичных случаях и другие формы ТОД, но доля их в разные годы не превышала 1,5%. Бактериовыделение среди больных ТОД зафиксировано с увеличением до 6,4% в период с 2009 по 2018 год (χ2= 25,476; p = 0,000). Осложнённое течение ТОД в период 2009 – 2018 годы стало отмечаться в 2 раза чаще (4,5%, 5% и 8% соответственно, χ2=10,124; p = 0,006).

Таблица 2. Структура туберкулёза органов дыхания у детей в сравниваемые периоды наблюдения
Table 2. The structure of respiratory tuberculosis in children during the compared observation periods

Изолированные внелёгочные формы туберкулёза у детей стали устанавливать реже. В структуре всегда лидирующее место занимал туберкулёз мочеполовой системы. В первый временной отрезок зарегистрировано 40 случаев из 55 заболевших изолированными внелёгочными формами, во второй период – 55 из 91 случая, в 2009 – 2018 годы – 21 случай из 27 больных (χ2=4,009; p = 0,135) (табл. 3).

Таблица 3. Структура изолированного внелёгочного туберкулёза у детей в сравниваемые периоды наблюдения
Table 3. Structure of isolated extrapulmonary tuberculosis in children during the compared observation periods

Туберкулёз других органов выявляли значительно реже: так, в последнем десятилетнем периоде доля туберкулёза периферических лимфатических узлов уменьшилась в 6 раз (21,8%, 19,6% и 3,7% соответственно, χ2= 4,492; p = 0,106). Туберкулёз кожи и подкожной клетчатки в группах встречался по 1 случаю (1,1% и 3,7%, χ2= 2,179; p = 0,336). Абдоминальный туберкулёз диагностировали только в период 1989 – 2008 годы (χ2 = 6,064; p = 0,048). Туберкулёз костей и суставов был зафиксирован от 2 до 8 случаев из числа заболевших в группах (χ2= 3,169; p = 0,205). Бактериовыделение среди детей с изолированным внелёгочным туберкулёзом относительно пациентов с ТОД выявлялось значительно чаще. В период 1989 – 1998 годы это соотношение составило 4,5:1 (соответственно 14,55% и 3,21% случаев), в период 1999 – 2008 годы – 12,9:1 (соответственно 21,98% и 1,7% случаев), а в период 2009 – 2018 годы – 4,6:1 (соответственно 29,63% и 6,4% случаев). Среди детей с изолированным внелёгочным процессом выделение возбудителя заболевания во временной перспективе обнаружилось в 2 раза выше: в период 2009 – 2018 годы бактериовыделителей было 29,63%, а во временной отрезок 1989 – 1998 годы – 14,55% случаев (χ2= 6,352; p = 0,042).

Уровень генерализованного туберкулёза в период 2009 – 2018 годы вырос с 3,1% до 7,0% (χ2 = 13,198; p = 0,001), бактериовыделение у детей с данной клинической формой зафиксировано в 16,7% случаев (табл. 4). На протяжении 30-летнего периода наблюдения диагноз «туберкулёзный менингит» выставлен 5 детям, а «диссеминированный туберкулёз лёгких» установлен 6 пациентам. В последний период наблюдения по отношению к периоду 1999 – 2008 годы их доля в структуре генерализованных форм снизилась соответственно до 3,6% и 5,4% заболевших. Врождённый туберкулёз, представленный сочетанием ТОД в виде диссеминированного процесса в лёгких, сочетанного с менингоэнцефалитом и абдоминальным туберкулёзом с поражением печени и селезёнки, определен у 1 ребёнка (1,79%) в период с 2009 по 2018 год. От общего числа заболевших у 6,3% регистрировалось сочетание туберкулёза органов дыхания с внелёгочной локализацией, в структуре генерализованного туберкулёза такие сочетания отмечены с частотой от 86,1% до 95,2% случаев (χ2= 11,685; p = 0,003).

 

Таблица 4. Структура генерализованного туберкулёза среди детей в сравниваемые временные периоды
Table 4. Structure of generalized tuberculosis among children in the compared periods

При изучении структуры клинических форм туберкулёзного процесса установлено, что туберкулёзная интоксикация диагностирована преимущественно у детей 0 – 11 лет и в разных возрастных группах на её долю приходилось не более 0,2 – 0,3% случаев (χ2= 1,333; p = 0,987) (табл. 5).

