Preview

Вестник урологии

Расширенный поиск

Клиническая оценка использования опросников симптомов нижних мочевых путей у мужчин

https://doi.org/10.21886/2308-6424-2020-8-4-23-31

Полный текст:

Аннотация

Введение. Частота прогрессирования симптомов нижних мочевых путей (СНМП), ассоциированных с гиперплазией предстательной железы у мужчин пожилого возраста, возрастает несмотря на совершенствование методов ранней диагностики и появление новых лекарственных средств. Для диагностики степени тяжести СНМП в клинической практике используют опросники — для оценки состояния пациента на первичном приеме и для контроля эффективности лечебных процедур.
Цель исследования. Сравнить эффективность оценки СНМП у мужчин пожилого возраста, с использованием двух шкал: международного индекса симптомов простаты (IPSS) и визуальной шкалы оценки симптомов заболеваний простаты (VPSS).
Материалы и методы. В исследование включены 56 мужчин жителей Забайкальского края в возрасте старше 50 лет с СНМП различной степени тяжести. Все пациенты самостоятельно заполняли опросники VPSS и IPSS (IPSS1). Впоследствии заполнение анкеты IPSS проводилось совместно с врачом-урологом (IPSS2). Выполнили анкетирование респондентов с помощью Монреальской шкалы оценки когнитивных функций (MoCa-тест) для определения степени когнитивных нарушений.
Результаты. После анализа результатов MoCa-теста все пациенты распределены на 3 группы: I — пациенты с признаками деменции, II — с когнитивными нарушениями, III — c отсутствием когнитивных нарушений. Получены достоверные различия при сравнении результатов IPSS1 / IPSS2. Наибольшие различия — у пациентов первой группы (76,47%; р < 0,05), наименьшие — в 3-й группе (12,5%; р > 0,05). Отмечена большая тяжесть СНМП при самостоятельном заполнении опросников (IPSS1). При оценке результатов по опроснику VPSS и ответов с участием врача (IPSS2) не получены статистически значимые различия во всех группах участников.
Выводы. Выявлена зависимость объективности заполнения опросников для диагностики СНМП от степени тяжести когнитивных нарушений и возраста респондентов. Установлена достоверная корреляция показателей VPSS со значениями валидизированной шкалы IPSS. Новый опросник может быть востребован в клинической практике врача-уролога для оценки степени СНМП у мужчин пожилого возраста как альтернатива общепринятой шкалы IPSS, в особенности у пациентов с когнитивными нарушениями.

Для цитирования:


Дударев В.А., Старцев В.Ю., Бакшеева Е.Г. Клиническая оценка использования опросников симптомов нижних мочевых путей у мужчин. Вестник урологии. 2020;8(4):23-31. https://doi.org/10.21886/2308-6424-2020-8-4-23-31

For citation:


Dudarev V.A., Startsev V.Yu., Baksheeva E.G. Clinical implications of using questionnaires in elderly men with urinary disorders. Vestnik Urologii. 2020;8(4):23-31. (In Russ.) https://doi.org/10.21886/2308-6424-2020-8-4-23-31

Введение

Симптомами нижних мочевых путей (СНМП) принято обозначать комплекс различных нарушений мочеиспускания, отрицательно влияющих на качество жизни лю­дей [1][2]. На сегодняшний день известно, что у каждого четвертого мужчины развивается гипер­плазия предстательной железы (ГПЖ) и СНМП [3]. По данным расчетов О.И. Аполихина и соавт. в Российской Федерации, более 13 млн. мужчин могут иметь ГПЖ и СНМП различной степени тя­жести [4]. Выраженность СНМП варьируется от минимального уровня до тяжелых расстройств мочеиспускания, существенно влияющих на тру­доспособность пациента. По современным пред­ставлениям, СНМП разделены на три группы в соответствии с расстройством фазы мочеиспуска­ния — «накопления», «опорожнения» и «пост- миктурические» [5]. На сегодняшний день суще­ствует большой спектр методик диагностики ГПЖ и СНМП у мужчин пожилого возраста, по боль­шей части, понятных для интерпретации врачом урологом [6]. Использование международной шкалы симптомов простаты (IPSS — International Prostate Symptom Score) и дополнительно ин­декса качества жизни, связанного с мочеиспу­сканием (QoL— Quality of life), позволяют врачу практически оценить выраженность нарушений мочеиспускания у пациентов любого возраста.

