Preview

Вестник урологии

Расширенный поиск

Роль висцерального ожирения и дефицита тестостерона в формировании метаболических нарушений у мужчин

https://doi.org/10.21886/2308-6424-2019-7-3-14-22

Полный текст:

Аннотация

Актуальность. Долгие годы мужчины смотрят на проблему набора веса как на естественный процесс старения организма в условиях социальной востребованности и гиподинамии. Поэтому при отсутствии явной угрозы для состояния здоровья, повода для обращения к врачу и проведения клинического обследования обычно не видят. В этой связи сопутствующие ожирению метаболические заболевания нередко диагностируются поздно на стадии осложнений.

Цель исследования. Оценить влияние ожирения и андрогенного дефицита на формирование метаболических нарушений у мужчин.

Материалы и методы. Обследовано 120 мужчин с ожирением в возрасте 29-56 лет, считающих себя здоровыми. Пациенты разделены на две группы: первую составили 56 человек с нормальным уровнем общего тестостерона (T), вторую 64 человека с уровнем общего T менее 12,1 ммоль/л. Исследовались ключевые показатели углеводного, липидного, пуринового обменов, уровня половых гормонов.

Результаты. Анализ показателей метаболического статуса мужчин с ожирением, считавших себя абсолютно здоровыми, выявил высокую частоту встречаемости дислипидемии, артериальной гипертензии, инсулинорезистентности (ИP), нарушений углеводного обмена и пуринового обмена, жирового гипотеза. Наиболее значимые изменения были выявлены в группе пациентов с дефицитом тестостерона.

Заключение. Висцеральное ожирение у мужчин является фактором высокого риска формирования метаболических нарушений. Присоединение андрогенного дефицита к имеющемуся ожирению приводит к формированию более тяжелых метаболических сдвигов и развитию эректильной дисфункции (ЭД). Мужчины с висцеральным ожирением даже при отсутствии активно предъявляемых жалоб нуждаются в тщательном обследовании, включающим наряду с оценкой биохимических показателей метаболического статуса контроль уровня общего тестостерона крови.

Для цитирования:


Гусова З.Р., Дзантиева Е.О. Роль висцерального ожирения и дефицита тестостерона в формировании метаболических нарушений у мужчин. Вестник урологии. 2019;7(3):14-22. https://doi.org/10.21886/2308-6424-2019-7-3-14-22

For citation:


Gusova Z.R., Dzantieva E.O. Importance of Visceral Obesity and Testosterone Deficiency in the formation of metabolic disorders in men. Urology Herald. 2019;7(3):14-22. (In Russ.) https://doi.org/10.21886/2308-6424-2019-7-3-14-22

Введение

Анализ современных крупномасштаб­ных исследований наглядно проде­монстрировал, что ожирение является важнейшим фактором риска развития ОД 2 типа, атеросклероза и артериальной гипертензии - за­болеваний, сопровождающихся развитием тя­желых осложнений и существенно повышающих риски развития сердечно-сосудистых катастроф, инвалидизации и высокой смертности пациентов [1, 2].

Клиническая значимость ожирения у мужчин значительно выше, чем у женщин: оно гораздо труднее поддается лечению традиционными ме­тодами, ведет к ускорению развития и прогрес­сирования сердечно-сосудистых заболеваний, приводя к уменьшению средней продолжитель­ности жизни на 8-12 лет у мужчин по сравнению с женщинами [3, 4]. Возможной причиной про­грессирующего развития осложнений заболева­ния у мужчин является отсутствие эстетических претензий к проблеме избыточного веса, столь характерных для лиц женского пола. Долгие годы мужчины смотрят на проблему набора веса как на естественный процесс старения организма в условиях социальной востребованности и гипо­динамии. Поэтому при отсутствии явной угрозы для состояния здоровья, повода для обращения к врачу и проведению клинического обследова­ния обычно не видят.

Вероятно, что ожирение - это важнейший, но не единственный фактор риска развития ме­таболических проблем у мужчин. В настоящее время активно дискутируется вопрос об андро­генном дефиците, как одном из основных пато­генетических факторов формирования метабо­лических заболеваний у мужчин. Показано, что у пациентов с ожирением уровень тестостерона (T), как правило, ниже популяционного [4]. Одна­ко, до настоящего времени нет единого мнения о первопричине метаболических нарушений у мужчин. Ряд проспективных исследований под­твердили, что снижение уровня T предшествует и способствует развитию ожирения и СД 2 типа [5, 6]. С другой стороны, возможен и другой эф­фект: прогрессия дефицита Т на фоне имеющего­ся алиментарно-конституционального ожирения и нарушения углеводного обмена [4, 7].

