Preview

Вестник урологии

Расширенный поиск

Объём-образующие вещества в лечении стрессового недержания мочи у женщин

https://doi.org/10.21886/2308-6424-2020-8-2-99-106

Полный текст:

Аннотация

Основным методом лечения стрессового недержания мочи является хирургический. В последние годы этот подход к лечению оказался под пристальным вниманием и подвергается переоценке в связи с пересмотром баланса риска и выгоды для пациентки. Одним из вариантов оказания помощи женщинам с нетяжёлым и неосложнённым недержанием мочи при напряжении является введение объём-образующих веществ, позволяющее достичь эффекта через коаптацию мочеиспускательного канала. Известны различные типы веществ: твёрдые микрочастицы в абсорбируемом жидком или гелевом носителе, носители, содержащие трудно адсорбируемый гомогенный гель (без частиц). Описаны и различные способы введения объём-образующих веществ: трансуретральный и субуретральный с расположением импланта в подслизистом слое уретры, под ней, а также вокруг органа. Различные авторы предлагают и различный контроль имплантации — эндоскопический и посредством ультразвукового исследования. В обзоре рассматриваются доступные в настоящее время объём-образующие вещества, методы применения, эффективность и известные осложнения. Кроме того, предложен авторский оригинальный способ введения объём-образующего вещества и приведены первые результаты его применения.

Для цитирования:


Цуканов А.Ю., Мирзакадиев А.А., Дункурс А.В. Объём-образующие вещества в лечении стрессового недержания мочи у женщин. Вестник урологии. 2020;8(2):99-106. https://doi.org/10.21886/2308-6424-2020-8-2-99-106

For citation:


Tsukanov A.Yu., Mirzakadiev A.A., Dunkurs A.V. Bulking agents in case of treatment of female stress urinary incontinence. Urology Herald. 2020;8(2):99-106. (In Russ.) https://doi.org/10.21886/2308-6424-2020-8-2-99-106

Введение

Стрессовое недержание мочи (СНМ) — непроизвольное выделение мочи при внезапном повышение внутрибрюш­ного давления и недостаточности сфинктерного аппарата уретры, которое возникает при кашле, чихании, физических нагрузках и так далее [1]. Предполагаемая распространённость СНМ среди женщин достигает 49 % [2].

Основным фактором в генезе заболевания является слабость мышц и связок тазового дна, поддерживающих уретру и мочевой пузырь свя­зок [3]. Тренировка мышц тазового дна является терапией первой линии, при которой риск ос­ложнений минимален, а уровень излечения, о котором сообщают пациенты, составляет 56 % [4]. В отсутствие эффекта предлагается хирургия в одном из вариантов: слинговые операции, ауто­логичные лобно-вагинальные слинги, кольпосу- спензия и введение объём-образующих веществ (ООВ) в мочеиспускательный канал [5]. Выбор способа лечение СНП зависит от типа расстрой­ства, тяжести симптомов и от наличия сопутству­ющих факторов, при которых имеются противо­показания к инвазивным и малоинвазивным операциям. Пациент должен быть осведомлён о возможных нежелательных явлениях. Хирур­гическое лечение должно быть показано либо после неэффективной консервативной терапии [6], либо при желании больной без проведения терапии.

Наиболее распространённым видом хирурги­ческого лечения являются слинговые операции [7, 8], имеющие широкий спектр осложнений в виде эрозий, развития ургентности de novo, пер­форации мочевого пузыря, присоединения ин­фекций [9, 10].

В силу накопления опыта слинговых опера­ций, а также технологического развития рынка новых ОВВ стали все чаще появляться сообщения об альтернативном подходе — инъекциях ООВ [11, 12]. Инъекция ООВ является менее инвазив­ной альтернативой слинговым операциям и име­ет меньший риск возникновения осложнений [13]. Интересен тот факт, что относительно недав­ний опрос выявил предпочтение пациентками менее травматичной процедуры, с более низкой частотой осложнений, несмотря на более низкую эффективность методики [14].

