Preview

Вестник урологии

Расширенный поиск

Трансвертебральная магнитная нейромодуляция как метод лечения гиперактивности мочевого пузыря: 6 месяцев наблюдения

https://doi.org/10.21886/2308-6424-2020-8-4-62-71

Полный текст:

Аннотация

Ведение. Наиболее распространённым видом дисфункции нижних мочевыводящих путей является гиперактивный мочевой пузырь (ГАМП). На сегодняшний день существует потребность в поиске новых эффективных методов лечения данного заболевания.
Цель исследования. Оценить эффективность трансвертебральной магнитной нейромодуляции (ТМН) поясничного отдела позвоночника у пациентов с ГАМП.
Материалы и методы. В исследование были включены 26 пациентов. Курс лечения составил 15 процедур (3 раза в неделю 5 недель). До и после лечения на сроках 1, 3 и 6 месяцев проводилась оценка субъективных жалоб посредством опросников ICIQ-SF и OAB-q SF. Оценивались объективные показатели посредством уродинамиче-ских исследований до и спустя 6 месяцев после лечения.
Результаты. Достигнуто значимое улучшение субъективного состояния пациентов на всех этапах наблюдения. Наибольшее влияние трансвертебральная магнитная нейромодуляция оказала на такие уродинамические параметры, как первое ощущение наполнения, первое ощущение позыва, сила позыва, максимальная цистометрическая ёмкость. Паттерны фазовой гиперактивности регрессировали у 60,8% пациентов после лечения и терминальной гиперактивности — у 41,7 % пациентов.
Выводы. В исследовании получен значимый терапевтический эффект ТМН у пациентов с ГАМП. Необходимы дальнейшие крупные плацебо-контролируемые исследования для создания универсальных эффективных протоколов лечения дисфункций нижних мочевыводящих путей.

Для цитирования:


Ковалев Г.В., Шкарупа Д.Д., Кубин Н.Д., Зайцева А.О., Бородулина И.В., Мусиенко П.Е. Трансвертебральная магнитная нейромодуляция как метод лечения гиперактивности мочевого пузыря: 6 месяцев наблюдения. Вестник урологии. 2020;8(4):62-71. https://doi.org/10.21886/2308-6424-2020-8-4-62-71

For citation:


Kovalev G.V., Shkarupa D.D., Kubin N.D., Zaitseva A.O., Borodulina I.V., Musienko P.E. Transvertebral magnetic neuromodulation for the treatment of overactive bladder: 6 months follow-up. Vestnik Urologii. 2020;8(4):62-71. (In Russ.) https://doi.org/10.21886/2308-6424-2020-8-4-62-71

Введение

Гиперактивный мочевой пузырь (ГАМП) - это симптомокомплекс, включающий в себя ургентность, учащённое мочеиспускание, ургентное недержание мочи и ноктурию. [1]. Существует множество этиологических причин развития данной патологии, и универсального патогенетического лечения для неё не разработано. Согласно данным литературы наиболее часто в клинической практике встречается идиопатическая форма ГАМП [2]. На сегодняшний день общепринятым является линейный путь коррекции этого заболевания, основанный на повышении степени инвазивности лечебного мероприятия (физиотерапевтическое лечение и поведенческая терапия, приём медикаментов, минимально-инвазивные процедуры и хирургическое лечение). Тем не менее, высокий уровень отказа пациентов от лекарственной терапии в связи с недостаточной эффективностью и побочными эффектами и неоднозначные результаты недавних рандомизированных контролируемых исследований (РКИ), сравнивающих исходы инвазивной нейромодуляции, подчёркивают актуальность поиска новых эффективных методов воздействия на нижние мочевые пути [3][4].

Одним из возможных перспективных направлений для лечения дисфункции нижних мочевыводящих путей является магнитная нейромодуляция. Данный метод основан на установленном в 1831 году Майклом Фарадеем законе, что переменный ток создаёт магнитное поле, которое, в свою очередь, способно индуцировать электрическое поле и, соответственно, вторичный ток в близлежащем проводящем пространстве. Спустя 150 лет Бейкером был разработан первый магнитный стимулятор для транскраниальной стимуляции человеческого мозга, ставший предпосылкой для последующего клинического применения магнитной нейромодуляции.