Таблица 5. Структура локализаций туберкулёза у детей в разных возрастных группах
Table 5. Structure of tuberculosis localization in different age groups

Все клинические формы специфического процесса с поражением лёгочной ткани чаще всего развивалась у детей 4 – 6 лет (93,6%, χ2= 46,209; p = 0,000), в то время в других возрастах на его долю приходилось от 81,1% до 89,5% случаев. Выделение возбудителя у лиц с ТОД регистрировали у 2% детей раннего возраста, у 2,4% дошкольников, у 4% младшего школьного возраста и 8,6% детей 12 – 14 лет (χ2= 34,694; p = 0,000). Осложнённое течение заболевание наблюдали у 4,2% пациентов в возрасте 4 – 6 лет; среди детей 0 – 3 лет осложнения развивались у каждого десятого ребёнка (11,5%, χ2= 20,783; p = 0,000).

Изолированные внелёгочные формы с возрастом регистрировали чаще. Так, у пациентов раннего возраста их доля составила 2,5% случаев, в то время как в группе препубертатного возраста – уже 12,4% случаев (χ2= 59,559; p = 0,000), такая же тенденция прослеживалась и в отношении бактериовыделения (соответственно в группах 10,0%, 18,2%, 20,7% и 23,7%, χ2= 16,624; p = 0,001). Рассматривая структуру изолированных внелёгочных форм, выявлено, что поражение мочеполовой системы (с преимущественным поражением только мочевыделительной системы) характерно для возрастной группы 7 – 14 лет, где на его долю приходилось 73,2 – 74,6% случаев заболевания (χ2= 65,228; p = 0,000). Туберкулёзное воспаление периферических лимфоузлов в группах диагностировали с минимальной частотой 14,6% у детей младшего школьного возраста и на уровне 20 – 20,3% у пациентов раннего и препубертатного возраста, а максимальный уровень 22,7% встречался у детей 4 – 6 лет (χ2= 9,146; p= 0,035). Костно-суставную форму туберкулёза чаще устанавливали в группе детей 0 – 3 года (50,0%, 9,1%, 7,3%, 1,7% в группах соответственно, χ2= 5,424; p = 0,190). Абдоминальный туберкулёз сформировался у 18,2% дошкольников, 4,9% младших школьников и 3,4% препубертатного возраста (χ2= 2,313; p = 0,696). Специфический процесс кожи и подкожной клетчатки развился у 1 ребёнка в возрасте 0 – 3 года и 4 – 6 лет (χ2=2,611; p = 0,621).

Рассматривая структуру клинических форм туберкулёза, следует заметить, что генерализованные формы формировались у 3,0% дошкольников, в то время как у детей раннего возраста это значение было в 2,5 раза выше (7,8%, χ2= 15,967;p = 0,001). Зафиксированное бактериовыделение в возрастных группах колебалось в пределах 9,7 – 19,4% всех случаев генерализованных форм. Преобладало сочетанное поражение внелёгочной и лёгочной тканей, в сравниваемых группах это сочетание находилось на уровне 77,4 – 100% всех генерализованных форм (χ2= 8,938; p =0,038). Среди детей раннего и препубертатного возрастов зарегистрировано по 3 случая диссеминированного туберкулёза (9,7%, χ2 = 9,940; p= 0,024). Менингоэнцефалит диагностировали, в основном, у детей раннего возраста – до 9,7% случаев, что больше в 2 раза, чем у дошкольников и в 3 раза выше, чем у детей 12 – 14 лет (χ2 = 7,052; p = 0,092). Один случай врождённого туберкулёза, что вполне объяснимо, встретился только в возрастной группе 0 – 3 года (χ2 = 4,767; p = 0,253).

ОБСУЖДЕНИЕ

На протяжении периода наблюдения в регионе преобладающей локализацией специфического процесса был ТОД, что отражает структуру клинических форм туберкулёза в России в целом [26][27]. Доля изолированных внелёгочных поражений у детей снизилась с 11,1% в период с 1999 по 2008 год до 3,4% в период с 2009 по 2018 год (p = 0,000), в целом по России регистрируемая заболеваемость ВЛТ уменьшилась с 2005 по 2012 год с 3,0 до 2,2 [26]. Самой частой локализацией туберкулёза в 60,4 – 77,8% случаев остаётся туберкулёз мочевой системы, в то время как в ряде публикации уровень его не превышает 5% среди всех форм внелёгочного туберкулёза у детей [28][29]. В динамике с 1989 по 2018 год увеличивалось количество случаев заболевания сочетанными формами туберкулёза (с 3,1% до 7,2%, p = 0,000), в основном, из-за установления нескольких локализаций поражения. Значительно отличалась частота бактериологического подтверждения диагноза при разных локализациях специфического процесса. Так, ТОД подтверждали бактериологически с частотой от 1,7% и до 6,4% в выделенные десятилетние периоды с 1989 по 2018 год, случаи сочетаний ТОД и внелёгочного туберкулёза у детей – с частотой до 16,7%, а случаи внелёгочного туберкулёза были подтверждены в 14,6%, 22,0% и 29,7%, в динамике, соответственно.

