Preview

Вестник урологии

Расширенный поиск

Оценка эффективности баллонной дилатации рубцового сужения шейки мочевого пузыря после трансуретральных вмешательств на предстательной железе (предварительные результаты)

https://doi.org/10.21886/2308-6424-2021-9-1-5-13

Полный текст:

Аннотация

Введение. Рубцовая деформация шейки мочевого пузыря является одним из наиболее распространённых осложнений эндоскопических вмешательств на предстательной железе. Среди урологов нет единого мнения о том, какой метод целесообразно использовать при послеоперационной деформации шейки мочевого пузыря — трансуретральную резекцию или инцизию. В связи с этим исследование баллонной дилатации является перспективной альтернативой.

Цель исследования. Улучшить результаты баллонной дилатации у пациентов с рецидивирующей рубцовой деформацией шейки мочевого пузыря, возникшей после эндоскопических операций, выполненных по поводу ДГПЖ.

Материалы и методы. В исследование включено 34 пациента с рубцовой деформацией шейки мочевого пузыря после трансуретральной резекции или лазерной энуклеации простаты. Всем пациентам была выполнена ТУР шейки мочевого пузыря с использованием электро- (биполярной) и лазерной энергии. Больные были разделены на две группы: группу А (n = 16) составили мужчины, которым после резекции рубцовой ткани дополнительно выполнена трансуретральная баллонная дилатация, тогда как, в контрольную группу Б (n = 18) были включены мужчины, которым проводилась только консервативная терапия с применением альфа-адреноблокаторов.

Результаты. Через 2 месяца после ТУР шейки мочевого пузыря и 1 месяц после баллонной дилатации в группе А средний показатель суммы баллов по шкале IPSS составил 14,2 ± 2,1, показатель QoL — 2,9 ± 0,9, тогда как в группе Б к концу второго месяца после ТУР шейки мочевого пузыря эти показатели равнялись 16,2 ± 3,1 и 3,9 ± 0,8 баллам соответственно (p < 0,05). Средний показатель максимальной скорости потока мочи в группе А составил 15,8 ± 2,8 мл/с, в группе Б — 11,6 ± 2,8 мл/с (p < 0,05). Также в группе А выявлено значительное уменьшение объёма остаточной мочи с 43,4 ± 34,4 до 27,8 ± 12,5 мл, тогда как в группе Б этот показатель уменьшился с 49,1 ± 30,2 до 30,2 ± 11,7 мл.

Выводы. Метод трансуретральной баллонной дилатации рубцово-деформированной шейки мочевого пузыря под ультразвуковым контролем с применением местной анестезии позволяет избежать грубой травматизации уретры и шейки мочевого пузыря цистоскопом или механическим бужом и таким образом снизить вероятность возникновения и тяжесть осложнений данного метода лечения.

Для цитирования:


Аббосов Ш.А., Охоботов Д.А., Сорокин Н.И., Шомаруфов А.Б., Шапаров Б.М., Наджимитдинов Я.С., Мухтаров Ш.Т., Акилов Ф.А., Камалов А.А. Оценка эффективности баллонной дилатации рубцового сужения шейки мочевого пузыря после трансуретральных вмешательств на предстательной железе (предварительные результаты). Вестник урологии. 2021;9(1):5-13. https://doi.org/10.21886/2308-6424-2021-9-1-5-13

For citation:


Abbosov S.A., Okhobotov D.A., Sorokin N.I., Shomarufov A.B., Shaparov B.M., Nadzhimitdinov Y.S., Mukhtarov S.T., Akilov F.A., Kamalov A.A. Balloon dilatation of cicatricial bladder neck contracture: evaluation of the efficacy after transurethral prostate interventions (preliminary results). Vestnik Urologii. 2021;9(1):5-13. (In Russ.) https://doi.org/10.21886/2308-6424-2021-9-1-5-13

