Preview

Вестник урологии

Расширенный поиск

Эректильная и микционная дисфункции при метаболическом синдроме

https://doi.org/10.21886/2308-6424-2021-9-1-80-86

Полный текст:

Аннотация

Введение.Этиология и патогенез симптомов нарушенного мочеиспускания и эректильной дисфункции в полной мере не ясны при метаболическом синдроме.

Цель исследования. Определить роль метаболического синдрома в развитии и течении дизурии и эректильной дисфункции.

Материалы и методы. В исследовании принимали участие 115 мужчин в возрасте 40 - 60 лет. Пациенты разделены на две группы на основании наличия или отсутствия доказанного метаболического синдрома. Возраст пациентов в основной группе (n = 86) составил 52,0 ± 3,5 года. Контрольная группа (n = 29) — мужчины без метаболического синдрома в возрасте 50,5 ± 2,4 года. Пациентам проводили анкетирование по опросникам IPSS (Международная система суммарной оценки заболеваний предстательной железы), МИЭФ-5 (Международный индекс эректильной функции). Выполнено объективное (физикальное) обследование. Лабораторная диагностика включала определение следующих показателей: тестостерона общего, альбумина, ГСПГ (глобулина, связывающего половые гормоны), уровня свободного тестостерона рассчитывали на основании трёх предыдущих показателей, ЛГ (лютеинизирующего гормона), инсулина, глюкозы, гликозилированного гемоглобина, липидного профиля. Всем пациентам выполнены урофлоуметрия, УЗИ (ультразвуковое исследование) мочевого пузыря с определением объёма остаточной мочи, ТРУЗИ (трансректальное ультразвуковое исследование) простаты с доплеровским исследованием кровотока. Достоверность различий определяли непараметрическим критерием Манна-Уитни, статистически значимыми считали различия при вероятности больше 95%.

Результаты. Пациенты с метаболическим синдромом имели статистически достоверно более выраженную симптоматику по шкале IPSS и более низкий индекс QoL. По данным урофлоуметрии, показатели максимального потока в основной группе наблюдения были достоверно ниже при увеличении длительности мочеиспускания. Пациенты с метаболическим синдромом предъявляли более выраженные жалобы на эректильную дисфункцию по шкале IIEF5 в сравнении с контрольной группой наблюдения. Полученные данные позволяют связать метаболический синдром с риском развития симптомов нарушенного мочеиспускания и эректильной дисфункции у мужчин.

Заключение. Метаболический синдром выступает независимым фактором эректильной дисфункции и гипо-гонадизма, что ведёт к нарушениям микции.

Для цитирования:


Шкодкин С.В., Полищук А.В., Чирков С.В., Хусейнзода А.Ф., Абед Альфаттах Зубаиди М. Эректильная и микционная дисфункции при метаболическом синдроме. Вестник урологии. 2021;9(1):80-86. https://doi.org/10.21886/2308-6424-2021-9-1-80-86

For citation:


Shkodkin S.V., Polishchuk A.V., Chirkov S.V., Khuseynzoda A.F., Abed Alfattah Zubaydi M. Erectile dysfunction and micturition disorders in patients with metabolic syndrome. Vestnik Urologii. 2021;9(1):80-86. (In Russ.) https://doi.org/10.21886/2308-6424-2021-9-1-80-86

Введение

Полное или частичное сочетание таких симптомов как абдоминальное ожи­рение, инсулинорезистентность или сахарный диабет 2 типа, атерогенная дислипидемия, артериальная гипертония, нарушения системы гемостаза, эндотелиальная дисфункция и хроническое субклиническое воспаление опи­сывается в литературе как метаболический син­дром (МС) [1]. С каждым годом отмечается зна­чительный рост пациентов с МС патологией как в экономически развитых, так и в развивающихся странах [2]. Так, распространённость в средних возрастных группах (30 - 50 лет) в Европе со­ставляет 19 - 29%, в США достигает 39% [3][4]. На примере такого мегаполиса, как Москва, можно говорить об аналогичной частоте распростране­ния [5]. Более того, в рамках международного проекта «Детерминанты сердечно-сосудистых заболеваний в Восточной Европе» многоцен­тровое когортное исследование фонда Welcome Trust (Великобритания) позволило впервые полу­чить данные о распространенности МС в России по критериям NCEP ATP III, согласно данным ко­торого 26% жителей г. Новосибирска в возрасте 45 - 69 лет страдают МС.