Однако любой вопросник обладает рядом недостатков, связанных с особенностями субъ­ективных ощущений респондента, которые он может трактовать с учётом времени и места за­полнения анкеты, наличия врача (например, в момент врачебного приёма) и опасения огласки его проблем. Результаты исследования N.R. Netto et al. (1995) показали, что для качественного за­полнения опросника IPSS от пациента требуется минимальный порог когнитивных способно­стей, эквивалентный программе незаконченного среднего образования. Как ни странно, авторы продемонстрировали обратную связь уровня об­разования респондента и восприятия смысла во­просов предлагаемого теста [7].

S.A. MacDiarmid et al. (1998) отметили, что «современный уровень образования людей по­жилого возраста в большинстве случаев не соот­ветствует минимальному порогу для правильного понимания вопросов IPSS» [8]. По мнению этих авторов, неправильное формирование ответов на список вопросов с последующей интерпретацией итогов может привести врача к ложным умоза­ключениям, а в дальнейшем — и к неверному вы­бору индивидуального лечебного подхода.

В ходе совместной работы C.L. van der Walt и сотрудников кафедры урологии Университета Стелленбош (Западный Кейп, Южная Африка) в 2011 году разработан опросник визуальной оценки симптомов заболеваний простаты (VPSS). Результаты данного опросника в гораздо мень­шей степени, чем IPSS, коррелируют с уровнем когнитивных способностей пациента [9]. В опрос­нике приведены 4 вопроса, соответствующие аналогам IPSS, с отражением информации о ча­стоте мочеиспускания в разные периоды време­ни (ночь и день), состоянии струи мочи и о каче­стве жизни респондента (рис. 1).


Рисунок 1. Опросник визуальной оценки симптомов заболеваний простаты (VPSS)

Figure 1. Visual Prostate Symptom Assessment questionnaire (VPSS)

Позже Y. Сеуlаn et al. (2015) провели исследо­вание, в котором опросник VPSS эксперименталь­но заполнялся группами мужчин с различными уровнями полученного образования. Установлена значимая корреляция VPSS и IPSS, сформулирова­но заключение о возможности широкого исполь­зования опросника у мужчин с недостаточно вы­соким уровнем образования [10].

В настоящее время клиницисты отмечают не­достаток адекватных опросников, использование которых поможет оценить динамику клинических проявлений СНМП, подобно лабораторному ме­тоду исследования. Клиническая практика нужда­ется в простой диагностике с большей степенью доказательности.

Цель исследования: сравнить эффективность оценки СНМП у мужчин пожилого возраста с ис­пользованием двух шкал: международного индек­са симптомов простаты (IPSS) и визуальной шкалы оценки симптомов заболеваний простаты (VPSS) с учётом степени когнитивных нарушений. Для реализации поставленной цели сформулированы задачи: 1. Сравнить валидность шкалы опросника VPSS в сравнении с IPSS. 2. Провести анализ объ­ективности заполнения пациентами опросников VPSS и IPSS, в зависимости от когнитивного статуса и его нарушений. 3. Оценить адекватность по­нимания пациентами вопросов, представленных в опроснике IPSS в связи с когнитивным статусом респондентов.