Введение

Наиболее эффективным, освоенным и доступным стандартом хирургиче­ского устранения инфравезикальной обструкции в настоящее время считают транс­уретральную резекцию простаты (ТУРП) и эндо­скопическую энуклеацию. Операция более 50 лет используется в клинической практике и признана эффективным и относительно безопасным ме­тодом лечения больных с доброкачественной гиперплазией предстательной железы (ДГПЖ) средних размеров, сопровождающимся неболь­шим количеством послеоперационных осложне­ний (кровотечение наблюдают от 1,7% до 8,2%, ТУР синдром — до 1,1% случаев) и коротким сроком пребывания в стационаре [1]. Вместе с тем рубцово-склеротические изменения шейки мо­чевого пузыря, возникающие после эндоскопи­ческих вмешательств на предстательной железе, обусловливают необходимость повторных опе­ративных вмешательств.

Следует указать на то, что при ТУРП, выпол­ненной при ДГПЖ небольшого объёма, ослож­нения возникают в 15% случаев и включают кро­вотечение, стрикеру уретры (2,2 - 9,8% случаев) и впоследствии рубцовые деформации шейки мочевого пузыря (0,3% - 9,1% случаев) [2, 3]. Ве­роятно, одной из причин формирования рубцов является чрезмерная резекция тканей в области шейки мочевого пузыря [4].

Лечение рубцовой деформации шейки мо­чевого пузыря является трудной задачей даже для опытных урологов, так как часто приходится выполнять несколько вмешательств для устране­ния инфравезикальной обструкции. Как правило, применяют эндоскопические способы: дилата­цию, уретротомию под визуальным контролем, резекцию шейки мочевого пузыря. После по­добных вмешательств нередко может развиться недержание мочи, что ухудшает качество жизни пациентов [5].

Среди урологов нет единого мнения о том, какой метод целесообразно использовать при послеоперационной стриктуре заднего отдела уретры/шейки мочевого пузыря (деформации шейки МП) - ТУР или инцизию. В связи с этим исследование баллонной дилатации является перспективной альтернативой.

Цель исследования — улучшить результаты баллонной дилатации у пациентов с рубцовой деформацией шейки мочевого пузыря, возник­шей после эндоскопических операций по поводу ДГПЖ.

Материалы и методы

В рамках проспективного и одноцентрового исследования за период с апреля 2019 по август 2020 года 34 пациентам с рубцовой деформа­цией шейки мочевого пузыря после ТУРП и ла­зерной энуклеации была выполнена ТУР шейки мочевого пузыря с использованием электро- (би­полярной) и лазерной энергии. Больные были разделены на две группы: в группу А (n = 16) были включены мужчины, которым после ТУР рубцовой ткани дополнительно была выполнена баллонная дилатация (БД), тогда как в контроль­ную группу Б (n = 18) были включены мужчины, которым после ТУР шейки проводилась только консервативная терапия с применением альфа-адреноблокаторов (Омник©) и Лидазы (Lydase). Критериями включения больных в исследование явилось наличие рубцового сужения шейки мо­чевого пузыря, сформировавшегося после ТУРП и эндоскопической энуклеации аденомы про­статы. Пациенты, прооперированные по поводу злокачественных новообразований простаты, а также пациенты с посттравматическими, по­ствоспалительными стриктурами уретры были исключены из исследования. Всем больным кро­ме клинико-лабораторных исследований перед операцией выполняли урофлоуметрию, измеря­ли объём остаточной мочи и проводили транс­ректальную ультрасонографию (ТРУЗИ) пред­стательной железы. Наличие сужения в области шейки мочевого пузыря было подтверждено при уретроцистоскопии. Основные клинико-анамне­стические характеристики больных приведены в таблице 1.

Таблица 1. Основные клинические параметры больных
Table 1. Basic clinical parameters of patients

Методика выполнения баллонной дила­тации. Для оценки состояния шейки мочевого пузыря перед баллонной дилатацией выпол­няли ТРУЗИ простаты и определяли состояние предстательной железы, визуализируя её в про­дольном срезе. При этом измеряли длину ложа удалённой аденомы, передне-задний размер в наиболее широкой части, билатеральный раз­мер в наиболее широкой части, объём дефекта и передне-задний размер шейки мочевого пузыря.