За последние три десятилетия интерес к применению этого метода в урологии возрос. Метод считается безопасным и эффективным для лечения многих неврологических и скелетно-мышечных заболеваний [5]. Данная технология стала с успехом применяться для лечения стрессового недержания мочи у женщин [6][7][8][9].

Наряду с имеющимися клиническими испытаниями, ощутимый вклад в понимание дисфункций мочеиспускания вносится трансляционными исследованиями на животных. Так, в недавней работе Y. Sysoevetal. было продемонстрировано, что эпидуральная стимуляция поясничного отдела позвоночника (уровень симпатической регуляции мочеиспускания) провоцирует отчётливые ответы в детрузоре крысы [10]. Напротив, стимуляция крестцового отдела позвоночника (уровень парасимпатической регуляции мочеиспускания) приводила к возбуждению наружного сфинктера уретры, что соотносится с результатами предыдущих исследований [10][11]. Эти данные подразумевают разработку новых протоколов и способов воздействия на нижние мочевые пути.

Целью исследования явилась проверка гипотезы, заключающейся в том, что трансвертебральная магнитная нейромодуляция (ТМН) поясничного отдела позвоночника может оказывать терапевтическое воздействие на детрузор человека, уменьшая выраженность симптомов ГАМП.

Материалы и методы

В исследование были включены 26 пациентов с идиопатическим гиперактивным мочевым пузырём, которые проходили лечение в Университетской клинике СПбГУ в период с ноября 2019 года по февраль 2020 года. Все пациенты были женщинами в возрасте от 50 до 78 лет с уродинамически подтверждённой детрузорной гиперактивностью (ДГ). Критериями исключения являлись стрессовое недержание мочи, инфекции мочевыводящих путей, нейрогенный мочевой пузырь, травмы или опухоли малого таза в анамнезе, пролапс тазовых органов, наличие имплантированного сердечного водителя ритма (кардиостимулятора), наличие в организме металлических конструкций и беременность. Пациенты, принимавшие препараты из группы конкурентных ингибиторов холиновых рецепторов или β-3 агонистов, были проинформированы о необходимости отменить приём лекарств на время исследования. Данное исследование было одобрено этическим комитетом Санкт-Петербургского Государственного Университета (СПбГУ) № 02-189 от 10.08.2019. Всеми пациентами была подписана форма информированного согласия.

Оценка симптомов нижних мочевых путей осуществлялась посредством заполнения опросников до и через 1, 3 и 6 месяцев после окончания курса лечения. В исследовании были использованы стандартные опросники по оценке мочеиспускания - краткая форма международного опросника по недержанию мочи (International Consultationon Incontinence Questionnaire-Urinary Incontinence Short Form/ICIQ-SF) и краткая форма опросника для оценки симптомов гиперактивного мочевого пузыря (The Overactive Bladder Questionnaire Short Form/OAB-q SF). Помимо опросников, сравнивались данные из дневников мочеиспускания, заполненных пациентами на аналогичных этапах оценки. Критериями субъективного улучшения считалось уменьшение числа мочеиспусканий в сутки, позывов на мочеиспускание, эпизодов подтекания мочи и используемых прокладок.

Объективные параметры мочеиспускания были оценены посредством проведения инвазивных и неинвазивных уродинамических исследований, включающих урофлоуметрию, цистометрию наполнения и цистометрию опорожнения. Методика проведения, параметры и единицы измерения соответствовали стандартам, установленным Международным обществом по удержанию мочи (International Continence Society / ICS) [12].

Контрольная оценка симптомов осуществлялась на сроках 1 месяц, 3 месяца и 6 месяцев после лечения с помощью диагностических опросников. Для удобства пациентов обследование на этапе 1 и 3 месяцев проводилось дистанционно посредством рассылки опросников на электронную почту либо беседы по телефону. Оценка уродинамических параметров осуществлялась на сроке 6 месяцев после лечения.

