Preview

Вестник урологии

Расширенный поиск

Сравнительный анализ терапии 1-й и 2-й линий в ведении пациентов с невоспалительной формой хронического простатита/ синдрома хронической тазовой боли

https://doi.org/10.21886/2308-6424-2019-7-2-14-23

Полный текст:

Аннотация

Актуальность. В Основными симптомами при невоспалительной форме хронического простатита / синдрома хронической тазовой боли (ХП/СХТБ III Б) являются боль, симптомы со стороны нижних мочевых путей (СНМП) и нарушения эректильной функции. Боль является ведущим симптомом. Лечение пациентов с данным состоянием является крайне сложным и нередко малоэффективным. Для коррекции симптомов считается обоснованным применение альфа1-адреноблокаторов (α1-АБ), антибактериальных препаратов, нестероидных противовоспалительных средств и фитотерапии, поскольку эти средства являются апробированными и имеют те или иные уровни доказательности. Тем не менее их применение в большинстве случаев не позволяет добиться должного клинического эффекта.

Цель исследования. Сравнительный анализ эффективности терапии 1-й линии в виде комбинации α1-АБ и анальгетика из группы НПВС с одной стороны и терапии 1-й линии в виде комбинации α1-АБ и анальгетика из группы НПВС, дополненной местным физическим воздействием на предстательную железу, с другой.

Материалы и методы. 73 пациента с ранее установленным диагнозом ХП/СХТБ III Б. Формат работы - проспективное рандомизированное простое сравнительное исследование. Ключевой оценочный критерий - скорость артериального интрапростатического кровотока. Клиническую оценку пациентов осуществляли анкетированием (опросники I-PSS, NIH-CPPS и МИЭФ-5) до и после приема медикаментозных препаратов. Медикаментозную терапию проводили в течение 30 дней. Рандомизация: 1-я группа - терапия первой линии (α1-АБ + НПВС). 2-я группа - терапия 1-й линии (α1-АБ + НПВС), дополненная массажем предстательной железы. Статистический анализ произведен методами непараметрической статистики.

Результаты. Боль: снижение интенсивности боли - на 7,7 и 26,9% для 1-й и 2-й групп соответственно. СНМП: снижение степени тяжести/редукция - на 18,2/0% и 50/15,4% случаев соответственно для 1-й и 2-й групп соответственно. Удовлетворение от лечения - 3,8 и 26,9% пациентов для 1-й и 2-й групп соответственно. Статистически значимого улучшения эректильной функции не отмечено у пациентов обеих групп.

Заключение. В случае, когда ХП/СХТБ III Б сопровождается нарушениями артериальной гемодинамики простаты умеренной степени выраженности, достичь улучшения результатов стандартной терапии 1-й линии, рекомендованной Европейской ассоциацией урологов, возможно. При этом удается снизить интенсивность боли и тяжесть СНМП. Однако, улучшения эректильной функции у этих пациентов не отмечается.

Для цитирования:


Белоусов И.И., Коган М.И. Сравнительный анализ терапии 1-й и 2-й линий в ведении пациентов с невоспалительной формой хронического простатита/ синдрома хронической тазовой боли. Вестник урологии. 2019;7(2):14-23. https://doi.org/10.21886/2308-6424-2019-7-2-14-23

For citation:


Belousov I.I., Kogan M.I. Management of patients with chronic prostatitis/chronic pelvic pain syndrome: «second-line» therapy possibilities. Urology Herald. 2019;7(2):14-23. (In Russ.) https://doi.org/10.21886/2308-6424-2019-7-2-14-23

Введение

Невоспалительная форма хронического абактериального простатита (ХП/СХТБ III Б) является крайне сложным по пато­генезу и малоэффективным в лечении состояни­ем. В настоящее время продолжают обсуждать­ся существующие и ведется постоянный поиск новых терапевтических агентов, способных ни­велировать основную триаду жалоб, которыми являются боль, симптомы со стороны нижних мо­чевых путей (СНМП) и эректильная дисфункция (ЭД). Наряду с коррекцией симптомов главней­шей задачей лечения также является повышение качества жизни пациента и его социальная реа­билитация, если таковая необходима.