Однако, исследования, направленные на оценку комплекса взаимосвязанных показателей гормонального и метаболического статуса у от­носительно здоровых мужчин с ожирением в до­ступной зарубежной и отечественной литературе в настоящее время широко не представлены. Все это обусловливает актуальность и необходимость дополнительных исследований для уточнения характера и патогенетической специфики мета­болических нарушений у мужчин с ожирением.

Цель исследования: оценить влияние ожире­ния и андрогенного дефицита на формирование метаболических нарушений у мужчин.

Материалы и методы

В исследовании принимали участие 120 муж­чин в возрасте от 29 до 56 лет (средний возраст - 47,3± 8,1 лет), обратившихся в поликлинику для коррекции веса и не имеющих, на их взгляд, существенных проблем со здоровьем.Избыточ­ный вес ухудшал качество жизни исключительно на бытовом уровне.

Все обследуемые пациенты имели избы­точную массу тела или ожирение 1-3 степени в соответствии с классификацией ВОЗ, 1997 (среднее значение ИМТ 35,84± 5,65 кг/м2). Все пациенты до выполнения процедур исследова­ния подписали форму информированного согла­сия, одобренную ЛНЭК.

Пациенты были разделены на две группы в зависимости от уровня общего T крови. В первую группу вошли 56 человек с уровнем общего T > 12,1 ммоль/л., вторую - составили 64 человека с уровнем общего T менее 12,0 ммоль/л.Контроль­ную группу составили 25 практически здоровых лиц (средний возраст 32,8±6,4 лет) с нормальной массой тела (средний ИМТ 22,9±2,4 кг/м2).

Пациентам определяли рост, массу тела, окружность талии (ОТ), окружность бедер (ОБ) и соотношения ОТ/ОБ. Индекс массы тела (ИМТ) рассчитывали по формуле: масса тела/рост (кг/ м2). Проводился контроль артериального дав­ление, определяли лабораторные показатели углеводного и липидного обменов: уровень гли­кемии натощак, общего холестерина (OXC), хо­лестерина липопротеидов высокой плотности (ХС-ЛПВП), холестерина липопротеидов низкой плотности (ХС-ЛПНП) и триглицеридов (ТГ), кон­центрации АЛТ, АСТ, мочевой кислоты, креатинина, гликированного гемоглобина (HbA1C), иммунореактивного инсулина (ИРИ), С-пептида, с последующим расчетом индекса инсулинорезитентности (ИР)HOMA-IR, уровень 25-ОН витамина Д, уровень общего T. Для оценки характера нару­шений углеводного обмена (НУО) использовали уровни глюкозы плазмы натощак, гликозилированного гемоглобина (HbA1C), при сомнительных значениях гликемии проводили пероральный глюкозотолерантный тест с 75г. глюкозы. Для исключения другой эндокринной патологии, сопро­вождающейся развитием ожирения, первичного гипергонадотропного и вторичного гипогонадо- тропного андрогенного дефицита производилась оценка уровня лютеинизирующего гормона (ЛГ), тиреотропного гормона (ТТГ), пролактина, АКТГ, кортизола крови.

Для выявления сексуальных нарушений ис­пользовали краткий вариант анкеты для вычис­ления международного индекса эректильной функции (МИЭФ) [8]. Для выявления клиниче­ских признаков гипогонадизма проводили анке­тирование с использованием опросника Aging Male Symptoms (AMS) [9]. Считали, что при ко­личестве баллов от 17 до 26 признаки дефицита тестостерона отсутствовали; от 27 до 36 — при­знаки дефицита тестостерона были выражены в лёгкой степени; от 37 до 49 — в средней степени; при сумме баллов более 50 — в тяжёлой степени.

Для исследования биохимических показате­лей использовали анализатор Bayer ADVIA 1650, Siemens (Германия). Исследование половых гор­монов производили иммуноферментным мето­дом с использованием тест систем "Elisa" компа­нии DRG Diagnostics (Германия).