Одной из причин развития МС или его резуль­татом, а скорее и тем, и другим, как составляю­щей «порочного круга», является андрогеноде­фицит, на что и указывается в ряде клинических и экспериментальных исследований [6]. Дефицит тестостерона наряду с гиподинамией и алимен­тарным фактором способствуют такой распро­странённости МС. Последний, как показывает ряд исследований, является фактором риска про­грессии гиперплазии предстательной железы и симптомов нижних мочевых путей (СНМП) и эректильной дисфункции (ЭД) [7][8][9]. В своей работе мы попытались выявить закономерность течения СНМП и ЭД в зависимости от наличия МС у пациентов.

Цель исследования: поиск корреляций мета­болического синдрома с эректильной дисфунк­цией и нарушением микции у мужчин.

Материалы и методы

В исследование включено 115 мужчин в воз­расте 40 - 60 лет. Основную группу составили 86 мужчин с МС, средний возраст — 52,0 ± 3,5 года. Пациенты основной группы обратились на прием к эндокринологу по поводу избыточного веса и не имели установленного диагноза сахарного ди­абета. В сопоставимую по возраст/группу срав­нения 50,5 ± 2,4 года вошли 29 мужчин без МС и соматических жалоб (р > 0,05). Дополнительны­ми критериями включения в исследование стали нормальный уровень простат-специфического антигена (ПСА), отсутствие мочевой инфекции, бактериального простатита и воспалительно­го синдрома хронической тазовой боли (класс IIIA по классификации Национального института здоровья США). Все пациенты подписали инфор­мированное согласие. Критерии исключения — женский пол, установленный диагноз «Сахарный диабет», отказ пациентов от участия в исследова­нии или отклонение от протокола исследования, наличие лейкоцитов или патогенной микрофло­ры в анализе мочи, эякуляте, соке простаты или анализе мочи после массажа простаты.

Пациентам проводили анкетирование по опросникам IPSS (Международная система сум­марной оценки заболеваний предстательной железы), МИЭФ-5 (Международный индекс эректильной функции). Выполнено объективное (физикальное) обследование. Лабораторная ди­агностика включала определение следующих по­казателей: тестостерона общего, альбумина, ГСПГ (глобулина, связывающего половые гормоны), уровня свободного тестостерона, рассчитанного на основании трёх предыдущих показателей, ЛГ (лютеинизирующего гормона), инсулина, глюко­зы, гликозилированного гемоглобина, липидно­го профиля. Всем пациентам выполнены уроф- лоуметрия, УЗИ (ультразвуковое исследование) мочевого пузыря с определением объёма оста­точной мочи, ТРУЗИ (трансректальное ультразву­ковое исследование) простаты с доплеровским исследованием кровотока. Достоверность разли­чий определяли непараметрическим критерием Манна-Уитни, статистически значимыми считали различия при вероятности больше 95%.

Результаты

В группах отмечены достоверные различия по таким антропометрическим показателям, как вес, окружность талии и индекс массы тела, ко­торые в основной группе составили 114,7 ± 8,9 кг, 113,2 ± 5,9 см и 36,3 ± 2,4 кг/м2 соответствен­но, что больше группы контроля (75,4 ± 3,9 кг, 88,6 ± 7,6 см и 22,4 ± 1,0 кг/м2 (р < 0,05)). Паци­енты основной группы наблюдения помимо кли­нических имели и лабораторные проявления МС. Так, зарегистрированы нарушение толерантности к глюкозе 7,6 ± 0,3 ммоль/л, гиперинсулинемия 29,4 ± 4,5 мкЕд/мл и дислипидемия в виде гипер­холестеринемии 5,9 ± 0,3 ммоль/л, что достовер­но выше соответствующих показателей контроля (5,2 ± 0,4 ммоль/л, 20,7 ± 3,0 мкЕд/мл и 4,7 ± 0,4 ммоль/л (р < 0,05)).