Протокол лечения. Для исследования был разработан оригинальный протокол лечения. Использовалась расширенная терапевтическая версия магнитного нейромодулятора «Нейро-МСД» (Нейрософт. Россия). На область поясничного отдела позвоночника (L1 - L2), устанавливался стимулирующий индуктор «восьмёрка» (рис. 1). Были использованы следующие параметры стимуляции: непрерывный тета бурст, частота - 3 Гц, пауза между сериями — 1 с, время стимуляции 20 мин. Курс лечения составлял 5 недель с кратностью 3 раза в неделю (15 сеансов).


Рисунок 1. Расширенная терапевтическая версия магнитного нейромодулятора «Нейро-МСД» (Нейрософт, Россия) (А). Установка стимулирующего индуктора «восьмёрка» на область поясничного отдела позвоночника (L1 – L2) (В)

Figure 1. Extended therapeutic version of «Neuro-MSD» magnetic neuromodulator (Neurosoft. Russia) (А). Installing the «figure 8» stimulating coil on the lumbar spine (L1 – L2) (В)

Статистическая обработка данных. Статистический анализ результатов проводили с использованием программы STATISTICA v10. Для количественных данных выполняли проверку нормальности с помощью критерия Шапиро-Уилка. Показатели описывали через среднее значение и стандартную ошибку среднего (в случае нормального распределения) или через медиану и квантили в противном случае. Для анализа повторных данных был использован непараметрический критерий Вилкоксона. Для расчёта динамики категориальных показателей использовали критерий Мак-Немара. Критерием статистической значимости проверяемых гипотез считали величину р < 0,05.

Результаты

Из 26 пациентов, начавших лечение в рамках настоящего исследования, 23 прошли полный курс. Две пациентки прекратили курс лечения в связи с личными обстоятельствами. Одна пациентка сообщила об отсутствии эффекта от терапии и завершила своё участие в исследовании после 6 сеансов. Из 23 пациентов, завершивших курс, 16 постоянно принимали конкурентные ингибиторы холиновых рецепторов до начала лечения. В ходе лечения ни один из этих пациентов не сообщил о желании возобновить приём вышеуказанных препаратов. У всех пациентов, прошедших полный курс, были получены данные по опросникам ICIQ-SF и OAB-q SF на сроках 1 месяц, 3 месяца и 6 месяцев. Также всем пациентам было проведено уродинамическое исследование на сроке 6 месяцев после терапии.

Результаты на сроке 1 месяц после лечения. Согласно данным дневника мочеиспускания, на сроке 1 месяц после трансвертебральной магнитной нейромодуляции поясничного отдела позвоночника число эпизодов ургентного недержания мочи статистически значимо (р < 0,001) снизилось с 26,8 ± 15,7 раз (до лечения) до 4,2 ± 3,8 раз в сутки. Наряду с этим при заполнении опросника ICIQ-SF число баллов при ответе на вопрос: «Насколько сильно подтекание мочи влияет на Вашу повседневную жизнь?» в среднем снизилось с 9,13 до 2,3 в общей группе пациентов (р < 0,001). Медианное значение баллов опросника ОАВ-q SF в общей группе после 1 месяца наблюдения снизилось с 27 до 6 (р < 0,001). Из 23 пациентов 14 оценили качество лечения как «очень эффективное», 7 пациентов - как «эффективное» и 2 пациента - как «малоэффективное». Ни один из 16 пациентов не вернулся к приёму медикаментов на данном этапе наблюдения.

Результаты на сроке 3 месяца после лечения. По истечении 3 месяцев после трансвертебральной магнитной нейромодуляции поясничного отдела позвоночника число ургентных подтеканий мочи по сравнению с периодом наблюдения в 1 месяц изменилось следующим образом: с 4,2 ± 3,8 до 5,9 ± 2,1 раз в сутки в общей группе (р < 0,001). Число баллов шкалы влияния недержания мочи на качество жизни увеличилось с 2,3 до 3,1 (р < 0,001). Наряду с этим, медианное значение баллов опросника ОАВ-q SF увеличилось с 6,00 до 9,00 (р < 0,001). После 3 месяцев 16 пациентов оценили лечение как «очень эффективное», 6 пациентов - как «эффективное» и 1 пациент - как «малоэффективное». Как и после 1 месяца наблюдений, ни один пациент не вернулся к медикаментозной терапии.