У детей сравниваемых периодов детства преобладающей локализацией специфического процесса был изолированный туберкулёз органов дыхания, а изолированные внелёгочные локализации процесса чаще встречались в возрастных группах 7 – 11 и 12 – 14 лет, где на его долю приходилось 10,8 – 12,4% случаев заболевания туберкулёзом (р = 0,000). От возраста ребёнка зависела и локализация внелёгочного процесса, так у детей раннего возраста чаще развивалось поражение костно-суставной системы, у детей дошкольного возраста – мочеполовой и лимфатической (периферическая лимфоаденопатия) систем, у младших школьников и дошкольников– мочеполовой системы. Частота бактериологического подтверждения диагноза «внелёгочный туберкулёз» возрастала с возрастом ребёнка. Сочетанные формы специфического процесса чаще отмечались в возрастной группе 7 – 11 лет, в остальных группах их доля была – 77,4%, 87,1%, и 95,0% случаев. Туберкулёз с поражением органов дыхания и других органов подтверждался бактериологически чаще в возрастной группе 7 – 11 лет (19,4%), а в группе 12 – 14 лет – в 12,9%, 4 – 6 лет – 10,0%, раннего возраста – 9,7%, что значительно чаще, чем подтверждение изолированного ТОД.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Таким образом, внелёгочный туберкулёз в детском возрасте не утратил своих позиций, а изза широкого внедрения в клиническую практику аллергена туберкулёзного рекомбинантного и компьютерной томографии стал чаще выявляться в сочетании с туберкулёзом органов дыхания. Среди внелёгочных форм преобладал мочеполовой туберкулёз, который, в отличие от поражения других органов, можно верифицировать путём обнаружения микобактерии туберкулёза в моче. Туберкулёз мочевой системы является наиболее верифицированной формой заболевания. Повышение уровня осведомлённости педиатров и фтизиопедиатров о частоте встречаемости внелёгочных форм туберкулёза позволяет сформировать настороженность в плане возможности их развития и своевременно выявлять заболевание на ранней стадии. 

1. Стратегия ВОЗ по ликвидации туберкулеза к 2035 году. Статьи ВОЗ. Доступно по: http://zdorovyegoroda.ru/articlesvoz/strategiya-voz-po-likvidatsii-tuberkuleza-k-2035-godu/
WHO strategy to end tuberculosis by 2035. WHO Articles. Available at: http://zdorovyegoroda.ru/articles-voz/strategiyavoz-po-likvidatsii-tuberkuleza-k-2035-godu/

Список литературы

1. Довгополюк Е.С., Левахина Л.И., Пузырёва Л.В., Мор-дык А.В., Тюменцев А.Т., Сафонов А.Д. Распространенность и исходы случаев сочетания туберкулеза и ВИЧ-инфекции на территории Сибирского федерального округа за период с 2010 по 2014 год. ВИЧ-инфекция и иммуносупрессии. 2016;1(8):89-93. eLIBRARY ID: 25968027

2. Kulchavenya E, Naber K, Bjerklund Johansen TE. Influence of HIV Infection on Spectrum of Extrapulmonary Tuberculosis. J Infect Dis Ther. 2018;6:377. DOI: 10.4172/2332-0877.1000377

3. Довгополюк Е.С., Пузырева Л.В., Сафонов А.Д., Мордык А.В., Тюменцев А.Т., Левахина Л.И., Калачева Г.А. Эпидемическая ситуация по ВИЧ-инфекции в Сибирском федеральном округе в 2014 году. Журнал микробиологии, эпидемиологии и иммунобиологии. 2016;2:37-41. eLIBRARY ID: 30496293

4. Пузырева Л.В., Мордык А.В., Руденко С.А. Мочеполовой туберкулёз в структуре морфологических находок у умерших на поздних стадиях ВИЧ-инфекции. Вестник урологии. 2021;9(1):64-71. DOI: 10.21886/2308-64242021-9-1-64-71