Статистическая обработка полученных дан­ных осуществлялась на персональном компьюте­ре типа IBM PC/AT с использованием пакета при­кладных программ Statistica 6.1 и электронных таблиц Excel 2007. В качестве меры центральной тенденции приводилась среднее (M), также ука­зывался 95% доверительный интервал среднего (ДИ) и медиана (Me). Значимость различий оце­нивалась с помощью критерия Манна-Уитни, Для сравнения бинарных данных использовались точный критерий Фишера и хи-квадрат Пирсона. Для характеристики связей признаков использо­вался коэффициент ранговой корреляции Спир­мена. Силу корреляции оценивали по значению коэффициента корреляции (r): |r|<0,25 - слабая корреляция; 0,25<|r|>0,75 - умеренная корреля­ция; |r| ≥0,75 - сильная корреляция. Для анализа связей показателей применялся метод множе­ственной регрессии с формированием частных корреляций. При сравнении изучаемых групп применялся дискриминантный метод.Исполь- зовались общепринятые уровни значимости: p<0,05; p<0,01 и p<0,001.

Результаты

Результаты обследования 120 мужчин, пока­зали, что у 60,8% из них отмечалась артериаль­ная гипертензия (АГ), для 87,5% была характерна дислипидемия. У 66,7% были выявлены наруше­ния углеводного обмена, среди них у 43,3% был установлен манифестный СД 2 типа, а у 23,3% вы­явлено состояние предиабета. Для 75,0% паци­ентов была характерна ИР. Нарушение пуриново­го обмена отмечалось у 40,0% больных. Жировой гепатоз с проявлениями синдрома цитолиза от­мечался у 63,3% пациентов.Оценка уровня тесто­стерона показала наличие его дефицита различ­ной степени выраженности у 53,3% пациентов. Результаты исследования представлены на ри­сунке 1.

 

Рисунок 1. Частота встречаемости метаболических нарушений и андрогенной недостаточности у мужчин с ожирением (n=120)

Figure 1. The occurrence rate of metabolic disorders and androgen deficiency in obese men (n = 120)

 

Корреляционный анализ ИМТ и ОТ/ОБ с мар­керами метаболических нарушений не выявил статистически достоверной корреляционной связи ИМТ с большинством исследуемых показа­телей, в то же время как между соотношением ОТ/ОБ с маркерами метаболических нарушений были выявлены статистически значимые поло­жительные корреляционные связи соотношения с уровнем HbA1с (r=0,38, p=0,000015), ТГ (r=0,29, p=0,0016), мочевой кислоты (r=0,31, p=0,00057), а также значимая отрицательная корреляцион­ная связь с уровнем 25-ОН витамина Д (r=-0,49, p=0,000051). Выявлена отрицательная корреля­ционная зависимость между ОТ/ОБ и общим T (r=-0,46 , p<0,00001) (рис. 2). Это позволяет пред­положить тесную связь дефицита Т с массой вис­церальной жировой ткани.

 

Рисунок 2. Зависимость значений тестостерона от величины ОТ/ОБ

Figure 2. The dependence of testosterone values on the waist-to-height ratio

 

Таким образом, результаты исследования де­монстрируют, что именно висцеральное ожире­ние является фактором высокого риска развития метаболических нарушений и андрогенного де­фицита у мужчин.

Установлено, что секреция T у пациен­тов 1 группы была в пределах референсных значений,однако статистически значимо ниже по сравнению с контрольной группой (16,51±3,96 против 25,7±2,7 ммоль/л, р<0,00001). У паци­ентов 2 группы средний уровень Т был 8,66± 1,38ммоль/л.

Следует отметить, что несмотря на отсутствие у пациентов 1 группы активно предъявляемых жалоб, при детальном опросе у 25% мужчин от­мечалось постоянное чувство усталости, 37,5% - отмечали наличие повышенной раздражитель­ности и нервозности, 33,3% - испытывали пери­одические головные боли, 12,5% - указывали на перенесенные более 3 раз в год простудные за­болевания. Средний балл по шкале AMS соста­вил 22±3 балла, средний балл по шкале МИЭФ - 22,2±1,5 балла.