Материалы и методы

В исследовании приняли участие 56 мужчин жителей Забайкальского края в возрасте 53 - 85 лет (средний возраст — 64,82 года). Критерия­ми отбора в группы исследования были возраст мужчин старше 50 лет, наличие самостоятельного мочеиспускания, отсутствие онкологических за­болеваний органов мочевыделительной системы. Предварительно все респонденты тестированы с помощью Монреальской шкалы оценки когнитив­ных функций (тест МоСа). Обследуемые дважды заполняли анкету IPSS: сначала самостоятельно (IPSSl), затем при участии врача (IPSS2). Также, всех пациентов анкетировали по опроснику визуаль­ной оценки симптомов заболеваний простаты (VPSS). Для анализа качества жизни анкетируемых мужчин использовали шкалу QoL.

Статистическую обработку полученных дан­ных проводили с помощью программного обеспе­чения Statistica 8.0. при статистической обработке осуществляли попарное сравнение исследуемых групп с использованием непараметрического кри­терия Манна-Уитни, критическим уровнем значи­мости принимали значение р < 0,05.

Результаты

По итогам анкетирования респондентов (тест MoCa) определены 3 группы исследуемых: I — мужчины с 0 - 20 баллами (деменция) по тесту MoCa (n = 17), II — 21 - 25 баллов (когнитивные нарушения) (n = 24), III группа — 26 - 30 баллов (нет когнитивных нарушений) (n = 16). Средний возраст респондентов I, II и III групп составил 68,1; 63,2; 63,0 лет, соответственно.

У больных I группы после анкетирования по опроснику VPSS выявлено, что в 11,76% (n = 2) случаев наблюдалась лёгкая степень выраженно­сти СНМП, в 76,47% (n = 13) случаев — умеренная и в 11,76% (n = 2) случаев — тяжёлая (рис. 2).


Рисунок 2. Степени выраженности СНМП по опросникам VPSS, IPSS1, IPSS2 в I группе

Figure 2. Severity of LUTS according to VPSS, IPSS1, IPSS2 questionnaires in group I

По результатам самостоятельного запол­нения опросника IPSSl выявлено, что в 17,65% (n = 3) случаев диагностировалась лёгкая степень СНМП, умеренная степень — в 29,41% (n = 5) слу­чаев. В остальных 52,94% (n = 9) случаев опре­делена тяжёлая степень выраженности наруше­ний (рис. 2). После заполнения опросника IPSS2 у 17,65% (n = 3) пациентов определена лёгкая сте­пень выраженности СНМП, в 64,71% (n = 11) — умеренная, в остальных 17,65% (n = 3) — тяжёлая степень выраженности (рис. 3).


Рисунок 3. Сравнение результатов опросников IPSS1 / IPSS2, VPSS / IPSS1, VPSS / IPSS2 в I группе

Figure 3. Comparison of the results of the questionnaires IPSS1 / IPSS2, VPSS / IPSS1, VPSS / IPSS2  in group I

Различия результатов оценки нарушений мочеиспускания, полученных при заполнении опросников IPSSl c IPSS2, составили 76,47% (п = 13) случаев (рис. 3).

При сравнении результатов опросников VPSS / IPSSl в 64,71% (п = 11) случаев степень тя­жести СНМП не совпадала (рис. 3). При аналогич­ной оценке результатов ответов VPSS / IPSS2 раз­личия составили 29,41%.

Анализ результатов опросника IPSS, заполнен­ного самостоятельно и совместно с лечащим вра­чом, продемонстрировал статистически значимые различия (р < 0,05). Скорее всего, это свидетель­ствует о неполном понимании сути вопросов боль­ными при самостоятельном заполнении анкеты.

При оценке различий результатов ответов по симптомам накопления с тремя вариантами опросников после использования VPSS (в срав­нении с IPSSi1, IPSS2) отмечена статистически зна­чимая разница (р < 0,05). Значимых различий в отношении симптомов опорожнения не было (р > 0,05).

Во II группе (признаки когнитивных наруше­ний) при анкетировании VPSS лёгкая и умеренная степени СНМП отмечены в 29,17% (n = 7) и в 70,83% (n = 17) случаев соответственно. Тяжё­лой степени нарушений среди анкетируемых не было (рис. 4).