Результаты на сроке 6 месяцев после лечения. Частота ургентных подтеканий на периоде наблюдения 6 месяцев после трансвертебральной магнитной нейромодуляции поясничного отдела позвоночника в общей группе составила 6,8 ± 1,4 (р < 0,001). Число баллов шкалы влияния недержания мочи на качество жизни составило 5,7 (р < 0,001). Был проведён описательный статистический анализ субъективного состояния пациентов, включавший данные опросников ICIQ- SF, ОАВ-q SF и дневников мочеиспускания (табл. 1). Для сравнения использовали данные, полученные до проведения лечения.

Таблица 1. Динамика показателей качества жизни до и через 6 месяцев после лечения
Table 1. Dynamics of quality of life indicators before and 6 months after treatment


Примечания: ICIQ-SF — Международный опросник по недержанию мочи; OAB-q SF — Опросник для оценки симптомов гиперактивного мочевого пузыря.
Notes: ICIQ-SF — International Consultationon Incontinence Questionnaire-Urinary Incontinence Short Form; OAB-q SF — The Overactive Bladder Questionnaire Short Form

Все показатели имели распределение, отличное от нормального (по критерию Шапиро-Уилка), следовательно, данные оценивались по медиане значений.

На сроке 6 месяцев после терапии 11 пациентов оценили лечение как «очень эффективное», 9 пациентов - как «эффективное» и 3 пациента - как «малоэффективное». 2 пациента вернулись к приёму конкурентных ингибиторов холиновых рецепторов.

Результаты уродинамических исследований представлены в таблице 2. Значимо увеличилась максимальная цистометрическая ёмкость по сравнению с исходными значениями до лечения (p < 0,001). Увеличились и показатели первого ощущения наполнения (p = 0,001405), первого позыва (p = 0,014350) и сильного позыва в меньшей степени (p = 0,051589). Максимальная и средняя скорости потока струи мочи не имели клинически значимой динамики, однако средняя скорость мочеиспускания увеличилась незначительно (p = 0,041571). У пациентов с исходным наличием остаточной мочи, данный показатель снизился (p = 0,003346). Мы наблюдали незначительное снижение Pdet Q-max после лечения (p = 0,003383) и, собственно, Pdet Max (p = 0,000099). У 14 из 23 пациентов (60,8%) исчезли паттерны фазовой ДГ (p = 0,00150). У 5 пациентов из 12 (41,7%), исходно имеющих терминальную ДГ, она не была зарегистрирована на контрольном уродинамическом исследовании. Наряду с этим, патерны стресс-индуцированной ДГ остались без изменений у всех 4 пациентов, имевших данное нарушение исходно.

Таблица 2. Уродинамические параметры до и через 6 месяцев после лечения
Table 2. Urodynamic parameters before and 6 months after treatment


Примечания: Q-max ― максимальная скорость мочеиспускания; Q-average ― средняя скорость мочеиспускания; PVR ― остаточный объем мочи; Рdet Q-max ― давление детрузора при максимальной скорости мочеиспускания; Pdet Max ― максимальное давление детрузора.
Notes: Q-max ― maximum urination rate; Q-average ― average urination rate; PVR ― post-void residual volume; Pdet Q-max ― detrusor pressure at maximum urination rate; Pdet Max – maximum detrusor pressure.

Путём проведения устного опроса пациентов после каждого сеанса лечения с целью выявления симптомов головокружения, головных болей, приступов сердцебиения, болей в пояснице и нарушения стула мы не выявили ни одного случая подобных расстройств у наших пациентов, связанных с ТМН.