Согласно существующим клиническим ре­комендациям Европейской ассоциации уроло­гов, философия лечения синдрома хронической тазовой боли, неотъемлемой частью которого является ХП/СХТБ III Б, основана на биопсихосоциальной модели, где организм рассматривается как единое целое, и априори отдельные методы лечения, как правило, не эффективны. При этом должна широко использоваться персонализиро­ванная стратегия, вплоть до элементов самоле­чения. При выборе фармакологических и нефар­макологических лечебных стратегий экспертным советом Европейской ассоциации урологов (ЕАУ) настоятельно рекомендовано учитывать воз­можные нежелательные явления и критерии эф­фективности [1].

Рекомендованными видами лечения ХП/ СХТБ III Б (терапия 1-й линии), имеющими вы­сокий уровень доказательности, согласно суще­ствующим актуальным Европейским и Россий­ским клиническим рекомендациям являются применение альфа1- адреноблокаторов (α1-АБ) [2-5], антибактериальных препаратов [6], несте­роидных противовоспалительных средств (НПВС) [7, 8] и фитотерапии [9-11]. Однако все эти пути отмечены умеренной эффективностью при кор­рекции боли, СНМП, ЭД и обладают невысоким влиянием на качество жизни пациента при ХП/ СХТБ III Б [3, 12-14].

Определенную роль в этом играет неустанов­ленная до сегодняшнего дня этиология хрониче­ского болевого синдрома при ХП/СХТБ III Б, что в свою очередь определяет отсутствие общеприня­тых доказательных подходов к терапии этого со­стояния, хотя в последнее десятилетие достигнут определенный прогресс в этой области [15-19].

Относительно недавно получены новые све­дения о клинической успешности мультимодаль­ной терапии по ведущему синдрому, так назы­ваемой системе UPOINT, и ряде преимуществ ее перед применением α1-АБ и НПВС. Эффектив­ность лечения колеблется в пределах от 59% до 70 %, демонстрируя улучшения по всем анализи­руемым доменам, общее снижение симптомов до 6 баллов у 84% пациентов при сроке наблю­дения до 50 недель [20, 21]. В настоящее вре­мя терапия по системе UPOINT приобретает все больше сторонников, но продолжает находиться на стадии клинической апробации в исследова­тельских центрах [22].

Существующее многообразие терапевтиче­ских подходов может объясняться либо отсут­ствием существенных доказательств их клини­ческой эффективности (или подобием эффектам плацебо) либо всё продолжающимся изучением. В любом случае приходится констатировать, что эффективность проводимого лечения ХП/СХТБ III Б на настоящем этапе не является должной.

Таким образом, и поиск новых направлений терапии ХП/СХТБ III Б и усовершенствование су­ществующих подходов являются актуальными, особенно в случае, когда рекомендованная прак­тическими руководствами терапия первой линии является неэффективной.

Целью настоящего исследования является сравнительный анализ эффективности терапии 1-й линии в виде комбинации α1-АБ и анальгети­ка из группы НПВС с одной стороны и терапии 1-й линии в виде комбинации α1-АБ и анальгетика из группы НПВС, дополненной местным физиче­ским воздействием на предстательную железу, с другой.

Материалы и методы

Изучены клинические материалы от 73 па­циентов с ранее установленным диагнозом ХП/ СХТБ III Б. Верификация проведена стандартным, рекомендованным клиническими рекомендаци­ями ЕАУ и РОУ, обследованием, по результатам которого исключены другие очевидные причины боли.

Дизайн исследования: проспективное рандо­мизированное простое сравнительное исследо­вание эффективности комбинированной терапии α1-АБ и анальгетиком из группы НПВС (1-я линия лечения) и комбинированной терапии α1-АБ и анальгетиком из группы НПВС, дополненной кур­сом лечебного массажа предстательной железы (2-я линия лечения).