История применения и виды объём-образующих веществ для лечения стрессового недержания мочи

Применение ООВ для коррекции СНМ не являются новшеством последних десятилетий. Одно из первых сообщений о применении ООВ при данной патологии относится к 1938 г., когда B.C. Murless сообщил о применении морруата натрия, вводимого через переднюю стенку вла­галища для индукции рубцевания периуретраль- ной ткани [15]. В 1955 г. Quackels сообщил об использовании парафина, а в 1963 г. Sachse — о введении склерозирующего вещества в мочеи­спускательный канал [16]. Тяжёлые осложнения применения указанных веществ (лёгочная эмбо­лия, отслоение уретры) остановили развитие это­го вида лечения [17].

Далее следует череда неудач в поиске веще­ства, сочетающего в себе стабильность, безопас­ность и положительный эффект, сохраняющийся разумно длительный срок с момента введения. Сообщалось о различных веществах, то вводи­мых в клиническую практику, то изымаемых из неё в связи с накоплением негативных данных по осложнениям. Начиная с 70-х гг. прошлого века изучались и были запрещены к использованию, в том числе и при лечении пациенток с СНМ следу­ющие вещества:

  • политетрафторэтилен (тефлон): миграция частиц в лимфатические узлы, другие ор­ганы и ткани, потенциальная онкогенность [18];
  • связанный глютаральдегидом бычий кол­лаген (GAXcollagen / contigen®): инфекция мочевыводящих путей, гематурия, ургент- ность de novo, аллергия, артралгия [19, 20];
  • аутологичный жир: абсорбции из места инъекции, риск эмболии что привело к одной смерти от лёгочной эмболии вслед­ствие миграции частиц [21];
  • этиленвиниловый спирт (Tegress®): риск ди­зурии и эрозии мочеиспускательного кана­ла в месте инъекции [20, 22];
  • полимер гиалуроновой кислоты / декстра- номер (Zuidex®): риск абсцессов [22, 20].

Сейчас на рынке присутствует ряд препара­тов, достаточно успешно применяемых в каче­стве филлеров как для введения в мягкие ткани лица, интимной зоны, так и применяемые при СНМ.

ООВ, доступные в настоящее время, включа­ют покрытый углеродом цирконий (Durasphere®) [23]; гидроксилапатит кальция (Coaptite®) [24]; полидиметилсилоксановый эластомер (Macro- plastique®) [25]; и полиакриламидный гидрогель (Bulkamid®) [26] недавно вышедший на рынок PDMS-U (Urolastic®), представляет собой силико­новый гель, полимеризующийся после введения [27].

Все авторы приводят общие требование к ООВ: оно должно быть биосовместимым, легко вводимым, неиммуногенным и гипоаллерген­ным.

Методики введения объём-образующих веществ

Известно введение ООВ инъекционно ретро­градно периуретральным или трансуретральным способами. Манипуляцию проводят под контро­лем ультразвука или под непосредственным ви­зуальным контролем [5].

Трансуретральная инъекция ООВ в подслизи­стый слой более «привычно» урологам с точки зрения визуализации [28]. Этот способ требует применения цистоскопа или оптической системы, соединённой с инъектором для визуализации проксимальной части уретры и шейки мочевого пузыря. В этом случае толщина инъекционной иглы подбирается исходя из вязкости ООВ. Опи­сано и применение специальных инъекторов [29, 30]. Трансуретральный способ требует меньшего объёма препарата для инъекции.

A. Kuhn et al. обнаружили, что инъекция ООВ в подслизистый слой шейки мочевого пузыря или в средней трети уретры в одинаковой сте­пени улучшают состояние пациенток. При этом указали на небольшое преимущество второго ва­рианта. В соответствии с интегральной теорией, создаваемый дополнительный объём нивелиру­ет гипермобильность уретры при растяжении её связочного аппарата и способствует её стабили­зации [3, 31].