Обсуждение

Преимущества магнитной нейромодуляции (МН) перед электрической стимуляцией были впервые сформулированы A.T. Barkeretal. в 1991 году [13]. Авторы выделили главные качества МН, ценные для клинической практики, такие как высокая проникающая способность магнитного поля, позволяющая стимулировать глубокие структуры (корешки спинного мозга, периферические нервы, структуры головного мозга) без значимых болевых ощущений; низкая степень затухания импульса при прохождении через ткань (одежду); возможность воздействия на расстоянии до нескольких десятков миллиметров, что важно при наличии у пациента повреждений кожных покровов. Однако на сегодняшний день информация о механизмах действия и эффективности протоколов трансвертебральной магнитной нейромодуляции ограничена. Большинство представлений о «возбуждающих» и «ингибирующих» протоколах стимуляции спроецированы из исследований транскраниальной магнитной стимуляции [14][15]. Наш протокол был создан на основе клинических и трансляционных исследований, а также эмпирического подбора наиболее комфортного для пациентов режима стимуляции [10][16][17][18].

Механизм действия ТМН сложен и пока до конца не изучен. Однако, основываясь на нейроанатомии нижних мочевыводящих путей (НМП), можно сделать некоторые предположения. Как известно, на уровне Til - L2 позвоночника располагаются грудо-поясничные центры регуляции НМП, представленные нейронами симпатической нервной системы. Они берут начало в области пояснично-крестцовых ганглиев симпатического ствола, а также в превертебральных узлах нижнего брыжеечного сплетения [19]. В мочевой пузырь они попадают в составе гипогастрального нерва и тазовых нервов [20][21]. Таким образом, путём воздействия магнитного поля на указанную область предположительно происходит активация симпатических нейронов и локальная нейромодуляция, приводящая к расслаблению детрузора. Кроме того, имеются данные о том, что стимуляция поясничной области позвоночника вызывает ответы большей латентности в наружном уретральном сфинктере [10]. Вполне вероятно, что стимуляция верхнего отдела поясничной области спинного мозга может запускать не только интернейроны и мотонейроны на этом уровне позвоночника, но и задействовать нисходящие проекции.

В изучаемой группе пациентов мы фиксировали значимые субъективные и объективные клинические изменения на всех этапах наблюдения. Чаще всего пациентами отмечалась возможность накопить большее количество мочи, чем до терапии. Соответственно, интервалы между мочеиспусканиями увеличивались. Интересно, что после 1 месяца наблюдений число пациентов, характеризовавших лечение как «очень эффективное» составило 14 человек, а после 3 месяцев - 16 человек. По-видимому, эффект от магнитной нейромодуляции мог носить отсроченный характер в части случаев.

В нашем исследовании удалось добиться устранения патернов фазовой гиперактивности у 60,8% пациентов и терминальной гиперактивности - у 41,7% пациентов. Этот показатель излечения соотносится с данными T. Yokoyama [22]. Однако мы бы хотели обратить внимание на то, что уродинамические параметры не являются константной величиной. В клинической практике мы наблюдали ситуации, когда паттерны ДГ имели место при первом наполнении и минимизировались при повторных наполнениях мочевого пузыря. Этот феномен требует дальнейшего изучения и соответствующих выводов относительно того, с какой вероятностью ДГ может быть «пропущена» при рутинном уродинамическом исследовании. Важной находкой нашего исследования является неэффективность трансвертебральной магнитной нейромодуляциипри стресс-индуцированной ДГ. Мы не зарегистрировали ни одного случая положительной динамики при данном нарушении. По-видимому, патогенетические механизмы развития фазовой/терминальной ДГ и стресс-индуцированной ДГ отличаются. И хотя на сегодняшний день стресс-индуцированная ДГ относится к функциональным нарушениям мочеиспускания, безусловно, существует и анатомический компонент развития этого состояния. Профилометрия уретры может помочь установить роль недостаточности уретрального сфинктера и мышц, окружающих уретру в формировании стресс-индуцированной ДГ. В недавнем исследовании Sinhaetal. были изучены несколько типов стресс-индуцированной ДГ [23]. Авторы сообщают о разном патогенезе и неоднородности этого состояния, которое может корректироваться посредством как медикаментозного лечения (стресс-индуцированная ДГ без подтекания мочи), так и посредством установки субуретрального слинга (при наличии подтекания мочи).