Рисунок 4. Степени выраженности СНМП по опроснику VPSS, IPSS1, IPSS2 во II группе

Figure 4. The severity of LUTS according to the VPSS, IPSS1, IPSS2 questionnaires in group II

После самостоятельного заполнения опрос­ника IPSS1 тяжёлая и умеренная степени СНМП отмечены в 29,17% (n = 7) и в 20,83% (n = 5) слу­чаев соответственно. У остальных 50% (n = 12) респондентов констатирована лёгкая степень на­рушений (рис. 4). После заполнения опросника с врачом (IPSS2) данные распределились так: лёг­кая, средняя и тяжёлая степени СНМП определе­ны в 33,33% (n = 8), 62,50% (n = 15) и 4,17% (n = 1) случаев соответственно.

При сравнении результатов IPSSi1 / IPSS2 вы­явлено несовпадение по числу баллов в 58,33% (n = 14) случаев (рис. 5).


Рисунок 5. Сравнение результатов опросников IPSS1 / IPSS2, VPSS / IPSS1, VPSS / IPSS2 во II группе

Figure 5. Comparison of the results of the questionnaires IPSS1 / IPSS2, VPSS / IPSS1, VPSS / IPSSin group II

Сравнимые результаты (50%) получены по ан­кетам VPSS / IPSS1, что говорит о сложностях ан­кетирования пациентов без посторонней помо­щи; совпадение данных VPSS / IPSS2 — в 79,17% (n = 24) случаях (рис. 5).

При оценке расхождений IPSS1 / IPSS2 во II группе выявлены статистически значимые разли­чия (р < 0,05). При сравнении итогов опроса по трём шкалам установлены результаты, аналогич­ные с I группой (р < 0,05). При отдельном срав­нении симптомов накопления и опорожнения VPSS, с IPSS1, IPSS2 статистически значимых раз­личий не было (р > 0,05). Симптомы накопления/ опорожнения при заполнении IPSS1 / IPSS2, а так­же результаты по шкалам качества жизни стати­стически не различались (р > 0,05).

В III группе (n = 16) после анкетирования VPSS в 75% (n = 12) случаев преобладала умеренная степень выраженности СНМП, в 25% (п = 4) — лёгкая степень. Тяжёлой степени нарушений мо­чеиспускания не было (рис. 6).


Рисунок 6. Степени выраженности СНМП по опросникам VPSS, IPSS1, IPSS2 в III группе

Figure 6. The severity of LUTS according to VPSS, IPSS1, IPSSquestionnaires in III group

При самостоятельном заполнении валидного опросника (IPSS1 в 56,25% (n = 9) случаев преобла­дала умеренная, в 31,25% (n = 5) — лёгкая, в 12,50% (n = 2) — тяжёлая степень нарушений мочеиспу­скания (рис. 5). После заполнения анкеты с врачом умеренная и лёгкая степени нарушений отмечены в 68,75% (n = 11) и в 31,25% (n = 5), соответственно. Тяжёлую степень СНМП не отмечали (рис. 6).

Как представлено на рисунке 7, при сопостав­лении IPSS1 / IPSS2 в 12,50% (n = 2) случаев отме­чены расхождения результатов оценки степени СНМП. Различия по оценке VPSS / IPSS1 составили 25% (n = 4), по VPSS / IPSS2 — 12,50% (n = 2) (рис. 7).


Рисунок 7. Сравнение результатов опросников IPSS1 / IPSS2, VPSS / IPSS1, VPSS / IPSSв III группе

Figure 7. Comparison of the results of questionnaires IPSS1 / IPSS2, VPSS / IPSS1, VPSS / IPSSin group III

При сравнении результатов опросника IPSS, заполненного самостоятельно и вместе с помощ­ником, в третьей группе пациентов статистически значимых различий не выявлено. Различия уров­ней признаков по результатам опросников VPSS c IPSS1 и IPSS2 были статистически недостоверны (р > 0,05). При оценке результатов по шкалам ка­чества жизни, статистически значимых различий во всех группах не выявлено (р > 0,05).