Анализ состояния эректильной функции у пациентов выявил снижение общего суммар­ного балла до тяжёлой степени эректильной дисфункции в основной группе наблюдения (9,4 ± 2,0 балла). Мужчины контрольной группы наблюдения имели достоверно более высокие показатели: суммарный балл по шкале МИЭФ-5 находился в интервале лёгкой эректильной дис­функции (17,4 ± 2,2 баллов; p < 0,05). Также были получены ожидаемые результаты по наличию биохимического гипогонадизма в группе паци­ентов с МС - уровень общего тестостерона со­ставил 9,9 ± 1,3 нмоль/л, что ниже аналогичного показателя в контрольной группе наблюдения - 15,6 ± 2,0 нмоль/л (р < 0,05).

При анализе анкет IPSS было выявлено, что пациенты обеих групп имели нарушения микции. Однако суммарный балл у пациентов с МС имел градацию выраженных нарушений, соста­вив 26,1 ± 2,0 балла и был достоверно выше, чем в группе контроля, где данный показатель находился на границе лёгкой и умеренной сим­птоматики — 8,6 ± 1,8 балла (р < 0,01). При со­поставлении ответов на вопросы, входящие в домен накопления (ирритации) и опорожнения (обструкции), обращало внимание превалиро­вание ирритативной симптоматики у пациентов основной группы наблюдения и равномерное распределение в группе без МС.

Именно этим обстоятельством объясняем негативное отношение к своему состоянию и соответственно более низкую оценку качества жизни в основной группе наблюдения. Среднее значение индекса QoL в основной группе на­блюдения составило 4,1 ± 0,6 балла, тогда как в контрольной группе этот показатель не превы­сил 2,0 ± 0,4 балла (р < 0,05). Различия по СНМП в обеих группах наблюдения можно объяснить наличием инфравезикальной обструкции у па­циентов с МС. Так, в основной группе наблюде­ния объём предстательной железы был досто­верно больше контроля и составил 46,9 ± 6,4 см3 против 33,3 ± 4,1 см3 соответственно (р < 0,05). Аналогичная тенденция отмечена и в отноше­нии объёма резидуальной мочи, который в ос­новной группе достигал 51,3 ± 7,9 мл, а у мужчин контрольной группы — 27,1 ± 12,1 мл (р < 0,05).

Урофлоуметрия также выявила признаки ин­фравезикальной обструкции в основной группе наблюдения. Так, при интерпретации урофлоурограмм зарегистрировано достоверное сниже­ние величины максимального потока мочи, рост длительности мочеиспускания и преобладание обструктивного типа кривой. Так, у пациентов с МС максимальная объёмная скорость мочеи­спускания и время мочеиспускания составили 11,3 ± 1,5 мл/с и 27,5 ± 3,9 с, что достоверно раз­личалось с аналогичными показателями кон­трольной группы наблюдения (18,3 ± 3,7 мл/с и 9,7 ± 1,7 с соответственно (р < 0,05)). Достовер­ных различий по средней объёмной скорости мочеиспускания в группах наблюдения не полу­чили.

Обсуждение

Остаётся дискутабельным вопрос о взаи­мосвязи МС и гипогонадизма, однако, как по­казывают экспериментальные исследования и клинические метаанализы последних лет, боль­шинством авторов подтверждается такая связь [7, 8, 9, 10]. Так, в исследованиях О.И. Братчико­ва и соавт. (2018) выявлено, что у пациентов с МС уровень тестостерона был на 26,2% снижен и прослеживалась отрицательная корреляция между тестостероном и окружностью талии (r = -0,265; p < 0,05). Остаются неясными звенья па­тогенеза и первичность нарушений, но в целом, каждое из этих состояний - МС и гипогонадизм - потенцируют друг друга, повышая вероят­ность развития множественных дисфункций различных органов [8][9][11][12]. Это коррели­рует с полученными нами результатами, под­тверждающими гипотезу о том, что МС выступа­ет независимым фактором ассоциированным с гипогонадизмом и ЭД.

Увеличение длительности мочеиспускания, полученное в исследовании у пациентов с МС, мы связываем с неоднократными повторными сокращениями детрузора, особенно в конце микции, что можно отнести не только к прояв­лению инфравезикальной обструкции, но, пред­положительно, и к гиперактивности детрузора [13]. Причём гиперактивность детрузора, как показывает ряд публикаций, может иметь пер­вичное происхождение, что связано с ростом уровня провоспалительных цитокинов, наруше­нием внутриорганного кровотока, в том числе и в стенке мочевого пузыря [14][15].