Динамическая оценка состояния пациентов на разных сроках наблюдения и объективные данные уродинамических исследований придают значимость данному исследованию. Однако мы признаем, что это исследование должно восприниматься в свете некоторых ограничений. Во-первых, мы не исключаем плацебо-эффект от нейромодуляции, который мог влиять на заполнение опросников по качеству жизни. Во-вторых, все пациенты, принимавшие участие в исследовании, были женского пола, в то время как ДГ характерна и для мужчин. И, наконец, увеличение срока наблюдения также может усилить данное исследование в будущем.

Заключение

Исследование показало эффективность трансвертебральной магнитной нейромодуляции у пациентов женского пола, страдающих ГАМП. На сегодняшний день не существует универсального протокола трансвертебральной магнитной нейромодуляции и только путём проведения многоцентрвых рандомизированных плацебо-контролируемых испытаний возможно разработать эффективные протоколы лечения ГАМП.

Список литературы

1. Abrams P, Cardozo L, Fall M, Griffiths D, Rosier P, Ulmsten U, Van Kerrebroeck P, Victor A, Wein A; Standardisation SubCommittee of the International Continence Society. The standardisation of terminology in lower urinary tract function: report from the standardisation sub-committee of the International Continence Society. Urology. 2003;61(1):37-49. DOI: 10.1016/s0090-4295(02)02243-4

2. Peyronnet B, Mironska E, Chapple C, Cardozo L, Oelke M, Dmochowski R, Amarenco G, Gair^ X, Kirby R, Van Der Aa F, Cornu JN. A Comprehensive Review of Overactive Bladder Pathophysiology: On the Way to Tailored Treatment. Eur Urol. 2019;75(6):988-1000. DOI: 10.1016/j.euru-ro.2019.02.038

3. Chapple CR, Nazir J, Hakimi Z, Bowditch S, Fatoye F, Guelfucci F, Khemiri A, Siddiqui E, Wagg A. Persistence and Adherence with Mirabegron versus Antimuscarinic Agents in Patients with Overactive Bladder: A Retrospective Observational Study in UK Clinical Practice. Eur Urol. 2017;72(3):389-399. DOI: 10.1016/j.eururo.2017.01.037

4. Amundsen CL, Richter HE, Menefee SA, Komesu YM, Arya LA, Gregory WT, Myers DL, Zyczynski HM, Vasavada S, Nolen TL, Wallace D, Meikle SF. OnabotulinumtoxinA vs Sacral Neuromodulation on Refractory Urgency Urinary Incontinence in Women: A Randomized Clinical Trial. JAMA. 2016;316(13):1366-1374. DOI: 10.1001/jama.2016.14617

5. Beaulieu LD, Schneider C. Effects of repetitive peripheral magnetic stimulation on normal or impaired motor control. A review. Neurophysiol Clin. 2013;43(4):251-60. DOI: 10.1016/j.neucli.2013.05.003

6. Galloway NT, El-Galley RE, Sand PK, Appell RA, Russell HW, Carlan SJ. Extracorporeal magnetic innervation therapy for stress urinary incontinence. Urology. 1999;53(6):1108-11. DOI: 10.1016/s0090-4295(99)00037-0

7. Almeida F.G., Bruschini H., Srougi M. Urodynamic and clinical evaluation of 91 patients with urinary incontinence treated with perineal magnetic stimulation: 1-year followup. The Journal of Urology. 2004;171(4):1571-1575. DOI: 10.1097/01.ju.0000117791.72151.f8

8. Yamanishi T, Homma Y, Nishizawa O, Yasuda K, Yokoyama O; SMN-X Study Group. Multicenter, randomized, sham-controlled study on the efficacy of magnetic stimulation for women with urgency urinary incontinence. Int J Urol. 2014;21(4):395-400. DOI: 10.1111/iju.12289