Критериями включения в исследование яв­лялись:

  • ранее проводимая терапия как α1-АБ, так и НПВС, не оказавшая позитивного клинического эффекта, по мнению пациента.
  • информированное согласие пациента на участие в исследовании и соблюдение процедур исследования.
  • показатели пиковой систолической скорости артериального кровотока в интрапростатических артериях, находящиеся в пределах от 10 до 19 мл/с.

Критерии исключения были следующие:

  • анамнестические данные в пользу перене­сенных инфекционных заболеваний нижних мо­чевых и половых путей
  • перенесенные оперативные вмешательства любого рода на нижних мочевых путях и половых органах.

В течение 30 дней исследуемые принимали α1-АБ тамсулозин (Омник) в дозе 0,4 мг 1 раз в день ежедневно утром и НПВС целекоксиб (Целебрекс) 200 мг 1 раз в сутки ежедневно во 2-й половине дня. Кроме того, всем участникам про­водили курс лечебного массажа предстатель­ной железы, состоящий из 10 процедур, выпол­няемых 1 раз в день через два дня на третий в течение 1-й минуты по общепринятой технике. Эффекты терапии оценивали по клиническим признакам через 30 дней от начала лечения сопоставлением данных анкетирования по валид­ным анкетам I-PSS, NIH-CPPS и МИЭФ-5, заполня­емых пациентами до лечения и сразу после его окончания.

Всем пациентам до исследования выполняли трансректальное цветное дуплексное картиро­вание (ТЦДК) предстательной железы с целью оценки интрапростатического артериального кровотока, где ведущим оценочным критерием являлась пиковая систолическая скорость ар­териального кровотока (Vмакс) в интрапростатических артериях. Во время УЗ-сканирования предстательной железы всем исследуемым про­изводили однократно лечебный массаж органа в течение 1 минуты. Vмакс в простатических ар­териях измерялась перед массажем и непосред­ственно после него.

В зависимости от скорости кровотока в арте­риях простаты после пробного массажа произве­дено деление пациентов на группы. 1-ю группу (n - 26) составили пациенты, у которых после проведенного однократно стандартного массажа простаты не произошло значимого улучшения интрапростатической гемодинамики.

Во 2-ю группу (n - 26) включены пациенты, отличающиеся от первой группы тем, что после проведенного однократно стандартного массажа простаты показатель Vмакс у них повысился до нормативных значений > 19 мл/с.

Статистическую обработку данных проводили с использованием пакета прикладных программ Statistica (StatSoft Inc., США. Версия 6.1). Каче­ственные данные представляли как абсолютные и относительные частоты (проценты). Анализ соответствия вида распределения признака за­кону нормального распределения осуществляли с применением критерия Shapiro-Wilk. Описа­тельную статистику количественных признаков представляли в виде центральной тенденции - медианы (Me) и дисперсии - интерквартильного размаха (25 и 75 процентили). В тексте эти зна­чения указывали как Ме [LQ; UQ]. Выпадающие значения («выбросы») не исключали из анализа. Сравнение двух связанных между собой групп по количественным признакам производили непа­раметрическим методом с использованием теста согласованных пар Вилкоксона. Сравнение двух несвязанных между собой групп по количествен­ным признакам осуществляли непараметриче­ским методом с использованием Mann-Whitney U-test. Статистически значимыми считали разли­чия при p < 0,05.

Результаты и обсуждение

Коррекция болевого синдрома во 2-й группе оказалась более эффективна в сравнении с 1-й. Так, полностью избавились от боли 26,9% паци­ентов. По данным анкеты NIH-CPPS достоверное снижение индекса боли у остальных больных 2-й группы на 33,3% сопровождалось достоверным снижением общего балла симптомов на 46,4%.

Напротив, в 1-й группе индекс боли уменьшился только на 7,7% при парадоксальном увеличении общего балла симптомов на 2,8% при отсутствии статистической значимости этих данных (табл. 1).