При периуретральном введении инъекцию выполняют иглой для спинномозговой анестезии посредством несколько вколов по ходу и парал­лельно уретре. Вводя иглу на требуемую глубину, инъецируют ООВ, контролируя эффект (сужение просвета уретры) через оптическую систему [11, 29]. При периуретальном введении имеется бо­лее высокий расход OOB [11].

Интересное анатомическое исследование на 20-ти тушах самок свиней было представлено M. Mitterberger et al. Авторы провели сравнение периуретрального введения ООВ под эндоскопи­ческим и ультразвуковым контролем, располагая его как субуретрально, так и в стенке уретры, и показали преимущество второго варианта [32].

В проспективном исследовании J.A. Schulz et al. продемонстрировали сопоставимые эффек­тивность и долю осложнений как при периуре- тральном, так и трансуретральном инъекцион­ном введении ООВ при СНМ [33].

Осложнения, связанные с введением объём-образующих веществ

По данным ряда авторов, в целом введение ООВ для лечения пациенток с СНМ является до­статочно безопасным, хотя имеет уровень ослож­нений — до 32 % [28, 34]. Детальный и подроб­ный анализ осложнений объективно затруднён ввиду относительно небольшого количества рандомизированных контролируемых исследо­ваний и большого ассортимента разнородных по свойствам ООВ.

Однако при сравнении с обычной хирургией при СНМ у женщин введение ООВ обнаруживает более низкий уровень осложнений, большинство из которых являются незначительными и слабо­выраженными. В многоцентровом рандомизи­рованном клиническом исследовании при срав­нении хирургии и инъекций коллагена J. corcos et al. продемонстрировали, что только 36 % паци­енток сообщили о тех или иных неблагоприятных эффектах, в то время как после хирургических вмешательств — 63 % [35].

Наиболее частыми побочными эффектами являются боль в месте инъекции и инфекции мочевыводящих путей (ИМП) до 11 %. Другие осложнения включают временную задержку мочи, гематурию, ургентность, периуретральный абсцесс, формирование псевдокист, эрозии уретры, формирование фистул [34, 36]. Однако источники, приводящие данные о тех или иных осложнениях, носят характер либо описания кли­нических случаев, либо информация содержится в контексте оригинальных статей.

В исследовании 2017 г. сравнили два способа введения — периуретральный и трансуретраль­ный. Результаты показали, что оба пути введения были одинаково эффективными. В группе, кото­рой вводили вещество периуретрально, часто­та острой послеоперационной задержки была выше (30 %) по сравнению с группой, получавшей трансуретральную инъекцию (5 %), хотя в группе, получавшей периуретальный метод введения, был более высокий объём вещества [11].

Оригинальный авторский способ введения объём-образующего вещества при стрессовом недержании мочи

Нами предложен оригинальный способ вве­дения объём-образующего вещества для лече­ния СНМ (патент на изобретение № 2629717 от 31.08.2017). Его реализация осуществлялась следующим образом. положение больной для камнесечения. Манипуляцию проводили с со­блюдением правил асептики и антисептики. Для обезболивания за 30 минут до начала про­цедуры использовали местную аппликационную анестезию. Мочевой пузырь по катетеру Foley наполняли 150 мл физиологического раствора. предварительно в ходе УЗ-исследования изме­ряли задний уретровезикальный угол. Далее под УЗ-контролем трансвагинально пункционным способом выполняли инъекцию в парауретраль­ные ткани проксимальной части уретры и шейки мочевого пузыря. Объём-образующее вещество вводили медленно дробно по 0,3 - 0,5 мл, рас­полагая его непосредственно под задней стенкой уретры в проекции лонноуретральных связок выше уровня лобково-шеечной фасции, измеряя задний уретровезикальный угол и угол инкли- нации уретры. По достижению эффекта (задний уретровезикальный угол менее 1100) введение продолжали до уменьшения угла ещё на 15 - 200 (приведения величины угла к «гипернормаль­ным» значениям). В работе применяли пере­крёстно-сшитую гиалуроновую кислоту плотно­стью 22 мг/мл.