После введения в мочеиспускательный канал анестезирующего геля Катеджель© через уретру в просвет мочевого пузыря вводили уретральный катетер (Softsimplastic, Dufour) баллонного типа с увеличенной ёмкостью. Наиболее оптимальным, по нашему мнению, для данной процедуры явля­ется баллонный катетер 18 Fr, диаметр которого позволяет провести его через суженный участок, при этом он — достаточно упругий для дилата­ции рубцов.

Под контролем ТРУЗИ баллон уретрального катетера устанавливают в просвет шейки моче­вого пузыря таким образом, чтобы широчайшая часть баллона была локализована в области по­перечника рубцового кольца шейки мочевого пу­зыря, и раздувают до объёма, несколько превы­шающего размер поперечника ложа удалённой аденомы простаты так, чтобы стенки баллона оказывали давление на рубцовое кольцо. Баллон оставляют в таком положении на 5 минут, в тече­ние которых благодаря свойству упругости бал­лон стремится принять свойственную раздутому состоянию форму и ликвидировать сдавление, за счет чего происходит бережное эластическое растяжение и надрыв рубцового кольца шейки мочевого пузыря. Затем подобную манипуляцию осуществляют, переместив баллон в ложе уда­лённой аденомы простаты.

Для того чтобы оценить результаты проведен­ной процедуры, повторно выполняли измерение показателей длины ложа удалённой простаты, передне-заднего размера в наиболее широкой части, билатерального размера в наиболее ши­рокой части, передне-заднего размера и объ­ёма дефекта шейки мочевого пузыря. Результа­ты обоих измерений отражают состояние шейки до и после манипуляции, то есть визуализируют дилатирующий эффект процедуры. Данное ис­следование позволяет оценить индивидуальную динамику состояния шейки мочевого пузыря по вышеуказанным показателям. После заверше­ния манипуляции для контроля уродинамическо- го статуса пациента выполняли урофлоуметрию.

Баллонную дилатацию осуществляли в не­сколько сеансов, до получения желаемого эффек­та и закрепления результатов растяжения шейки мочевого пузыря. Первый сеанс дилатации всем больным группы А проводили через 1 месяц по­сле ТУР шейки мочевого пузыря. Повторные вме­шательства выполняли через 1, 2, 3 месяца после 1 сеанса и далее каждые три месяца в течение 9 месяцев. Суммарно — 6 процедур в течение 15 месяцев.

Статистические методы. Статистический анализ данных проводился с применением па­кетов для статистического анализа «Microsoft Excel 2019» и «IBM SPSS© Statistics 21.0». Анализ соответствия распределения признака закону нормального распределения проводили по одно выборочному критерию Колмогорова-Смирнова. Средние значения по группам представляли в виде выборочного среднего значения (параме­трические критерии) и стандартного отклонения M + SD, а также в виде среднего значения (не­параметрические критерии) с 25% - 75% квар­тилями. Значимость различий между группами проверялись с помощью критериев Стьюдента (t), Манна-Уитни и Вилкоксона; различия счита­ли значимыми при p < 0,05, а при множествен­ном сравнении при уровне р. Чтобы установить статистическую значимость наблюдаемых раз­личий между группами сравнивали: 1) средние величины этих изменений по t-критерию для независимых групп; 2) средние ранги значений с помощью критерия Манна-Уитни для 2-х неза­висимых выборок и критерия Вилкоксона для 2-х связанных выборок.