5. Мордык А.В., Ситникова С.В., Пузырева Л.В., Радул В.В. Эпидемиологическая ситуация по ВИЧ-инфекции в Омской области с 1996 по 2013 гг. Медицинский альманах. 2014;2(32):62-64. eLIBRARY ID: 21638776

6. Goussard P, Gie R. The role of bronchoscopy in the diagnosis and management of pediatric pulmonary tuberculosis. Expert Rev Respir Med. 2014;8(1):101-9. DOI: 10.1586/17476348.2013.863712

7. Кульчавеня Е.В. Служба внелегочного туберкулеза в Сибири и на Дальнем Востоке. Туберкулёз и болезни лёгких. 2019;1(97):7-11. DOI: 10.21292/2075-1230-201997-1-7-11

8. Кульчавеня Е. В., Краснов В. А., Мордык А.В. Альманах внелегочного туберкулеза. Новосибирск: Сибпринт; 2015.

9. Поркулевич Н.И., Мордык А.В. Особенности туберкулёза почек и других локализаций внелёгочного туберкулёза в зависимости от наличия или отсутствия подтверждения диагноза у детей. Вестник урологии. 2021;9(1):56-63. DOI: 10.21886/2308-6424-2021-9-1-56-63

10. Aziz EM, Abdelhak K, Hassan FM. Tuberculous prostatitis: mimicking a cancer. Pan Afr Med J. 2016;25:130. DOI: 10.11604/pamj.2016.25.130.7577

11. Culqui^vano DR, Rodriguez-VaKn E, Donado-Campos JM. Analysis of extrapulmonary tuberculosis in Spain: 2007-2012 National Study. Enferm Infecc Microbiol Clin. 2017;35(2):82-87. DOI: 10.1016/j.eimc.2016.06.002

12. Rais-Bahrami S, Nix JW, Turkbey B, Pietryga JA, Sanyal R, Thomas JV, Gordetsky JB. Clinical and multiparametric MRI signatures of granulomatous prostatitis. Abdom Radiol (NY). 2017;42(7):1956-1962. DOI: 10.1007/s00261-017-1080-0

13. Shandiz MS, Rad HS, Ghafarian P, Karam MB, Akbarzadeh A, Ay MR. MR-guided attenuation map for prostate PET-MRI: an intensity and morphologic-based segmentation approach for generating a five-class attenuation map in pelvic region. Ann Nucl Med. 2017;31(1):29-39. DOI: 10.1007/s12149-016-1128-1

14. Solokhina A, Bonkat G, Kulchavenya E, Braissant O. Drug susceptibility testing of mature Mycobacterium tuberculosis H37Ra and Mycobacterium smegmatis biofilms with calorimetry and laser spectroscopy. Tuberculosis (Edinb). 2018;113:91-98. DOI: 10.1016/j.tube.2018.09.010

15. Kulchavenya E, Cherednichenko A. Urogenital tuberculosis, the cause of ineffective antibacterial therapy for urinary tract infections. Ther Adv Urol. 2017;10(3):95-101. DOI: 10.1177/1756287217745772

16. Jamil B, Shakoor S, Hasan R. Sequelae of extrapulmonary tuberculosis after treatment: Addressing patient needs. Int J Mycobacteriol. 2016;5 Suppl 1:S149. DOI: 10.1016/j.ijmyco.2016.08.013

17. Кульчавеня Е.В. Контроль внелегочного туберкулеза в Сибири и на Дальнем Востоке. Проблемы туберкулеза и болезней легких. 2008;85(9):16-19. eLIBRARY ID: 15268639

18. Абдылаева Г.М., Кожомкулов Д.К., Кожомкулов М.Д. Ситуация по внелегочному туберкулезу среди работников медицинских организаций и населения Кыргызской Республики. Здравоохранение Кыргызстана. 2017;1:3-6. eLIBRARY ID: 29757835

19. Кожомкулов Д.К., Муканбаев К.М., Кожомкулов М.Д., Байназаров Э.А., Кудайбердиев Т.Х., Ботобеков О.Р. Факторы задержки диагностики некоторых форм внелегочного туберкулеза. Известия вузов Кыргызстана. 2017;1:44-47. eLIBRARY ID: 28864807

20. Николаева О.Д. Внелегочный туберкулез у ВИЧ-инфицированных. Туберкулез, легочные болезни, ВИЧ-инфекция. 2012;3(10):75-78. eLIBRARY ID: 20697617

21. Стрельцов Е.П., Аглямова Т.А., Нугманов Р.Т., Соляник С.Н., Князева О.Ю. Внелегочный туберкулез. Трудности диагностики у иммуно-компрометированного лица. Практическая медицина. 2017;4(105):81-85. eLIBRARY ID: 29847347