У пациентов 2 группы в 68,7% случаев отмеча­лось снижение работоспособности, в 75% частое ощущение усталости и упадок сил, 31,2% - были склонны к простудным заболеваниям более 3х раз в год. При этом у 62,5% пациентов 2 группы по данным шкалы МИЭФ отмечалась легкая сте­пени эректильной дисфункции (средний балл 18±2,6), а у 25% - умеренная степень выражен­ности ЭД (средний балл по шкале МИЭФ 12±2,1 балла). Средний балл по шкале AMS составил 41,2±2.3, что соответствовало среденей степени- выраженности симптомов гипогонадизма. При этом, имеющие место снижение сексуальной ак­тивности обследуемые пациенты не связывали с состоянием здоровья и объясняли исключитель­но загруженностью профессиональной деятель­ностью и хронической усталостью.

Наличие андрогенного дефицита ассоции­ровалось с ухудшением показателей метабо­лического статуса. У пациентов 2 группы ИМТ и ОТ/ОБ были статистически значимо выше по сравнению с пациентами с нормальным уров­нем T (40,27±7,48кг/м2 против 33,98±7,48кг/м2 против 33,98±5,16 кг/м2, р=0,0051 и 1,05±0,14 против 0,96±0,12, р=0,03). Повышение уров­ня С-пептида (5,02±1,91нг/мл против 3,28±0,78 нг/мл, р=0,0046), а также изменение индек­са HOMA-IR (8,75±3,52 против 5,41±2,23 мг/л, р=0,00009) свидетельствовало об адаптаци­онном напряжении механизмов регуляции углеводного обмена. У пациентов этой группы отмечалось статистически высоко значимое уве­личение уровня ОХС (6,18±1,35 ммоль/л против 5,46±0,82 ммоль/л, р=0,00839), ТГ (3,29±1,42 ммоль/л против 2,35±0,97 ммоль/л, р=0,00748), АЛТ (61,7±24,56 Ед/л против 43,75±16,47 Ед/л, р=0,00682), мочевой кислоты (0,40±0,12 мкмоль/л против 0,31±0,08 мкмоль/л, р=0,011), был значительноснижен уровень 25-ОН витами­на Д (14,12±6,63 против 22,96±7,0нг/мл, р=0,013). При этом в процентном соотношении у мужчин с низким уровнем T гораздо чаще встречалась АГ, дислипидемия, нарушение пуринового обмена, жировой гепатоз, а также ИР. Следует отметить, что у пациентов с андрогенным дефицитом чаще отмечались нарушения углеводного обмена (60% против 40%). Полученные данные представлены в таблице 1 и на рисунке 3.

 

Таблица 1. Сравнение метаболических показателей пациентов 1 и 2 групп

Table 1. Comparison of metabolic parameters of patients in groups 1 and 2

Показатели

Indicators

1 группа (n=56)

Group 1 (n=56) M±m

2 группа (n=64)

Group 2 (n=64) M±m

p*

САД, мм рт. ст.

Systolic Blood Pressure, mm Hg

140,5±16,74

145,7±18,92

0,40

ДАД, мм рт. ст.

Diastolic Blood Pressure, mm Hg

85,21±7,35

90,44±10,48

0,07

ИМТ, кг/м2

Body mass index, kg/m2

33,98±5,16

40,27±7,48

0,0051

ОТ/ОБ

Waist-to-height ratio

0,96±0,12

1,05±0,14

0,030

Глюкоза, ммоль/л

Glucose, mmol/l

4,95±0,57

5,26±0,51

0,08

HbA1c,%

5,30±0,62

5,23±

0,73

Тестостерон общ., ммоль/л

Total testosterone, mmol/l

16,51±3,96

8,66±1,38

<0,00001

Общий холестерин, ммоль/л

Total cholesterol, mmol / l

5,46±0,82

6,18±1,35

0,00839

Триглицериды, ммоль/л

Triglycerides, mmol / l

2,35±0,97

3,29±1,42

0,00748

АЛТ, Ед/л

ALT, ed/l

43,75±16,47

61,7±24,56

0,00682

АСТ, Ед/л

AST, ed/l

28,75±7,03

31,06±9,50

0,44

Мочевая кислота, мкмоль/л

Uric acid, μmol /1

0,31±0,08

0,40±0,12

0,011

С-пептид, нг/мл

C-peptide, ng / ml

3,28±0,78

5,02±1,91

0,0046

Инсулин, мкЕд/мл

Insulin, mkED / ml

23,60±11,47

22,42±,13

0,70

HOMA-IR

5,41±2,23

8,75±3,52

0,00009

25-ОН витамин Д, нг/мл

25-OH vitamin D, ng / ml

22,96±7,0

14,12±6,63

0,013

Примечания: р - значимость различий между группами

Notes: p - discrepancy significance value level between groups

 