Анализируя данные о распространенности МС, можно судить о значительном её увеличе­нии в популяции, что расценивается как нега­тивный фактор не только для конкретного чело­века, но и социума в целом [16]. Имеющиеся в настоящее время публикации по проведённым ранее исследованиям, посвящённым МС, не по­зволяют получить единое мнение о его влиянии на развитие и течение СНМП, обусловленных, в том числе, доброкачественной гиперплазией предстательной железы [8][11][17][18][19]. Одна­ко неоспоримым является факт системного вос­паления при МС, связанного с цитокинемией и сопровождающегося эндотелиальной дисфунк­цией и ишемией [16][19]. Последние феномены являются причиной локальных нарушений пер­фузии и ассоциированного с этим воспаления. С другой стороны, воспалительные изменения в предстательной железе на фоне её доброка­чественной гиперплазии являются достоверны­ми факторами риска прогрессии заболевания и необходимости хирургического лечения [18][19][20]. Ориентируясь на собственные резуль­таты и литературные данные, мы считаем, что МС выступает причиной СНМП у пациентов ос­новной группы наблюдения. Полученные нами данные о преобладании ирритативной симпто­матики у пациентов с МС достаточно интересны и, на наш взгляд, связаны с гиперактивностью детрузора. Это может быть, как указывалось выше, следствием системной провоспалитель­ной цитокинемии, ассоциированной с МС, или ишемии детрузова в связи с дефицитом оксида азота в следствие гипогонадизма [19, 21]. Од­нако эти гипотезы и сам факт гиперактивности требуют дальнейшего изучения. Аналогичный генез может иметь и синдром инфравезикаль­ной обструкции у пациентов с МС. Причём, по нашему мнению, локальная воспалительная ре­акция в предстательной железе может усилить компонент обструкции, согласно патогенети­ческим механизмам, описанных ранее [9][17][20][22]. Мы также не исключаем более ранней прогрессии аденомы предстательной железы у пациентов с МС [17][18], на что указывает досто­верно больший объем предстательной железы в основной группе наблюдения. Аналогичные результаты получены О.И. Братчиковым и соавт. (2018), в группе пациентов с МС регистрировали положительную корреляцию между окружно­стью талии и объемом предстательной желе­зы (r = +0,289; p < 0,05) [7]. Считаем, что некий прогресс в этом направлении можно получить на основании анализа эффекта заместительной терапии тестостероном у пациентов с клинико­лабораторными проявлениями гипогонадизма на фоне МС.

Заключение

Метаболический синдром выступает не­зависимым фактором риска эректильной дис­функции и гипогонадизма и сопровождается на­рушениями микции. Необходимо продолжить исследования в данном направлении, так как понимание деталей патогенеза данных ослож­нений позволит проводить адекватную патоге­нетическую терапию.

Список литературы

1. Alberti G. Introduction to the metabolic syndrome. European Heart Journal Supplements. 2005;7(suppl_D):D3-D5. DOI: 10.1093/eurheartj/sui021

2. Zimmet P, Shaw J, Alberti KG. Preventing Type 2 diabetes and the dysmetabolic syndrome in the real world: a realistic view. Diabet Med. 2003;20(9):693-702. DOI: 10.1046/j.1464-5491.2003.01052.x

3. Flegal KM, Carroll MD, Ogden CL, Johnson CL. Prevalence and trends in obesity among US adults, 1999-2000. JAMA. 2002;288(14):1723-7. DOI: 10.1001/jama.288.14.1723

4. Dekker JM, Girman C, Rhodes T, Nijpels G, Stehouwer CD, Bouter LM, Heine RJ. Metabolic syndrome and 10-year cardiovascular disease risk in the Hoorn Study. Circulation. 2005;112(5):666-73. DOI: 10.1161/CIRCULA-TIONAHA.104.516948

5. Гайнулин Ш.М., Лазебник Л.Б., Дроздов В.Н. Частота повышенного индекса массы тела при проведении целевой диспансеризации по выявлению сердечноa сосудистых заболеваний у населения г. Москвы. Российский кардиологический журнал. 2006;(3):30-33. DOI: 10.15829/1560-4071-2006-3-30-33