Результаты

Через 2 месяца после ТУР шейки мочевого пузыря и 1 месяц после баллонной дилатации средний показатель максимальной скорости по­тока мочи в группе А составил 15,8 ± 2,8 мл/с, тогда как в группе Б этот параметр спустя 2 меся­ца после ТУР шейки мочевого пузыря был равен 11,6 ± 2,8 мл/с. Также в группе А выявлено значи­тельное уменьшение объёма остаточной мочи - с 43,4 ± 34,4 до 27,8 ± 12,5 мл, а в группе Б этот по­казатель уменьшился с 49,1 ± 30,2 до 30,2 ± 11,7 мл (табл. 2).

Таблица 2. Динамика показателей в группах после ТУР шейки мочевого пузыря
Table 2. Dynamics of some parameters in the groups after transurethral resection


Примечания: 1) * — показатели до трансуретральной резекции (ТУР) шейки мочевого пузыря; ** — показатели через 2 месяца после ТУР шейки мочевого пузыря; *** — показатели через 3 месяца после ТУР шейки мочевого пузыря. 2) Qmax ― максимальная скорость мочеиспускания; Vres — объём остаточной мочи
Notes: 1) * — indicators before transurethral resection (TUR) of the bladder neck; ** — indicators 2 months after TUR of the bladder neck; *** — indicators 3 months after TUR of the bladder neck. 2) Qmax ― maximum urination rate; Vres — residual urine

Спустя 3 месяца после ТУР шейки мочевого пузыря в группе А отмечено ухудшение как само­чувствия больных, так и показателей урофлоуметрии, увеличение количества остаточной мочи у 7 (43,8%) пациентов. Этим больным выполнена повторная баллонная дилатация с последующим хорошим результатом. Следует отметить, что при повторном вмешательстве, для расширения бал­лона приходилось затрачивать меньше усилий и диаметр шейки мочевого пузыря легко подда­вался увеличению. В группе Б ухудшение состо­яния отмечено у всех пациентов уже на втором месяце после терапии, причём неблагоприятная тенденция изменения параметров сохранилась к концу 3 месяца. Всем больным выполнена по­вторная ТУР шейки мочевого пузыря с примене­нием электро- или лазерной энергии.

После применения баллонной дилатации серьёзных осложнений, требующих дополни­тельного вмешательства, не наблюдалось ни в одном из случаев. У 9 (56,3%) мужчин в группе А отмечена гематурия, которая не требовала применения гемостатических препаратов, не сопровождалась снижением гемоглобина в пе­риферической крови.

Обсуждение

Несмотря на то, что в последние годы были разработаны и внедрены в практику новые эндо­скопические методы лечения больных с ДГПЖ, в том числе биполярные резекции (B-TURP) и лазерные энуклеации, частота осложнений по­сле данных оперативных вмешательств все еще остается довольно высокой, в том числе стрикту­ры уретры (2,2 - 9,8%) и рубцовое сужение (кон­трактура) шейки мочевого пузыря (0,3 - 9,2%) [5]. Считается, что рубцовая деформация шейки мочевого пузыря обычно возникает после резек­ций, выполненных по поводу небольших разме­ров простаты и является следствием ишемии тка­ней [2, 5]. Поэтому к показаниям для выполнения ТУРП при небольших размерах железы следует отнестись крайне селективно.

Контрактура шейки мочевого пузыря в зна­чительной степени ухудшает отдалённые резуль­таты ТУРП, качество жизни больных, которые нередко подвергаются неоднократным и болез­ненным оперативным вмешательствам, не полу­чая желаемого результата. Поэтому лечение этой категории больных представляет собой серьёз­ную клиническую проблему, для решения кото­рой предложены различные методы лечения, та­кие как глубокие боковые разрезы стенки уретры с использованием холодного ножа или лазера, биполярная вапоризация шейки мочевого пузы­ря, разрез с внутрипузырной инъекцией Митомицина С и Т-пластикой и, наконец, баллонная дилатация и реконструктивные операции [6]. Од­нако все указанные методы лечения связаны со значительной частотой рецидивов, и урологами продолжается поиск наиболее оптимального ме­тода, желательно малоинвазивного, для устране­ния послеоперационной деформации шейки мо­чевого пузыря. И в данном свете перспективным направлением является применение методики баллонной дилатации, которая успешно приме­няется на практике как альтернативный метод лечения стриктур уретры.