Способ осуществлён у пяти пациенток со СНМ, после получения положительного заклю­чения локального этического комитета (№ 81 от 26.10.2016 г.)

Это были женщины репродуктивного возрас­та, потенциально (в перспективе нескольких лет) планирующие беременность, недержание мочи при напряжении лёгкой степени, по истечению года с момента родов и более шести месяцев с момента прекращения лактации, не желавшие подвергнуться хирургическому вмешательству.

Критериями исключения явились клинически значимая дисфункция мочеиспускания, объём остаточной мочи > 30 мл, активные воспалитель­ные заболевания урогинекологической сферы, сопутствующее опущение влагалища более чем 1 степени (по классификации POP-Q), симптомы гиперактивного мочевого пузыря, наличие ука­заний в анамнезе на тазовую хирургию, наличие хронических соматических заболеваний, требу­ющих контроля их течения, типы анатомических нарушений по Blaivas-Olsson 2 и 3 [37].

После проведения процедуры пациентку на­блюдали в течение часа. Далее в течение двух не­дель назначали режим ограничений на исполь­зование НПВС, прохождение физиопроцедур на область малого таза, половое воздержание, при­менение препаратов, воздействующих на систе­му гемостаза. Контрольный осмотр для оценки локальных изменений и оценки возможных ос­ложнений проводили через 3 - 5 дней. Локаль­ные ощущения, определяемые пациентками как чувство «тепла», «жжения», «давления» встрети­лись у трёх человек и полностью купировались самостоятельно без дополнительных мер. В двух случаях зафиксировано появление учащённых позывов к мочеиспусканию, тем не менее, кон­тролируемых пациенткой, так же купировавших­ся самостоятельно, в течение 3-х суток. Оценку результата проводили через шесть месяцев. По­лученные данные приведены в таблице 1.

Начальный клинический опыт инъекции объ­ём-образующего вещества трансвагинально про­демонстрировал свою эффективность. Лишь в одном случае не был достигнут искомый клини­ческий результат в полной мере, однако тяжесть недержания мочи снизилась: уменьшились ча­стота эпизодов недержания мочи и объём теря­емой мочи. Изменилась в лучшую сторону ве­личина, характеризующая положение уретры; уменьшилось расстояние от нижнего края лоб­кового симфиза до уретровезикального сегмен­та с 24,8 мм до 18,6 мм; взаиморасположение уретры и мочевого пузыря — уменьшился ЗУВУ с 124,00 до 100,40; мобильность уретровезикально­го сегмента — уменьшилось расстояние до сим­физа при натуживании с 9,0 мм до 4,2 мм.

Таблица 1. Характеристика пациенток
Table 1. Patients' profile

Возраст

Age

Кол-во родов Number of delivery

ЗУВУ

PUVA

L

Д

Кол-во эпизодов СНМ / нед
SUI episodes / week

S

1

31

1

123/89*

27/19

9/3

1/0

3/0

2

34

1

117/92

24/18

7/3

0,5/0

2/0

3

29

1

120/101

23/17

8/4

0,5/0

2/0

4

32

2

132/115

26/20

11/7

0,75/0,17

2/1

5

31

1

128/105

24/19

10/4

0,75/0

2/0

Примечание: 1) * — значение величин исходно и через 6 месяцев после введения. 2) ЗУВУ — задний уретро-везикальный угол; СНМ — стрессовое недержание мочи; L — расстояние от нижнего края лобкового симфиза до уретровезикального сегмента (мм); ∆ — изменение расстояния при натуживании (мм); S — значение по шкале Sandvik.
Note: 1) * — the value of variables at baseline and 6 months after administration. 2) PUVA — posterior urethro-vesical angle; SUI — stress urinary incontinence; L is the distance from the lower edge of the pubic symphysis to the urethrovesical segment (mm); ∆ is the change in distance during straining (mm); S — Sandvik scale value.