 

Рисунок 3. Частота встречаемости метаболических нарушений, АГ, величины ИМТ и ОТ/ОБ в группах пациентов с наличием (n=64) и отсутствием андрогенной недостаточности (n=56)

Figure 3. The occurrence rate of metabolic disorders, arterial hypertension, the BMI levels and waist-to-height ratio in groups of patients with (n = 64) and without of androgen deficiency (n = 56)

 

Негативное влияние дефицита Т на форми­рование метаболических осложнений у мужчин на фоне ожирения подтверждают и полученные данные о частоте встречаемости предиабета и ОД 2 типа в исследуемых группах (рис. 4).

 

Рисунок 4. Распределение пациентов по частоте встречаемости предиабета и СД 2 типа

Figure 4. The distribution of patients according to the occurrence rate of pre-diabetes and type 2 diabetes

 

В группе мужчин с нормальным уровнем T при развитии НУО преобладали пациенты с предиабетом, а в группе с андрогенным дефици­том чаще встречался манифестный СД 2 типа. При этом, отношение шансов трансформации преди­абета в СД 2 типа в случае наличия андрогенного дефицита составило 6,33 [2,3; 17,4] (р=0,0029).

Метод множественных регрессий, позво­ляющий более детального оценить причинно­следственные связи ожирения, дефицита T и метаболичских проблем, позволил показать, что увеличение HbAlc почти в равных долях сопряжено как с возрастанием ОТ/ОБ, так и уменьшением общего T (бета фактор = 0,25 и -0,21 соответственно). Возрастание величины ТГ в большей части обусловлено снижением у па­циентов уровня T, чем повышением ОТ/ОБ (бета фактор -0,30 и 0,13 соответственно). Повышение уровня мочевой кислоты в большей степени кор­релирует со снижением уровня T и в меньшей степени связано с повышением ОТ/ОБ (бета фак­тор -0,38 и 0,17 соответственно).

Опираясь на полученные данные и схожие результаты ряда проведённых зарубежных и отечественных исследований, можно пред­положить, что андрогенный дефицит на фоне прогрессирующего накопления висцеральной жировой ткани выступает фактором высокого риска развития и прогрессирования метаболи­ческих осложнений ожирения и сексуальной дисфункции у мужчин с висцеральным ожире­нием.

Обсуждение

Мужчины и женщины различаются по ха­рактеру распределения и отложения жировой ткани в организме. У мужчин отложение жи­ровой ткани, как правило, носит центральный характер и сопровождается накоплением жира в области передней брюшной стенки и висце­рально. Известно, что висцеральный жир явля­ется метаболически и гормонально активным, способствует формированию соматических за­болеваний. Однако, мужчины долгие годы не придают значение колебаниям своего самочув­ствия и не связывают неудачи в интимной сфере с увеличением веса. 

Обследование мужчин, считавших себя здо­ровыми, продемонстрировало высокую частоту встречаемости и латентного течения дислипи- демии, артериальной гипертензии, нарушений углеводного и пуринового обменов у мужчин с ожирением. При этом корреляционный анализ позволил четко продемонстрировать, что имен­но висцеральное ожирение является фактором высокого риска развития метаболических нару­шений у мужчин.

В ходе исследования было показано, что у 53% пациентов был выявлен андрогенный де­фицит, при этом была продемонстрирована сильная отрицательная корреляционная зави­симость между ОТ/ОБ и общим T.

Это подтверждает данные ряда отечествен­ных и зарубежных авторов о том, что абдоми­нальное ожирение, характерное для мужчин, сопровождается не только высоким риском раз­вития сопутствующих заболеваний, но и наруше­нием метаболизма половых гормонов [10-13].

Андрогенный дефицит способствовал ста­тистически значимому ухудщению показателей метаболического статуса и формированию сек­суальной дисфункции у обследуемых мужчин. Результаты не противоречат ряду ранее опубли­кованных данных [14, 15].При этом нами было показано, что андрогенный дефицит в большей степени, чем висцеральное ожирение способ­ствовал формированию гипертриглицеридемии и накоплению мочевой кислоты.