22. Bausch K, Kulchavenya E, Wagenlehner F, Bonkat G. Urologische Infektionen und Migration [Urological infections and migration]. Urologe A. 2019;58(10):1219-1230. (In German). DOI: 10.1007/s00120-019-01040-8

23. Турица А.А., Поркулевич Н.И., Цыганкова Е.А. Внеле-гочный туберкулез у детей за 20-летний период наблюдения. Вестник современной клинической медицины. 2015;8(1):50-53. eLIBRARY ID: 22933609

24. Kulchavenya E, Naber K, Bjerklund Johansen TE. Urogenital tuberculosis: classification, diagnosis, and treatment. European Urology Supplement. 2016;15(4):112-121. DOI 10.1016/j.eursup.2016.04.001

25. Ароян А.Р., Мордык А.В. Туберкулёз мочевой системы в структуре всех форм и локализаций туберкулёза у детей дошкольного и младшего школьного возраста. Вестник урологии. 2020;8(4):8-15. DOI: 10.21886/23086424-2020-8-4-8-15

26. Аксёнова В.А., Леви Д.Т., Александрова Н.В., Кудлай Д.А., Барышникова Л.А., Клевно Н.И. Туберкулез у детей: современные методы профилактики и ранней диагностики. Доктор. Ру. 2017;15(144):9-15. eLIBRARY ID: 32586824

27. Александрова Е.Н., Морозова Т.И. Туберкулез у детей в Саратовской области в современных условиях: заболеваемость, методы выявления, клинические формы. Вестник Центрального научно-исследовательского института туберкулеза. 2019;(3):20-23. DOI: 10.7868/S2587667819030038

28. Naber KG, Kulchavenya E, Bichler K-H, Wagenlehner FME. Urogenital tuberkulose und Schistosomiasis (Bilharziose). Urologe. 2018;57: 1191-1199. DOI: 10.1007/s00120-018-0760-x

29. Santra A, Mandi F, Bandyopadhyay A. Renal Tuberculosis Presenting as a Mass Lesion in a Two-year-old Girl: Report of a rare case. Sultan Qaboos Univ Med J. 2016;16(1): e105-8. DOI: 10.18295/squmj.2016.16.01.020


Об авторах

И. В. Дроздецкая
Омский государственный медицинский университет Минздрава России; Клинический противотуберкулёзный диспансер
Россия

Дроздецкая Ирина Валерьевна - аспирант кафедры фтизиатрии, фтизиохирургии и инфекционных болезней ОмГМУ Минздрава России; врач фтизиатр детского диспансерного отделения №2 БУЗОО «КПТД».

644099, Омск, ул. Ленина, д. 12; 644058, Омск, ул. Целинная, д. 2.


Конфликт интересов:

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов. 



А. В. Мордык
Омский государственный медицинский университет Минздрава России
Россия

Мордык Анна Владимировна – доктор медицинских наук, профессор; заведующая кафедрой фтизиатрии, фтизиохирургии и инфекционных болезней ОмГМУ Минздрава России.

644099, Омск, ул. Ленина, д. 12


Конфликт интересов:

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов. 



Н. И. Поркулевич
Омский государственный медицинский университет Минздрава России; Клинический противотуберкулёзный диспансер
Россия

Поркулевич Надежда Игоревна - ассистент кафедры фтизиатрии, фтизиохирургии и инфекционных болезней ОмГМУ Минздрава России; врач фтизиатр детского диспансерного отделения №2 БУЗОО «КПТД».

644099, Омск, ул. Ленина, д. 12; 644058, Омск, ул. Целинная, д. 2.

Тел.: +7 (908) 107-30-73


Конфликт интересов:

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов. 



Для цитирования:


Дроздецкая И.В., Мордык А.В., Поркулевич Н.И. Урогенитальный туберкулёз у детей 0 - 14 лет в структуре прочих локализаций туберкулёза. Вестник урологии. 2021;9(2):34-44. https://doi.org/10.21886/2308-6424-2021-9-2-34-44

For citation:


Drozdetskaya I.V., Mordyk A.V., Porkulevich N.I. Urogenital tuberculosis in children 0 - 14 years old in the structure of other localizations of tuberculosis. Vestnik Urologii. 2021;9(2):34-44. (In Russ.) https://doi.org/10.21886/2308-6424-2021-9-2-34-44

Просмотров: 53


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2308-6424 (Online)