Заключение

В заключение следует отметить, что уве­личивающееся в последнее время количество публикаций результатов использования объём­образующих веществ в целом демонстрирует эффективность этого метода при разных вари­антах его реализации. Отмечен ряд специфиче­ских осложнений этого метода, но не носящий серьёзный характер. Таким образом, требуются дальнейшие исследования с целью изучения долгосрочной эффективности, определения пре­дела возможности метода и тактики его приме­нения.

Список литературы

1. Урология. Российские клинические рекомендации. Под ред. Аляева Ю.Г., Глыбочко П.В., Пушкаря Д.Ю. М.: Медфорум; 2018: 465.

2. Hunskaar S, Burgio K, Diokno A, Herzog AR, Hjälmås K, Lapitan MC. Epidemiology and natural history of urinary incontinence in women. Urology. 2003;62(4 Suppl 1):16‒23. https://doi.org/10.1016/s0090-4295(03)00755-6

3. Petros PE. The Female Pelvic Floor: Function, Dysfunction and Management According to the Integral Theory, 3rd ed. New York: Springer-Verlag; 2010. ISBN: 9783642037870.

4. Dumoulin C, Hay-Smith J. Pelvic floor muscle training versus no treatment, or inactive control treatments, for urinary incontinence in women. Cochrane Database Syst Rev. 2010;(1):CD005654 https://doi.org/10.1002/14651858. CD005654.pub2 Update in: Cochrane Database Syst Rev. 2014;5:CD005654. PMID: 20091581.

5. Abrams P, Cardozo L, Khoury S, Wein A. Incontinence: Proceedings from the 5th International Consultation on Incontinence. Plymouth UK: Health Publications; 2013. ISBN: 978- 9953-493-21-3

6. Capobianco G, Madonia M, Morelli S, Dessole F, De Vita D, Cherchi PL, Dessole S. Management of female stress urinary incontinence: A care pathway and update. Maturitas. 2018;109:32‒38. https://doi.org/10.1016/j.maturitas.2017.12.008

7. Касян Г.Р., Гвоздев М.Ю., Годунов Б.Н., Прокопович М.А., Пушкарь Д.Ю. Анализ результатов лечения недержания мочи у женщин с использованием свободной субуретральной синтетической петли: опыт 1000 операций. Урология. 2013;(4):5‒11. eLIBRARY ID: 20589094

8. Ford AA, Rogerson L, Cody JD, Aluko P, Ogah JA. Mid-urethral sling operations for stress urinary incontinence in women. Cochrane Database Syst Rev. 2017;7(7):CD006375. https://doi.org/10.1002/14651858.CD006375.pub4

9. Pushkar DY, Godunov BN, Gvozdev M, Kasyan GR. Complications of mid-urethral slings for treatment of stress urinary incontinence. Int J Gynaecol Obstet. 2011;113(1):54‒57. https://doi.org/10.1016/j.ijgo.2010.10.024

10. Wang C, Christie AL, Zimmern PE. Synthetic mid-urethral sling complications: Evolution of presenting symptoms over time. Neurourol Urodyn. 2018;37(6):1937‒1942. https://doi.org/10.1002/nau.23534

11. Kirchin V, Page T, Keegan PE, Atiemo KO, Cody JD, McClinton S, Aluko P. Urethral injection therapy for urinary incontinence in women. Cochrane Database Syst Rev. 2017;7(7):CD003881. https://doi.org/10.1002/14651858. CD003881.pub4

12. Chapple C, Dmochowski R. Particulate Versus Non-Particulate Bulking Agents In The Treatment Of Stress Urinary Incontinence. Res Rep Urol. 2019;11:299‒310. https://doi.org/10.2147/RRU.S220216

13. Kocjancic E, Mourad S, Acar Ö. Complications of urethral bulking therapy for female stress urinary incontinence. Neurourol Urodyn. 2019;38 Suppl 4:S12‒S20. https://doi.org/10.1002/nau.23877

14. Robinson D, Anders K, Cardozo L, Bidmead J, Dixon A, Balmforth J, Rufford J. What Do Women Want?: Interpretation of the Concept of Cure. J Pelvic Med Surg. 2003;9(6):273‒277. https://doi.org/10.1097/01.spv.0000095060.05452.3f