 

Таблица 1. Клинические данные пациентов групп сравнения исходно и после проведённого лечения

Table 1. Clinical data of patients in comparing groups at baseline and after treatment

Примечание: Me- медиана, LQ- нижний квартиль, UQ- верхний квартиль. Интервал - минимальное и максимальное значения определяемого параметра. * - значимость р внутригруп­повых различий; ** - значимость р межгрупповых различий.

Note: Me is the median, LQ is the lower quartile, UQ is the upper quartile. Interval is the minimum and maximum values of the parameter being defined. * - p significance level of intragroup differences; ** - p significance level of intergroup differences

 

Оценка локализации и интенсивности боли, а также суммарной выраженности симптомов по анкете NIH-CPPS продемонстрировала ста­тистически значимые позитивные изменения у пациентов 2-й группы в сравнении с 1-й. Ис­чезновение болей в промежности, тестикулах, головке полового члена, надлонной области, а также отсутствие болей при мочеиспускании и семяизвержении отметили 18,6%, 21,6%, 22,9%, 19,2%, 20,3% и 31,8% пациентов 2-й группы соот­ветственно.

В 1-й группе основные изменения в локализа­ции болевого синдрома коснулись только тести­кулярной боли и болезненного мочеиспускания, 19,2% и 11,6% соответственно (табл. 2). Больные этой группы не отметили изменений в частоте болевого синдрома, в то время как во 2-й группе 14,1% пациенты заявили об исчезновение посто­янного болевого синдрома.

 

Таблица 2. Динамика изменения симптомов (анкета NIH-CPPS) на фоне проведенного лечения

Table 2. Changes in symptoms (according to the NIH-CPPS questionnaire) against the treatment background

При оценке результатов лечения оказалось, что редукция степени тяжести СНМП у пациен­тов 2-й группы достигла 50%, в то время как в 1-й группе - только 18,2%. Кроме того, 15,4% паци­ентов 2-й группы сообщили о полном отсутствии СНМП после лечения, в 1-й группе таких пациен­тов не было.

Пациенты 1-й группы отметили отсутствие до­стоверного и значимого улучшения СНМП и каче­ства жизни на фоне лечения. Из них довольны те­рапией в отношении коррекции СНМП оказались только 3,8% больных. Во 2-й группе, напротив, отмечены умеренные достоверные положитель­ные изменения в течение СНМП, доля пациентов с позитивным сдвигом качества жизни на фоне лечения составила 26,9% (табл. 1).

Эффективность проведенного лечения на­глядно продемонстрирована оценкой обще­го балла симптомов. Ни один из пациентов 1-й группы не изменил своих жалоб, в то время как от симптомов в общем выраженной и умеренной интенсивности избавились 21,6% и 23,3% паци­ентов 2-й группы соответственно. Внутригруппо­вая оценка изменений в 1-й группе по всем па­раметрам не имела статистической значимости, в то время как во 2-й группе статистическая зна­чимость данных была получена (табл. 2).

Статистически значимых изменений в улуч­шении эректильной функции у пациентов обеих групп отмечено не было.

Таким образом, у пациентов ХП/СХТБ III Б, имеющих не тяжелые органические нарушения в артериальном бассейне предстательной желе­зы, возможно добиться повышения результатов лечения дополнением терапии 1-й линии кур­совым лечебным массажем предстательной же­лезы. Улучшение артериальной гемодинамики простаты за счёт физического воздействия на же­лезу приводит к благотворному влиянию в виде уменьшения интенсивности болевого синдрома в тазовом регионе и снижении выраженности СНМП, не оказывая, в то же время какого-либо значимого воздействия на эректильную функцию этих пациентов.

Заключение

ХП/СХТБ III Б является патологическим со­стоянием, устойчивым к известным на сегод­няшний момент терапевтическим опциям. Ли­тературными данными подтверждается, что рекомендуемое ЕАУ лечение в качестве терапии 1-й линии является эффективным далеко не у всех пациентов, при этом отмечаются удовлет­ворительные терапевтические эффекты по кор­рекции СНМП и ЭД [1, 3, 12-14].