J.W. Steenkamp et al. изучили результаты при­менения дилатации и внутренней уретротомии в качестве лечения послеоперационных стриктур уретры. Авторы не обнаружили значитель­ной разницы в эффективности использованных методов, однако подчеркнули, что они являют­ся менее эффективными с увеличением длины стриктуры и рекомендуют выполнять дилатацию или внутреннюю оптическую уретротомию при стриктурах протяженностью не более 2 см. В данном исследовании частота рецидивов через 12 месяцев после вмешательства составила око­ло 40% у пациентов со стриктурой уретры протя­жённостью менее двух см и 80% в случаях - при длине 4 см. Регрессионный анализ показал, что на каждый 1 см длины стриктуры уретры риск ре­цидива увеличивается на 22% [7].

Трансуретральная баллонная дилатация лег­ко выполнима и является менее инвазивной, по сравнению с инцизией холодным ножом, а пре­имуществом баллонного расширения является более низкий риск повреждения сосудов уретры. Наиболее частыми осложнениями, которые мо­гут встречаться в 20% случаев после уретрото­мии, являются гематомы промежности и крово­течения из уретры, что требует дополнительных вмешательств [7, 8]. Также следует отметить не­держание мочи, наблюдаемое в 75% случаев [6].

Наиболее целесообразным, легко выполни­мым и вполне доступным способом устранения послеоперационной инфравезикальной об­ струкции является использование специального катетера с баллоном, позволяющим увеличить просвет уретры [9]. Однако условиями приме­нения данного метода при лечении пациентов с деформацией шейки мочевого пузыря являют­ся наличие сохраненного просвета и отсутствие протяжённых стриктур уретры. Поэтому при ис­пользовании этого метода перед операцией мы всем больным выполняли уретрографию и уре­троскопию для определения состояние уретры и мочевого пузыря и возможности использования баллонной дилатации.

Дилатация обычно происходит быстро, дает немедленные результаты и технически является относительно не сложной манипуляцией. Следует отметить, что дилатация предполагает последова­тельное растяжение, а не разрыв тканей стриктуры.

Трансуретральная баллонная дилатация была выполнена P. Ramchandani et al. у пациентов по­сле радикальной простатэктомии и увенчалось успехом в 59% случаев, остальные пациенты были подвергнуты трансуретральному рассечению пу­зырно-уретрального анастомоза. Однако в даль­нейшем этим больным потребовалось выполнить повторную баллонную дилатацию. Автор отметил, что недержание мочи было только у одного паци­ента, которому выполнена инцизия шейки моче­вого пузыря, и ни в одном случае не выявлено у тех, которым выполнена баллонная дилатация [10]. По нашим данным, нарушения удержания мочи не наблюдали ни у одного мужчины.

При этом P. Ramchandani использовал баллон «низкого» давления, а G. Ishii применил для ле­чения больных с послеоперационными стрикту­рами уретральный баллонный катетер высокого давления (до 30 атм.), который обеспечивал до­статочное увеличение его объема и приводил к дилатации сужения. В настоящее время нет ясности, является ли более высокое давление в баллоне положительным фактором и что рас­ширение происходит более эффективно, чем применение «обычного» баллон. Тем не менее, положительным моментом является радиальное приложение сил, расширяющих стриктуру, избе­гая при этом потенциально травмирующих мо­ментов, связанных с последовательной жесткой дилатацией. Использование подобного метода позволило добиться положительных результатов в 80% случаев [11].

Особо следует остановиться на способе оцен­ки расположения баллона, при расширении ко­торого будет выполнена дилатация в том участке уретры, который требует коррекции. Для этой цели были использованы рентгентелевидение, ультрасонография или визуальный контроль.