Серьезнейшей проблемой современного здравоохранения является сахарный диабет 2 типа. Сегодня болезнь становится моложе, агрессивнее и активно распространяется по миру. Как правило, заболевание долгие годы протекает латентно и к моменту постановки диагноза 60-80% пациентов имеют разной сте­пени выраженности микро- и макрососудистые осложнения (ретинопатию, нефропатию, полинейропатию и др.). Доказано, что СД 2 типа является ведущей причиной коронарного и церебрального атеросклероза, потери зре­ния, развития терминальных стадий почечной недостаточности, нетравматических ампутaций [1, 5, 11, 12]. Примененный нами метод множе­ственных множественных регрессий позволил показать, что увеличение уровня гликозирован- ного гемоглобина, являющегося маркером по­вреждающего действия гипергликемии на сосу­дистую стенку, почти в равных долях сопряжено с возрастанием ОТ/ОБ и уменьшением общего T (β-фактор = 0,25 и -0,21 соответственно). При этом в группе пациентов с дефицитом тесто­стерона преобладали больные с манифестным СД, что позволяет утверждать, что андрогенный дефицит, формирующийся на фоне висцераль­ного ожирения у мужчин, является фактором высокого риска трансформации начальных на­рушений углеводного обмена в активную форму заболевания.

Таким образом, дефицит T на фоне ожире­ния, можно рассматривать как фактор высоко­го риска формирования и усубления различных метаболических нарушений у мужчин. Получен­ные данные согласуются с результатами ранее проводимых исследований зарубежных и отече­ственных авторов и позволяют поддержать мне­ние о том, что у мужчин молодого и среднего возраста первостепенную роль в формировании метаболических осложнений играет висцераль­ное ожирение, а присоединяющийся андроген­ный дефицит ускоряет и усугубляет формирую­щиеся проблемы [13, 16, 17].

Выводы:

  1. Висцеральное ожирение у мужчин являет­ся фактором высокого риска формирова­ния метаболических нарушений и андро­генного дефицита у мужчин.
  2. Присоединение андрогенного дефицита к имеющему ожирению приводит к форми­рованию более тяжелых метаболических сдвигов у пациентов с ожирением и разви­тию эректильной дисфункции.
  3. Мужчины с висцеральным ожирением даже при отсутствии активно предъяв­ляемых жалоб нуждаются в тщательном обследовании, включающим наряду с оценкой биохимических показателей ме­таболического статуса контроль уровня общего тестостерона крови.

Список литературы

1. Аметов А.С., Демидова Т.Ю., Кочергина И.И. Эффективность препаратов метформина в лечении сахарного диабета 2 типа. Медицинский совет. 2016;3:30-36. DOI: 10.21518/2079-701X-2016-3-30-37

2. Бутрова С.А. От эпидемии ожирения к эпидемии сахарного диабета. Международный эндокринологический журнал. 2013;2(50): 19-24. eLIBRARY ID: 19060577

3. Калинченко С.Ю., Тюзиков И.А., Ворслов Л.О., Тишова Ю.А. Ожирение, инсулинорезистентность и репродуктивное здоровье мужчины: патогенетические взаимодействия и современная патогенетическая фармакотерапия. Эффективная фармакотерапия. 2015;27:66-79.eLIBRARY ID: 24126036

4. Saad F, Röhrig G, von Haehling S, Traish A. Testosterone Deficiency and Testosterone Treatment in Older Men. Gerontology. 2017;63(2):144-156. DOI: 10.1159/000452499

5. Biswas M, Hampton D, Newcombe RG, Rees DA. Total and free testosterone concentrations are strongly influenced by age and central obesity in men with type 1 and type 2 diabetes but correlate weakly with symptoms of androgen deficiency and diabetes-related quality of life. Clin Endocrinol (Oxf). 2012;76(5):665-673. DOI: 10.1111/j.13652265.2011.04196.x

6. Hofstra J, Loves S, van Wageningen B, Ruinemans-Koerts J, Jansen I, de Boer H. High prevalence of hypogonadotropic hypogonadism in men referred for obesity treatment. Neth J Med. 2008 M;66(3):103-109. PMID: 18349465