В нашем исследовании изучались лечебные эффекты у пациентов с ХП/СХТБ III Б, имеющих органические изменения в артериальном бас­сейне предстательной железы. Нам удалось показать, что коррекция интенсивности боли, тяжести СНМП может быть достигнута у тех па­циентов, у кого удается местным воздействием на простаты повысить артериальную гемодина­мику органа и, тем самым, уменьшить степень хронической гипоксии, пусть и временно. При­ходится признать, что динамическая оценка ин­декса боли в совокупности локализации, дли­тельности и интенсивности показывает лучший, но, тем не менее, невысокий процент измене­ний. Более выражены положительные сдвиги в уровне СНМП.

Например, подавляющему количеству па­циентов (86,2%), до лечения имевших незна­чительную и умеренную интенсивность боли, не удалось изменить свой ангинальный статус. В то же время достаточная часть исследуемых (74,1%) оказалась довольна изменением своих СНМП. При этом только 37,1% больных оценили улучшение качества своей жизни более чем на 30%. Это подтверждает выработанное эксперт­ным советом EAU и отраженное в клинических рекомендациях мнение, что именно боль, яв­ляясь основным и ведущим симптомом при ХП/ СХТБ III Б, определяет качество жизни.

Боль и СНМП могут оказывать косвенное воз­действие на развитие ЭД у некоторых пациентов ХП/СХТБ III Б. Отсутствие эффекта от терапии 1-й линии в отношении больных с тяжелыми фор­мами ЭД по нашим данным может свидетель­ствовать о наличии у них ЭД смешанного генеза.

Терапия 2-й линии в настоящее время ис­пользуется только у некоторых пациентов, име­ющих неудовлетворительные результаты при­менения стандартного лечения. Её применение в нашем исследовании позволяет повысить эф­фективность лечения, поскольку она дополняет целевые препараты 1-й линии, обладающие из­вестным фармакологическим действием на вы­являемые патогенетические основы симптомов ХП/СХТБ III Б.

Дополнение базовой терапии механическим воздействием на предстательную железу, повы­шающим интенсивность артериального кровос­набжения органа, приводит к большей актив­ности метаболических процессов в железе, что сказывается на снижении интенсивности боли и выраженности СНМП.

Следует иметь ввиду, что на настоящем этапе изучения ХП/СХТБ III Б в мировой литературе от­сутствуют научно обоснованные указания на ка­кие-либо виды терапии 2-й линии. Определение же эффективности и безопасности новаторских терапевтических опций пока существуют только в пилотных проектах.

Исходя из этого, лечение пациентов ХП/СХТБ III Б следует начинать с методов, обладающих до­казанной клинической эффективностью, коими является терапия 1-й линии. При получении не­удовлетворительных результатов стандартного терапевтического подхода становится оправдан­ным проведение последующего лечебного кур­са, направленного на коррекцию патологических паттернов, выявляемых при расширенном обсле­довании.

Список литературы

1. Engeler D, Baranowski AP, Borovicka J, Cottrell AM, Elneil S, Hughes J, Messelink E (Vice-chair), de C Williams AC. Guidelines Associates: Parsons B, Goonewardene S. EAU Guidelines on Chronic Pelvic Pain. European Association of Urology, 2018 [internet publication]. - URL: https://uroweb.org/guideline/chronic-pelvic-pain/

2. Thakkinstian A, Attia J, Anothaisintawee T, Nickel JC. 2. a-Blockers, antibiotics and anti-inflammatories have a role in the management of chronic prostatitis/chronic pelvic pain syndrome. BJU Int. 2012;110(7):1014-1022. DOI: 10.1111/j.1464-410X.2012.11088.x

3. Cohen JM, Fagin AP, Hariton E, Niska JR, Pierce MW, Kuriyama A, Whelan JS, Jackson JL, Dimitrakoff JD. Therapeutic intervention for chronic prostatiti s/chronic pelvic pain syndrome (CP/CPPS): a systematic review and meta-analysis. PLoS One. 2012;7(8):e41941. DOI: 10.1371/journal.pone.0041941

4. Pontari M, Giusto L. New developments in the diagnosis and treatment of chronic prostatitis/chronic pelvic pain syndrome. Curr Opin Urol. 2013;23(6):565-569. DOI: 10.1097/MOU.0b013e3283656a55.