J. Gelman et al. применили дилатацию, ис­пользуя ригидный цистоскоп, а расположение баллона контролировали визуально. Авторы счи­тают, что, поскольку процедура выполняется при прямой визуализации, она более контролируе­ма, чем использование проводников и позволя­ет избежать образования ложного хода. Однако вмешательство требует общей или спинальной анестезии и после операции имеется необходи­мость в госпитализации больного [12]. Предло­женная нами методика баллонной дилатации может быть выполнена с применением местных анестетиков в амбулаторных условиях под кон­тролем ТРУЗИ.

Так, J.B. Vyas et al. ретроспективно изучили результаты баллонной дилатации, выполненной у пациентов со стриктурой уретры после эндо­скопических и традиционных операций. Лечение проведено больным с протяженностью стриктуры менее 1,5 см, под рентген-контролем. Катетер с баллоном (Cook Urological, Spencer, Indiana) вво­дили в уретру по металлическому проводнику и создавали давление в баллоне до тех пор, пока не исчезнет «талия». Следует отметить, что мы также ориентировались на деформацию баллона, одна­ко дилатацию выполняли на двух участках, тогда как авторы применяли баллонную дилатацию в одной позиции. После вмешательства мочевой пузырь дренировали с помощью уретрального ка­тетера так же, как в нашем случае. Ликвидировать стриктуру удалось у 68,3% пациентов [13].

T. Xie et al. применили баллонную дилатацию стриктуры уретры под ультрасонографическим контролем. Операция была выполнена успешно у всех пациентов без каких-либо серьёзных ослож­нений. Уретральный катетер был удален через 3 - 4 недели после операции. Метод был исполь­зован при лечении 5 пациентов со стрикерами уретры, авторы добились хороших результатов и эффективность операции оценивали с помощью уретроцистоскопии [14]. Нами также при бал­лонной дилатации была использована ультрасо­нография, но при этом мы измеряли длину ложа удалённой простаты, передне-задний размер в наиболее широкой части, билатеральный раз­мер в наиболее широкой части, объём дефекта, передне-задний размер шейки мочевого пузыря. После дилатации методом сравнения оценивали эффективность манипуляции.

Заключение

Несмотря на небольшое количество больных, которым выполнено вмешательство и корот­кие сроки наблюдения после операции, метод трансуретральной баллонной дилатации рубцо­во-деформированной шейки мочевого пузыря под ТРУЗИ контролем с применением местной анестезии позволяет избежать травматизации уретры и шейки мочевого пузыря цистоскопом или механическим бужом и, таким образом, снизить вероятность возникновения и тяжесть осложнений данного метода лечения. Клини­ческий эффект метода достигается за счёт ста­билизации рубцового кольца на уродинамически приемлемом уровне. Рубцовое кольцо при периодическом механическом надрыве, который достигается за счёт нескольких сеан­сов постепенного эластического растяжения фиброзного кольца баллоном катетера, долж­но стабилизироваться за счёт фиброзирования участков надрыва. Баллон катетера в данном случае обеспечивает постепенное эластиче­ское растяжение фиброзного кольца, препят­ствуя избыточной его травматизации и предо­храняя от «агрессивного» рубцевания шейки мочевого пузыря. Тем не менее, следует про­должить исследования в этом, на наш взгляд, перспективном направлении, так как получены обнадеживающие результаты.

Список литературы

1. Sun F, Sun X, Shi Q, Zhai Y. Transurethral procedures in the treatment of benign prostatic hyperplasia: A systematic review and meta-analysis of effectiveness and complications. Medicine (Baltimore). 2018;97(51):e13360. DOI: 10.1097/MD.0000000000013360

2. Rassweiler J, Teber D, Kuntz R, Hofmann R. Complications of transurethral resection of the prostate (TURP)--incidence, management, and prevention. Eur Urol. 2006;50(5):969-79; discussion 980. DOI: 10.1016/j.eururo.2005.12.042