15. Murless BC. The injection treatment of stress incontinence. J Obstet Gynaecol Br Emp. 1938;45:67–73.

16. ter Meulen PH, Berghmans LC, van Kerrebroeck PE. Systematic review: efficacy of silicone microimplants (Macroplastique) therapy for stress urinary incontinence in adult women. Eur Urol. 2003;44(5):573‒582. https://doi.org/10.1016/s0302-2838(03)00374-9

17. Leone Roberti Maggiore U, Bogani G, Meschia M, Sorice P, Braga A, Salvatore S, Ghezzi F, Serati M. Urethral bulking agents versus other surgical procedures for the treatment of female stress urinary incontinence: a systematic review and meta-analysis. Eur J Obstet Gynecol Reprod Biol. 2015;189:48‒54. https://doi.org/10.1016/j. ejogrb.2015.03.025

18. Kiilholma PJ, Chancellor MB, Makinen J, Hirsch IH, Klemi PJ. Complications of Teflon injection for stress urinary incontinence. Neurourol Urodyn. 1993;12(2):131‒137. https://doi.org/10.1002/nau.1930120206

19. Mamut A, Carlson KV. Periurethral bulking agents for female stress urinary incontinence in Canada. Can Urol Assoc J. 2017;11(6Suppl2):S152‒S154. https://doi.org/10.5489/cuaj.4612

20. Dmochowski RR, Appell RA. Injectable agents in the treatment of stress urinary incontinence in women: where are we now? Urology. 2000;56(6 Suppl 1):32‒40. https://doi.org/10.1016/s0090-4295(00)01019-0

21. Lee PE, Kung RC, Drutz HP. Periurethral autologous fat injection as treatment for female stress urinary incontinence: a randomized double-blind controlled trial. J Urol. 2001;165(1):153‒158. https://doi.org/10.1097/00005392- 200101000-00037

22. Ghoniem G, Boctor N. Update on urethral bulking agents for female stress urinary incontinence due to intrinsic sphincter deficiency. J Urol Res. 2014;1(2):1009.

23. Cameron AP, Haraway AM. The treatment of female stress urinary incontinence: an evidenced-based review. Open Access J Urol. 2011;3:109‒120. https://doi.org/10.2147/OAJU. S10541

24. Lai HH, Hurtado EA, Appell RA. Large urethral prolapse formation after calcium hydroxylapatite (Coaptite) injection. Int Urogynecol J Pelvic Floor Dysfunct. 2008;19(9):1315‒1317. https://doi.org/10.1007/s00192-008-0604-0

25. Ghoniem GM, Miller CJ. A systematic review and metaanalysis of Macroplastique for treating female stress urinary incontinence. Int Urogynecol J. 2013;24(1):27‒36. https://doi.org/10.1007/s00192-012-1825-9

26. Lose G, Mouritsen L, Nielsen JB. A new bulking agent (polyacrylamide hydrogel) for treating stress urinary incontinence in women. BJU Int. 2006;98(1):100‒104. https://doi.org/10.1111/j.1464-410X.2006.06205.x

27. de Vries AM, van Breda HMK, Fernandes JG, Venema PL, Heesakkers JPFA. Para-Urethral Injections with Urolastic® for Treatment of Female Stress Urinary Incontinence: Subjective Improvement and Safety. Urol Int. 2017;99(1):91‒97. https://doi.org/10.1159/000452450

28. Lightner DJ. Review of the available urethral bulking agents. Curr Opin Urol. 2002;12(4):333‒338. https://doi.org/10.1097/00042307-200207000-00012

29. Li H, Westney OL. Injection of Urethral Bulking Agents. Urol Clin North Am. 2019;46(1):1‒15. https://doi.org/10.1016/j. ucl.2018.08.012