Обсуждение

Симптомы нижних мочевыводящих путей в совокупности представляют собой достаточно частое проявление среди мужчин, особенно в пожилом возрасте. Известно, что проявления СНМП в значительной степени влияют на повсед­невную жизнь пациентов.

Регламентированы стандартные инструмен­ты для оценки мнения пациентов о степени тя­жести нарушений мочеиспускания, в частности наиболее используемая международная шкала симптомов простаты. Несмотря на популярность данного опросника у медицинских специалистов урологического профиля, данные о частоте про­явлений отдельных симптомов у пациентов с ги­перплазией предстательной железы немногочис­ленны. Опросник отражает лишь субъективные суждения о выраженности СНМП, что во многом различается с объективной оценкой клинической ситуации и не позволяет специалисту быть объ­ективным [11].

Восприятие пациентами своего патологи­ческого состояния во многом определяется их культурными, религиозными и ментальными особенностями. Вопросы влияния ментального статуса пациента на особенности заполнения опросника нарушений мочеиспускания изуче­ны в работах прошлых лет. Так, в 2012 году M. Rom et al. отмечали важность учета ментальных изменений у пациентов с СНМП, для характери­стики которых использовали известную шкалу депрессии Бека (Beck Depression Inventory, BDI) [12]. подобная зависимость была отмечена и другими учеными.

В 2015 году доложены итоги популяционно­го исследования по анкетированию пациентов с СНМП с использованием IPSS и корейской версии шкалы депрессии Центра эпидемиоло­гических исследований (CES-D-K), с пороговой оценкой выраженной депрессии свыше 16 бал­лов [13]. Выявлена положительная корреляция между депрессивными симптомами, тяжестью СНМП (p < 0,001). В результате было сделано заключение о том, что тяжесть СНМП, как пра­вило, сопутствует риску депрессии, в сравне­нии со случаями более легких нарушений мо­чеиспускания. В последующих исследованиях гипотеза о взаимосвязи периодов депрессии с выраженностью нарушений мочеиспускания у мужчин пожилого возраста получила дополни­тельное подтверждение в работах учёных Юж­ной Кореи [14] и Тайваня [15].

Адекватность восприятия престарелым па­циентом клинической симптоматики, обуслов­ленной СНМП, признана важным показателем [16]. Удовлетворённость пациентов проведён­ным курсом лечения и динамикой клинической симптоматики, признаётся важными состав­ляющими эффективности, выбранной врачом тактики и даже выбранного метода операции. Эти показатели позволяют руководителям ме­дицинских организаций, фармацевтических компаний и разработчикам клинических реко­мендаций наиболее адекватно оценивать ка­чество медицинской помощи с учётом ожида­ний и предпочтений пациентов.

По мере того, как расширяется спектр вари­антов лечения, оценка восприятия валидных шкал пожилым мужчиной с наличием сопут­ствующей патологии, естественным страхом возрастных заболеваний и наступления смер­ти представляется актуальным направлением. При этом качественное междисциплинарное взаимодействие врача-уролога и врача-психиатра (или психоаналитика) у мужчин с нару­шением мочеиспускания, приобретает особую роль.