9. He Q, Xiao K, Peng L, Lai J, Li H, Luo D, Wang K. An Effective Meta-analysis of Magnetic Stimulation Therapy for Urinary Incontinence. Scientific Reports. 2019;9(1):9077. DOI: 10.1038/s41598-019-45330-9

10. Sysoev Y, Bazhenova E, Lyakhovetskii V, Kovalev G, Shkorbatova P, Islamova R, Pavlova N, Gorskii O, Merkulyeva N, Shkarupa D, Musienko P. Site-Specific Neuromodulation of Detrusor and External Urethral Sphincter by Epidural Spinal Cord Stimulation. Front Syst Neurosci. 2020;14:47. DOI: 10.3389/fnsys.2020.00047

11. Hou S, Rabchevsky AG. Autonomic consequences of spinal cord injury. Compr Physiol. 2014;4(4):1419-53. DOI: 10.1002/cphy.c130045

12. Rosier PFWM, Schaefer W, Lose G, Goldman HB, Guralnick M, Eustice S, Dickinson T, Hashim H. International Continence Society Good Urodynamic Practices and Terms 2016: Urodynamics, uroflowmetry, cystometry, and pressureflow study. Neurourol Urodyn. 2017;36(5):1243-1260. DOI: 10.1002/nau.23124

13. Barker AT. An introduction to the basic principles of magnetic nerve stimulation. J Clin Neurophysiol. 1991;8(1):26-37. DOI: 10.1097/00004691-199101000-00005

14. Hamada M, Murase N, Hasan A, Balaratnam M, Rothwell JC. The role of interneuron networks in driving human motor cortical plasticity. Cereb Cortex. 2013;23(7):1593-605. DOI: 10.1093/cercor/bhs147

15. Rothkegel H, Sommer M, Paulus W. Breaks during 5Hz rTMS are essential for facilitatory after effects. Clin Neurophysiol. 2010;121(3):426-30. DOI: 10.1016/j.clinph.2009.11.016

16. Yamanishi T, Yasuda K, Suda S, Ishikawa N, Sakakibara R, Hattori T. Effect of functional continuous magnetic stimulation for urinary incontinence. The Journal of Urology. 2000;163(2):456-459. DOI: 10.1016/s0022-5347(05)67899-8

17. Chandi DD, Groenendijk PM, Venema PL. Functional extracorporeal magnetic stimulation as a treatment for female urinary incontinence: ‘the chair'. BJU Int. 2004;93(4):539-42. DOI: 10.1111/j.1464-410x.2003.04659.x

18. Yamanishi T, Yasuda K, Sakakibara R, Suda S, Ishikawa N, Hattori T, Hosaka H. Induction of urethral closure and inhibition of bladder contraction by continuous magnetic stimulation. Neurourol Urodyn. 1999;18(5):505-10. DOI: 10.1002/(sici)1520-6777(1999)18:5<505::aid-nau13>3.0.co;2-8

19. Fowler CJ, Griffiths D, de Groat WC. The neural control of micturition. Nat Rev Neurosci. 2008;9(6):453-66. DOI: 10.1038/nrn2401

20. Morgan C, de Groat WC, Nadelhaft I. The spinal distribution of sympathetic preganglionic and visceral primary afferent neurons that send axons into the hypogastric nerves of the cat. The Journal of Comparative Neurology. 1986;243(1):23-40. DOI: 10.1002/cne.902430104

21. Kuo DC, Hisamitsu T, de Groat WC. A sympathetic projection from sacral paravertebral ganglia to the pelvic nerve and to postganglionic nerves on the surface of the urinary bladder and large intestine of the cat. J Comp Neurol. 1984;226(1):76-86. DOI: 10.1002/cne.902260106

22. Yokoyama T, Fujita O, Nishiguchi J, Nozaki K, Nose H, Inoue M, Ozawa H, Kumon H. Extracorporeal magnetic innervation treatment for urinary incontinence. Int J Urol. 2004;11(8):602-6. DOI: 10.1111/j.1442-2042.2004.00857.x

23. Sinha S, Lakhani D, Singh VP. Cough associated detrusor overactivity in women with urinary incontinence. Neurourol Urodyn. 2019;38(3):920-926. DOI: 10.1002/nau.23928


Об авторах

Г. В. Ковалев
Санкт-Петербургский государственный университет
Россия

Ковалев Глеб Валерьевич — врач-уролог Клиники высоких медицинских технологий им. Н.И. Пирогова СПбГУ.
199034, Санкт-Петербург, Университетская наб., д. 7-9.
тел.: +7 (911) 199-72-75


Конфликт интересов: Авторы сообщают об отсутствии конфликта интересов.