3. Ahyai SA, Gilling P, Kaplan SA, Kuntz RM, Madersbacher S, Montorsi F, Speakman MJ, Stief CG. Meta-analysis of functional outcomes and complications following transurethral procedures for lower urinary tract symptoms resulting from benign prostatic enlargement. Eur Urol. 2010;58(3):384-97. DOI: 10.1016/j.eururo.2010.06.005

4. Reich O, Gratzke C, Bachmann A, Seitz M, Schlenker B, Her-manek P, Lack N, Stief CG; Urology Section of the Bavarian Working Group for Quality Assurance. Morbidity, mortality and early outcome of transurethral resection of the prostate: a prospective multicenter evaluation of 10,654 patients. J Urol. 2008;180(1):246-9. DOI: 10.1016/j.juro.2008.03.058

5. Рева И.А., Живов А.В., Берников А.Н., Пушкарь Д.Ю. Факторы риска развития и методики коррекции послеоперационного стеноза везикоуретрального анастомоза (обзор литературы). Онкоурология. 2017;13(2):104-112. DOI: 10.17650/1726-9776-2017-13-2-104-112

6. Parker DC, Simhan J. Management of complications after surgical outlet reduction for benign prostatic obstruction. Can J Urol. 2015;22 Suppl 1:88-92. PMID: 26497349

7. Steenkamp JW, Heyns CF, de Kock ML. Internal urethrotomy versus dilation as treatment for male urethral strictures: a prospective, randomized comparison. J Urol. 1997;157(1):98-101. PMID: 8976225

8. Vicente J, Salvador J, Caffaratti J. Endoscopic urethrotomy versus urethrotomy plus Nd-YAG laser in the treatment of urethral stricture. Eur Urol. 1990;18(3):166-8. DOI: 10.1159/000463901

9. Lee YH, Chiu AW, Huang JK. Comprehensive study of bladder neck contracture after transurethral resection of prostate. Urology. 2005;65(3):498-503; discussion 503. DOI: 10.1016/j.urology.2004.10.082

10. Ramchandani P, Banner MP, Berlin JW, Dannenbaum MS, Wein AJ. Vesicourethral anastomotic strictures after radical prostatectomy: efficacy of transurethral balloon dilation. Radiology. 1994;193(2):345-9. DOI: 10.1148/radiology.193.2.7972741

11. Ishii G, Naruoka T, Kasai K, Hata K, Omono H, Suzuki M, Kimura T, Egawa S. High pressure balloon dilation for vesicourethral anastomotic strictures after radical prostatectomy. BMC Urol. 2015;15:62. DOI: 10.1186/s12894-015-0059-9

12. Gelman J, Liss MA, Cinman NM. Direct vision balloon dilation for the management of urethral strictures. J Endou-rol. 2011;25(8):1249-51; discussion 1251. DOI: 10.1089/end.2011.0034

13. Vyas JB, Ganpule AP, Muthu V, Sabnis RB, Desai MR. Balloon dilatation for male urethral strictures "revisited". Urol Ann. 2013;5(4):245-8. DOI: 10.4103/0974-7796.120296

14. Xie TP, Huang XB, Xu QQ, Ye HY, Yang QY, Wang XF. [Balloon dilation by B ultrasound monitoring for treatment of urethral stricture: 5 case reports]. Beijing Da Xue Xue Bao Yi Xue Ban. 2014;46(4):657-8. (In Chinese). PMID: 25131490


Об авторах

Ш. А. Аббосов
ФГБОУ ВО Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова; Ташкентская медицинская академия
Россия

Шухрат Анварович Аббосов — аспирант кафедры урологии и андрологии МГУ им. М.В. Ломоносова.