В отечественной медицинской литерату­ре подобным вопросам в условиях контроля СНМП у мужчин пожилого возраста внимание уделяется крайне редко. В клинической прак­тике направления уролого-психиатрического (или «психо-урологического») взаимодействия развиты преимущественно в области наруше­ний мужской сексуальной сферы. Это побудило авторов развить тему клинической оценки ре­зультатов анкетирования возрастных мужчин, и подобные исследования стоит продолжать

Выводы

  1. При заполнении опросника VPSS у мужчин с деменцией выявлено достоверно максималь­ное числом совпадений степени выраженности СНМП с опросником IPSS, заполненным при уча­стии лечащего врача, что, возможно, является свидетельством сложности понимания вопросов оценки тяжести СНМП данной категорией боль­ных.
  2. Несовпадение степени тяжести наруше­ний мочеиспускания у пациентов, включенных в исследование, свидетельствует о недостаточно полном понимании поставленных клиницистом вопросов, что может привести к избыточной оценке выраженности СНМП, что в свою очередь может негативно сказаться на выборе лечебной тактики.
  3. У мужчин без когнитивных нарушений могут в одинаково равной мере использовать­ся опросники VPSS и Частота несовпадения степени выраженности СНМП у респондентов этой группы является минимальной, что свиде­тельствует об адекватном уровне понимания предлагаемых вопросов.

Можно полагать, что применение опросника визуальной оценки симптомов заболеваний про­статы (VPSS) наиболее целесообразно у мужчин с когнитивными нарушениями и с клинической картиной деменции. Оценка качества жизни пациентов с нарушенным мочеиспусканием не определяется когнитивным статусом пациента и, вероятно, нуждается в дополнительном междис­циплинарном изучении.

Список литературы

1. Гаджиева З.К., Газимиев М.А., Аляев Ю.Г., Киндаров З.Б. Функциональное состояние нижних мочевыводящих путей у мужчин с инфравезикальной обструкцией. Уральский медицинский журнал. 2018;164(9):43-51. eLIBRARY ID: 36369920

2. Magistro G, Chapple CR, Elhilali M, Gilling P, McVary KT, Roehrborn CG, Stief CG, Woo HH, Gratzke C. Emerging Minimally Invasive Treatment Options for Male Lower Urinary Tract Symptoms. Eur Urol. 2017;72(6):986-997. https://doi.org/10.1016/j.eururo.2017.07.005

3. Lee SWH, Chan EMC, Lai YK. The global burden of lower urinary tract symptoms suggestive of benign prostatic hyperplasia: A systematic review and meta-analysis. Sci Rep. 2017;7(1):7984. https://doi.org/10.1038/s41598-017-06628-8

4. Аполихин О.И., Комарова В.А., Никушина А.А., Сивков А.В. Болезни предстательной железы в Российской Федерации: статистические данные 2008-2017 гг. Экспериментальная и клиническая урология. 2019;(2):4-13. https://doi.org/10.29188/2222-8543-2019-11-2-4-12

5. Athanasopoulos A, Chapple C, Fowler C, Gratzke C, Kaplan S, Stief C, Tubaro A. The role of antimuscarinics in the management of men with symptoms of overactive bladder associated with concomitant bladder outlet obstruction: an update. Eur Urol. 2011;60(1):94-105. https://doi.org/10.1016/j.eururo.2011.03.054

6. Старцев В.Ю., Дударев В.А. Факторы прогноза развития нарушений мочеиспускания при гиперплазии предстательной железы у мужчин пожилого возраста. Урология. 2018;(6):150-154. https://doi.org/10.18565/urology.2018.6.150-154

7. Netto Junior NR, de Lima ML. The influence of patient education level on the International Prostatic Symptom Score. J Urol. 1995;154(1):97-9. https://doi.org/10.1097/00005392-199507000-00034

8. MacDiarmid SA, Goodson TC, Holmes TM, Martin PR, Doyle RB. An assessment of the comprehension of the American Urological Association Symptom Index. J Urol. 1998;159(3):873-4. PMID: 9474172

9. van der Walt CL, Heyns CF, Groeneveld AE, Edlin RS, van Vuuren SP. Prospective comparison of a new visual prostate symptom score versus the international prostate symptom score in men with lower urinary tract symptoms. Urology. 2011;78(1):17-20. https://doi.org/10.1016/j.urology.2011.01.065