6. Vignozzi L, Morelli A, Sarchielli E, Comeglio P, Filippi S, Cellai I, Maneschi E, Serni S, Gacci M, Carini M, Piccinni MP, Saad F, Adorini L, Vannelli GB, Maggi M. Testosterone protects from metabolic syndrome-associated prostate inflammation: an experimental study in rabbit. J Endocrinol. 2012;212(1):71-84. DOI: 10.1530/JOE-11-0289

7. Братчиков О.И., Тюзиков И.А., Шумакова Е.А., Артищев С.О. Симптомы со стороны нижних мочевых путей, вызванные аденомой предстательной железы: результаты лечения в зависимости от андрогенного статуса. Андрология и генитальная хирургия. 2018;19(1):51-58. DOI: 10.17650/2070-9781-2018-19-1-51-58

8. Тюзиков И.А. Патогенетические механизмы влияния дефицита тестостерона на симптомы нижних мочевых путей у мужчин. Эффективная фармакотерапия. 2020;16(20):32-42. DOI: 10.33978/2307-3586-2020-16-20-32-42

9. Коган М.И., Воробьев С.В., Хрипун И.А., Белоусов И.И., Иби-шев Х.С. Тестостерон: от сексуальности к метаболическому контролю. Ростов-на-Дону: Феникс; 2017.

10. Kirlangic OF, Yilmaz-Oral D, Kaya-Sezginer E, Toktanis G, Tezgelen AS, Sen E, Khanam A, Oztekin CV, Gur S. The Effects of Androgens on Cardiometabolic Syndrome: Current Therapeutic Concepts. Sex Med. 2020;8(2):132-155. DOI: 10.1016/j.esxm.2020.02.006

11. Братчиков О.И., Артищев С.О., Тюзиков И.А., Шумакова Е.А. Роль ожирения в патогенезе аденомы предстательной железы. Урология. 2020;(2):96-101. DOI: 10.18565/urol-ogy.2020.2.101-106

12. Abi-Ghanem C, Robison LS, Zuloaga KL. Androgens' effects on cerebrovascular function in health and disease. Biol Sex Differ. 2020;11(1):35. DOI: 10.1186/s13293-020-00309-4

13. Kim MK, Zhao C, Kim SD, Kim DG, Park JK. Relationship of sex hormones and nocturia in lower urinary tract symptoms induced by benign prostatic hyperplasia. Aging Male. 2012;15(2):90-5. DOI: 10.3109/13685538.2012.659715

14. Gacci M, Corona G, Vignozzi L, Salvi M, Serni S, De Nunzio C, Tubaro A, Oelke M, Carini M, Maggi M. Metabolic syndrome and benign prostatic enlargement: a systematic review and meta-analysis. BJU Int. 2015;115(1):24-31. DOI: 10.1111/bju.12728

15. Park JS, Koo KC, Kim HK, Chung BH, Lee KS. Impact of metabolic syndrome-related factors on the development of benign prostatic hyperplasia and lower urinary tract symptoms in Asian population. Medicine (Baltimore). 2019;98(42):e17635. DOI: 10.1097/MD.0000000000017635

16. Huang MY, Wang MY, Lin YS, Lin CJ, Lo K, Chang IJ, Cheng TY, Tsai SY, Chen HH, Lin CY, Liu SJ, Chien KL, Yeh TL. The Association between Metabolically Healthy Obesity, Cardiovascular Disease, and All-Cause Mortality Risk in Asia: A Systematic Review and Meta-Analysis. IntJ Environ Res Public Health. 2020;17(4):1320. DOI: 10.3390/ijerph17041320

17. Russo GI, Cimino S, Fragala E, Privitera S, La Vignera S, Con-dorelli R, Calogero AE, Castelli T, Favilla V, Morgia G. Insulin resistance is an independent predictor of severe lower urinary tract symptoms and of erectile dysfunction: results from a cross-sectional study. J Sex Med. 2014;11(8):2074-82. DOI: 10.1111/jsm.12587

18. Dogan Y, Urug F, Aras B, §ahin A, Kivrak M, Urkmez A, Guner ND, Aydin S. The relationships between metabolic syndrome, erectile dysfunction and lower urinary tract symptoms associated with benign prostatic hyperplasia. Turk J Urol. 2015;41(1):7-12. DOI: 10.5152/tud.2015.99997