Д. Д. Шкарупа
Санкт-Петербургский государственный университет
Россия

Шкарупа Дмитрий Дмитриевич — доктор медицинских наук; заместитель директора по организации медицинской помощи, Клиники высоких медицинских технологий им. Н.И. Пирогова СПбГУ, руководитель Северо-Западного центра пельвиоперинологии г. Санкт-Петербург.
199034, Санкт-Петербург, Университетская наб., д. 7-9.


Конфликт интересов: Авторы сообщают об отсутствии конфликта интересов.


Н. Д. Кубин
Санкт-Петербургский государственный университет
Россия

Кубин Никита Дмитриевич — доктор медицинских наук; врач-уролог Клиники высоких медицинских технологий им. Н.И. Пирогова СПбГУ.
199034, Санкт-Петербург, Университетская наб., д. 7-9.


Конфликт интересов: Авторы сообщают об отсутствии конфликта интересов.


А. О. Зайцева
Санкт-Петербургский государственный университет
Россия

Зайцева Анастасия Олеговна — врач-уролог Клиники высоких медицинских технологий им. Н.И. Пирогова СПбГУ г. Санкт-Петербург.
199034, Санкт-Петербург, Университетская наб., д. 7-9.


Конфликт интересов: Авторы сообщают об отсутствии конфликта интересов.


И. В. Бородулина
Российская медицинская академия непрерывного последипломного образования» Минздрава России
Россия

Бородулина Ирина Владимировна — кандидат медицинских наук; врач-невролог РМАНПО Минздрава России.
125993, Москва, ул. Баррикадная, д. 2/1, стр. 1.


Конфликт интересов: Авторы сообщают об отсутствии конфликта интересов.


П. Е. Мусиенко
Санкт-Петербургский государственный университет; Российский научный центр радиологии и хирургических технологий имени академика А.М. Гранова Минздрава России; Институт физиологии им. И.П. Павлова Российской академии наук
Россия

Мусиенко Павел Евгеньевич — доктор медицинских наук, профессор; заведюующий лабораторией нейропротезов Института трансляционной биомедицины СПбГУ; заведюующий лабораторией клинической нейрофизиологии и нейрореабилитаци-онных технологий РНЦРХТ им. ак. А.М. Гранова Минздрава России; ведущий научный сотрудник лаборатории физиологии движений Института физиологии им. И.П. Павлова РАН г. Санкт-Петербург.
199034, Санкт-Петербург, Университетская наб., д. 7-9; 197758, Санкт-Петербург, п. Песочный, ул. Ленинградская, д. 70; 199034, Санкт-Петербург, наб. Макарова, д.6.


Конфликт интересов: Авторы сообщают об отсутствии конфликта интересов.


Для цитирования:


Ковалев Г.В., Шкарупа Д.Д., Кубин Н.Д., Зайцева А.О., Бородулина И.В., Мусиенко П.Е. Трансвертебральная магнитная нейромодуляция как метод лечения гиперактивности мочевого пузыря: 6 месяцев наблюдения. Вестник урологии. 2020;8(4):62-71. https://doi.org/10.21886/2308-6424-2020-8-4-62-71

For citation:


Kovalev G.V., Shkarupa D.D., Kubin N.D., Zaitseva A.O., Borodulina I.V., Musienko P.E. Transvertebral magnetic neuromodulation for the treatment of overactive bladder: 6 months follow-up. Vestnik Urologii. 2020;8(4):62-71. (In Russ.) https://doi.org/10.21886/2308-6424-2020-8-4-62-71

Просмотров: 326


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2308-6424 (Online)