10. Ceylan Y, Gunlusoy B, Degirmenci T, Kozacioglu Z, Bolat D, Minareci S. Is new visual prostate symptom score useful as International Prostate Symptom Score in the evaluation of men with lower urinary tract symptoms? A prospective comparison of 2 symptom scores in Turkish society. Urology. 2015;85(3):653-7. https://doi.org/10.1016/j.urology.2014.10.057

11. Gannon K, Glover L, O'Neill M, Emberton M. Lower urinary tract symptoms in men: self-perceptions and the concept of bother. BJU Int. 2005;96(6):823-7. https://doi.org/10.1111/j.1464-410X.2005.05720.x

12. Rom M, Schatzl G, Swietek N, Rucklinger E, Kratzik C. Lower urinary tract symptoms and depression. BJU Int. 2012;110(11 Pt C):E918-21. https://doi.org/10.1111/j.1464-410X.2012.11552.x

13. 1Jeong WS, Choi HY, Nam JW, Kim SA, Choi BY, Moon HS, Kim KS. Men With Severe Lower Urinary Tract Symptoms Are at Increased Risk of Depression. Int Neurourol J. 2015;19(4):286-92. https://doi.org/10.5213/inj.2015.19.4.286

14. Rhee SJ, Kim EY, Kim SW, Kim SH, Lee HJ, Yoon DH, Ahn YM. Longitudinal study of the relationship between lower urinary tract symptoms and depressive symptoms. J Psychosom Res. 2019;116:100-105. https://doi.org/10.1016/j.jpsychores.2018.11.015

15. Huang CL, Wu MP, Ho CH, Wang JJ. The bidirectional relationship between anxiety, depression, and lower urinary track symptoms: A nationwide population-based cohort study. J Psychosom Res. 2017;100:77-82. https://doi.org/10.1016/j.jpsychores.2017.07.008

16. Castellini G, Wu FC, Finn JD, O'Neill TW, Lean ME, Pendleton N, Rastrelli G, Rutter MK, Gacci M, Ricca V, Maggi M; EMAS Study Group. Interactions Between Depression and Lower Urinary Tract Symptoms: The Role of Adverse Life Events and Inflammatory Mechanisms. Results From the European Male Ageing Study. Psychosom Med. 2016;78(6):758-69. https://doi.org/10.1097/PSY.0000000000000328


Об авторах

В. А. Дударев
Читинская государственная медицинская академия Минздрава России
Россия

Дударев Виктор Андреевич — ассистент курса урологии, кафедры факультетской хирургии.
672000, Чита, ул. Горького, д. 39 «а».
тел.: +7 (924) 272-87-76


Конфликт интересов:

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.



В. Ю. Старцев
Санкт-Петербургский государственный педиатрический медицинский университет Минздрава России
Россия

Старцев Владимир Юрьевич — доктор медицинских наук, доцент; профессор кафедры онкологии, детской онкологии и лучевой терапии.
194100, Санкт-Петербург, ул. Литовская, д. 2.


Конфликт интересов:

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.



Е. Г. Бакшеева
Читинская государственная медицинская академия Минздрава России
Россия

Бакшеева Елена Геннадьевна — клинический ординатор курса урологии, кафедры факультетской хирургии.
672000, Чита, ул. Горького, д. 39 «а».


Конфликт интересов:

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.



Для цитирования:


Дударев В.А., Старцев В.Ю., Бакшеева Е.Г. Клиническая оценка использования опросников симптомов нижних мочевых путей у мужчин. Вестник урологии. 2020;8(4):23-31. https://doi.org/10.21886/2308-6424-2020-8-4-23-31

For citation:


Dudarev V.A., Startsev V.Yu., Baksheeva E.G. Clinical implications of using questionnaires in elderly men with urinary disorders. Vestnik Urologii. 2020;8(4):23-31. (In Russ.) https://doi.org/10.21886/2308-6424-2020-8-4-23-31

Просмотров: 341


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2308-6424 (Online)