119991, Москва, Ленинские горы, д. 1; 100109, Ташкент, ул. Фаробий, д. 2; тел.: +7 (901) 336-22-32


Конфликт интересов: отсутствие конфликта интересов


Д. А. Охоботов
ФГБОУ ВО Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова
Россия

Дмитрий Александрович Охоботов — кандидат медицинских наук; старший преподаватель кафедры урологии и андрологии ФГБОУ ВО «МГУ им. М.В. Ломоносова»

119991, Москва, Ленинские горы, д. 1


Конфликт интересов: отсутствие конфликта интересов


Н. И. Сорокин
ФГБОУ ВО Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова
Россия

Николай Иванович Сорокин — доктор медицинских наук, профессор; руководитель урологической службы медицинского научнообразовательного центра, ведущий научный сотрудник отдела урологии и андрологии ФГБОУ ВО МГУ им. М.В. Ломоносова.

119991, Москва, Ленинские горы, д. 1


Конфликт интересов: отсутствие конфликта интересов


А. Б. Шомаруфов
ФГБОУ ВО Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова; Ташкентская медицинская академия
Россия

Азизбек Баходирович Шомаруфов — аспирант кафедры урологии и андрологии ФГБОУ ВО МГУ им. М.В. Ломоносова.

100109, Ташкент, ул. Фаробий, д. 2


Конфликт интересов: отсутствие конфликта интересов


Б. М. Шапаров
Ташкентская медицинская академия
Узбекистан

Борис Мурадинович Шапаров — аспирант кафедры урологии и андрологии ФГБОУ ВО МГУ им. М.В. Ломоносова.

100109, Ташкент, ул. Фаробий, д. 2


Конфликт интересов: отсутствие конфликта интересов


Я. С. Наджимитдинов
Ташкентская медицинская академия
Узбекистан

Ялкин Саидович Наджимитдинов — кандидат медицинских наук; доцент кафедры урологии.

100109, Ташкент, ул. Фаробий, д. 2


Конфликт интересов: отсутствие конфликта интересов


Ш. Т. Мухтаров
Ташкентская медицинская академия
Узбекистан

Шухрат Турсунович Мухтаров — доктор медицинских наук, доцент; профессор кафедры урологии Ташкентской медицинской академии, директор Республиканского специализированный научно практического медицинского центра урологии.

100109, Ташкент, ул. Фаробий, д. 2


Конфликт интересов: отсутствие конфликта интересов


Ф. А. Акилов
Ташкентская медицинская академия
Узбекистан

Фархад Атауллаевич Акилов — доктор медицинских наук, профессор; заведующий кафедрой урологии.

100109, Ташкент, ул. Фаробий, д. 2


Конфликт интересов: отсутствие конфликта интересов


А. А. Камалов
ФГБОУ ВО Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова
Узбекистан

Армаис Альбертович Камалов — доктор медицинских наук, профессор, Академик РАН; заведующий кафедрой урологии и андрологии, директор университетской клиники ФГБОУ ВО МГУ им. М.В. Ломоносова.

119991, Москва, Ленинские горы, д. 1


Конфликт интересов: отсутствие конфликта интересов


Для цитирования:


Аббосов Ш.А., Охоботов Д.А., Сорокин Н.И., Шомаруфов А.Б., Шапаров Б.М., Наджимитдинов Я.С., Мухтаров Ш.Т., Акилов Ф.А., Камалов А.А. Оценка эффективности баллонной дилатации рубцового сужения шейки мочевого пузыря после трансуретральных вмешательств на предстательной железе (предварительные результаты). Вестник урологии. 2021;9(1):5-13. https://doi.org/10.21886/2308-6424-2021-9-1-5-13

For citation:


Abbosov S.A., Okhobotov D.A., Sorokin N.I., Shomarufov A.B., Shaparov B.M., Nadzhimitdinov Y.S., Mukhtarov S.T., Akilov F.A., Kamalov A.A. Balloon dilatation of cicatricial bladder neck contracture: evaluation of the efficacy after transurethral prostate interventions (preliminary results). Vestnik Urologii. 2021;9(1):5-13. (In Russ.) https://doi.org/10.21886/2308-6424-2021-9-1-5-13

Просмотров: 405


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2308-6424 (Online)