30. Sokol ER, Karram MM, Dmochowski R. Efficacy and safety of polyacrylamide hydrogel for the treatment of female stress incontinence: a randomized, prospective, multicenter North American study. J Urol. 2014;192(3):843‒849. https://doi.org/10.1016/j.juro.2014.03.109

31. Kuhn A, Stadlmayr W, Lengsfeld D, Mueller MD. Where should bulking agents for female urodynamic stress incontinence be injected? Int Urogynecol J Pelvic Floor Dysfunct. 2008;19(6):817‒821. https://doi.org/10.1007/s00192-007-0535-1

32. Mitterberger M, Pinggera GM, Pelzer A, Bartsch G, Colleselli D, Neuwirt H, Gradl J, Pallwein L, Aigner F, Frauscher F, Strasser H. Comparison of the precision of transurethral endoscopic versus ultrasound-guided application of injectables. BJU Int. 2008;101(2):245‒249. https://doi.org/10.1111/j.1464-410X.2007.07262.x

33. Schulz JA, Nager CW, Stanton SL, Baessler K. Bulking agents for stress urinary incontinence: short-term results and complications in a randomized comparison of periurethral and transurethral injections. Int Urogynecol J Pelvic Floor Dysfunct. 2004;15(4):261‒265. https://doi.org/10.1007/s00192-004-1148-6

34. de Vries AM, Wadhwa H, Huang J, Farag F, Heesakkers JPFA, Kocjancic E. Complications of Urethral Bulking Agents for Stress Urinary Incontinence: An Extensive Review Including Case Reports. Female Pelvic Med Reconstr Surg. 2018;24(6):392‒398. https://doi.org/10.1097/SPV.0000000000000495

35. Corcos J, Collet JP, Shapiro S, Herschorn S, Radomski SB, Schick E, Gajewski JB, Benedetti A, MacRamallah E, Hyams B. Multicenter randomized clinical trial comparing surgery and collagen injections for treatment of female stress urinary incontinence. Urology. 2005;65(5):898‒904. https://doi.org/10.1016/j.urology.2004.11.054

36. Mayer RD, Dmochowski RR, Appell RA, Sand PK, Klimberg IW, Jacoby K, Graham CW, Snyder JA, Nitti VW, Winters JC. Multicenter prospective randomized 52-week trial of calcium hydroxylapatite versus bovine dermal collagen for treatment of stress urinary incontinence. Urology. 2007;69(5):876‒880. https://doi.org/10.1016/j.urology.2007.01.050

37. Blaivas JG, Olsson CA. Stress incontinence: classification and surgical approach. J Urol. 1988;139(4):727‒731. https://doi.org/10.1016/s0022-5347(17)42611-5


Об авторах

А. Ю. Цуканов
ФГБОУ ВО «Омский государственный медицинский университет» Минздрава России
Россия

Антон Юрьевич Цуканов ‒ д.м.н., профессор; заведующий кафедрой хирургических болезней и урологии ДПО 

тел.: +7 (913) 967-36-76



А. А. Мирзакадиев
ФГБОУ ВО «Омский государственный медицинский университет» Минздрава России
Россия
Арсен Абдусаламович Мирзакадиев ‒ аспирант кафедры хирургических болезней и урологии ДПО


А. В. Дункурс
ФГБОУ ВО «Омский государственный медицинский университет» Минздрава России
Россия
Артём Владимирович Дункурс ‒ ординатор кафедры хирургических болезней и урологии ДПО


Для цитирования:


Цуканов А.Ю., Мирзакадиев А.А., Дункурс А.В. Объём-образующие вещества в лечении стрессового недержания мочи у женщин. Вестник урологии. 2020;8(2):99-106. https://doi.org/10.21886/2308-6424-2020-8-2-99-106

For citation:


Tsukanov A.Yu., Mirzakadiev A.A., Dunkurs A.V. Bulking agents in case of treatment of female stress urinary incontinence. Urology Herald. 2020;8(2):99-106. (In Russ.) https://doi.org/10.21886/2308-6424-2020-8-2-99-106

Просмотров: 277


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2308-6424 (Online)