19. Yassin AA, Nettleship JE, Almehmadi Y, Yassin DJ, El Douaihy Y, Saad F. Is there a relationship between the severity of erectile dysfunction and the comorbidity profile in men with late onset hypogonadism? Arab J Urol. 2015;13(3):162-8. DOI: 10.1016/j.aju.2015.06.003

20. Macoska JA, Uchtmann KS, Leverson GE, McVary KT, Ricke WA. Prostate Transition Zone Fibrosis is Associated with Clinical Progression in the MTOPS Study. J Urol. 2019;202(6):1240-1247. DOI: 10.1097/JU.0000000000000385

21. Шкодкин С.В., Идашкин Ю.Б., Шадеркин И.А, Шадеркина В.А., Полищук А.В., Чирков С.В. Трансуретральная резекция доброкачественной гиперплазии предстательной железы и нарушения микции. Журнал Экспериментальная и клиническая урология. 2017;(2):68-72. eLIBRARY ID: 29899583

22. Roehrborn CG, Barkin J, Tubaro A, Emberton M, Wilson TH, Brotherton BJ, Castro R. Influence of baseline variables on changes in International Prostate Symptom Score after combined therapy with dutasteride plus tamsulosin or either monotherapy in patients with benign prostatic hyperplasia and lower urinary tract symptoms: 4-year results of the CombAT study. BJU Int. 2014;113(4):623-35. DOI: 10.1111/bju.12500


Об авторах

С. В. Шкодкин
ОГБУЗ Белгородская областная клиническая больница Святителя Иоасафа; ФГАОУ ВО Белгородский государственный национальный исследовательский университет Минобрнауки России
Россия

Сергей Валентинович Шкодкин — доктор медицинских наук, доцент; профессор кафедры госпитальной хирургии Медицинского института Белгородский ГНИУ; врач уролог урологического отделения ОКБ Святителя Иоасафа.

308007, Белгород, ул. Некрасова, д. 8/9; 308015, Белгород, ул. Победы, д. 85; тел.: +7 (4722) 50-46-07


Конфликт интересов:

отсутствие конфликта интересов



А. В. Полищук
ФГАОУ ВО Белгородский государственный национальный исследовательский университет Минобрнауки России
Россия

Алексей Викторович Полищук — ассистент кафедры госпитальной хирургии Медицинского института.

308015, Белгород, ул. Победы, д. 85


Конфликт интересов:

отсутствие конфликта интересов



С. В. Чирков
ФГАОУ ВО Белгородский государственный национальный исследовательский университет Минобрнауки России
Россия

Сергей Викторович Чирков — аспирант кафедры госпитальной хирургии Медицинского института.

308015, Белгород, ул. Победы, д. 85


Конфликт интересов:

отсутствие конфликта интересов



А. Ф. Хусейнзода
ФГАОУ ВО Белгородский государственный национальный исследовательский университет Минобрнауки России
Россия

Абдуллои Файзали Хусейнзода — аспирант кафедры госпитальной хирургии Медицинского института.

308015, Белгород, ул. Победы, д. 85


Конфликт интересов:

отсутствие конфликта интересов



М.З. Абед Альфаттах Зубаиди
ФГАОУ ВО Белгородский государственный национальный исследовательский университет Минобрнауки России
Россия

Мохаммедейн Захран Абед Альфаттах Зубаиди — аспирант кафедры госпитальной хирургии Медицинского института.

308015, Белгород, ул. Победы, д. 85


Конфликт интересов: отсутствие конфликта интересов


Для цитирования:


Шкодкин С.В., Полищук А.В., Чирков С.В., Хусейнзода А.Ф., Абед Альфаттах Зубаиди М. Эректильная и микционная дисфункции при метаболическом синдроме. Вестник урологии. 2021;9(1):80-86. https://doi.org/10.21886/2308-6424-2021-9-1-80-86

For citation:


Shkodkin S.V., Polishchuk A.V., Chirkov S.V., Khuseynzoda A.F., Abed Alfattah Zubaydi M. Erectile dysfunction and micturition disorders in patients with metabolic syndrome. Vestnik Urologii. 2021;9(1):80-86. (In Russ.) https://doi.org/10.21886/2308-6424-2021-9-1-80-86

Просмотров: 123


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2308-6424 (Online)