7. Corona G, Giagulli VA, Maseroli E, Vignozzi L, Aversa A, Zitzmann M, Saad F, Mannucci E, Maggi M. Testosterone supplementati on and body compositi on: results from a meta-analysis of observati onal studies. J Endocrinol Invest. 2016;39(9):967-981. DOI: 10.1007/s40618-016-0480-2

8. Rosen RC, Riley A, Wagner G, Osterloh IH, Kirkpatrick J, Mishra A. The international index of erectile function (IIEF): a multidimensional scale for assessment of erectile dysfunction. Urology. 1997;49(6):822-830. DOI: 10.1016/s00904295(97)00238-0

9. Dohle GR, Arver S, Bettocchi C, Jones TH, Kliesch S, Punab M. EAU 2015 guideline on male hypogonadism. European associati on of urology. 2015. Доступно по: https://uroweb.org/wp-content/uploads/18-Male-Hypogonadism_LR1.pdf Ссылка активна на 19 июня 2019.

10. Wu FZ, Wu CC, Kuo PL, Wu MT. Differential impacts of cardiac and abdominal ectopic fat deposits on cardiometabolic risk stratification. BMC Cardiovasc Disord. 2016;16:20. DOI: 10.1186/s12872-016-0195-5.

11. Василькова О.Н., Мохорт Т.В., Рожко А.В. Возрастной андрогенный дефицит, метаболический синдром и сахарный диабет 2-го типа: есть ли взаимосвязь? Медицинские новости. 2008;3:23-25. eLIBRARY ID: 26773463

12. Коган М.И., Воробьев С.В., Хрипун И.А., Белоусов И.И., Ибишев Х.С. Тестостерон: от сексуальности к метаболическому контролю. Ростов-на-Дону: Феникс; 2017. ISBN: 978-5-222-30010-7

13. Malnick S, Somin M, Goland S. Gonadal steroids and body composition, strength, and sexual function in men. N Engl J Med. 2013;369:2455-2457. DOI: 10.1056/NEJMc1313169

14. Payne GA, Kohr MC, Tune JD. Epicardial perivascular adipose tissue as a therapeutic target in obesity-related coronary artery disease. Br J Pharmacol. 2012;165(3):659-669. DOI: 10.1111/j.1476-5381.2011.01370.x

15. De Schutter A, Lavie CJ, Milani RV. The impact of obesity on risk factors and prevalence and prognosis of coronary heart disease-the obesity paradox. Prog Cardiovasc Dis. 2014;56(4):401-408. DOI: 10.1016/j.pcad.2013.08.003

16. Richard C, Wadowski M, Goruk S. Individuals with obesity and type 2 diabetes have additional immune dysfunction compared with obese individuals who are metabolically healthy. BMJ Open Diab Res Care. 2017;5:1-9. DOI: 10.1136/bmjdrc-2016-000379

17. Cameron JL, Jain R, Rais M, White AE, Beer TM, Kievit P, Winters-Stone K, Messaoudi I, Varlamov O. Perpetuati ng effects of androgen deficiency on insulin resistance. Int J Obes (Lond). 2016;40(12):1856-1863. DOI: 10.1038/ijo.2016.148


Об авторах

З. Р. Гусова
ФГБОУ ВО «Ростовский государственный медицинский университет» МЗ РФ
Россия

Гусова Залина Руслановна – кандидат медицинских наук; доцент кафедры урологии и репродуктивного здоровья человека с курсом детской урологии-андрологии ФПК и ППС

Ростов-на-Дону



Е. О. Дзантиева
ФГБОУ ВО «Ростовский государственный медицинский университет» МЗ РФ
Россия

Дзантиева Елизавета Олеговна – младший научный сотрудник кафедры эндокринологии с курсом детской эндокринологии ФПК и ППС

Ростов-на-Дону



Для цитирования:


Гусова З.Р., Дзантиева Е.О. Роль висцерального ожирения и дефицита тестостерона в формировании метаболических нарушений у мужчин. Вестник урологии. 2019;7(3):14-22. https://doi.org/10.21886/2308-6424-2019-7-3-14-22

For citation:


Gusova Z.R., Dzantieva E.O. Importance of Visceral Obesity and Testosterone Deficiency in the formation of metabolic disorders in men. Urology Herald. 2019;7(3):14-22. (In Russ.) https://doi.org/10.21886/2308-6424-2019-7-3-14-22

Просмотров: 362


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2308-6424 (Online)