5. Ismail M, Mackenzie K, Hashim H. Contemporary treatment options for chronic prostatitis/chronic pelvic pain syndrome. Drugs Today (Barc). 2013;49(7):457-462. DOI: 10.1358/dot.2013.49.7.1990152

6. Taylor BC, Noorbaloochi S, McNaughton-Collins M, Saigal CS, Sohn MW, Pontari MA, Litwin MS, Wilt TJ; Urologic Diseases in America Project. Excessive antibiotic use in men with prostatitis. Am J Med. 2008;121(5):444-449. DOI: 10.1016/j.am-jmed.2008.01.043

7. Nickel JC, Downey J, Clark J, Casey RW, Pommerville PJ, Barkin J, Steinhoff G, Brock G, Patrick AB, Flax S, Goldfarb B, Palmer BW, Zadra J. Levofloxacin for chronic prostatitis/chronic pelvic pain syndrome in men: a randomized placebo-controlled multicenter trial. Urology. 2003;62(4):614-617. PMID: 14550427

8. Zhao WP, Zhang ZG, Li XD, Yu D, Rui XF, Li GH, Ding GQ. Celecox-ib reduces symptoms in men with difficult chronic pelvic pain syndrome (Category IIIA). Braz. J. Med. Biol Res. 2009;42(10): 963-967. DOI: 10.1590/S0100-879X2009005000021

9. Elist J. Effects of pollen extract preparation Prostat/Poltit on lower urinary tract symptoms in patients with chronic nonbacterial prostatiti s/chronic pelvic pain syndrome: a randomized, double-blind, placebo-controlled study. Urology. 2006;67(1):60-63. DOI: 10.1016/j.urology.2005.07.035

10. Wagenlehner FM, Schneider H, Ludwig M, Schnitker J, Brahler E, Weidner W. A pollen extract (Cernilton) in pa-ti ents with inflammatory chronic prostatitis-chronic pelvic pain syndrome: a multicentre, randomised, prospective, double-blind, placebo-controlled phase 3 study. Eur Urol. 2009;56(3):544-551. DOI: 10.1016/j.eururo.2009.05.046

11. Shoskes D.A., Zeitlin S.I., Shahed A. Quercetin in men with category III chronic prostatitis: a preliminary prospective, double-blind, placebo-controlled trial. Urology. 1999;54(6):960-963. PMID: 10604689

12. Tugcu V, Ta§?i AI, Fazlioglu A, Gurbuz G, Ozbek E, Sahin S, Kurtulu§ F, Cek M. A placebo-controlled comparison of the efficiency of triple- and monotherapy in category III B chronic pelvic pain syndrome (CPPS). Eur Urol. 2007;51(4):1113-1117. DOI: 10.1016/j.eururo.2006.09.036

13. Murphy AB, Nadler RB. Pharmacotherapy strategies in chronic prostatiti s/chronic pelvic pain syndrome management. Expert Opin Pharmacother. 2010;11(8):1255-1261. DOI: 10.1517/14656561003709748

14. Nickel JC, Shoskes DA, Wagenlehner FM. Management of chronic prostatitis /chronic pelvic pain syndrome (CP/CPPS): the studies, the evidence, and the impact. World J. Urol. 2013;31(4):747-753. DOI 10.1007/s00345-013-1062-y

15. Kartha GK, Kerr H, Shoskes DA. Clinical phenotyping of uro-logic pain patients. Curr. Opin. Urol. 2013;23(6):560-564. DOI: 10.1097/MOU.0b013e3283652a9d

16. Calhoun EA, Clemens JQ, Litwin MS, Walker-Corkery E, Mar-kossian T, Kusek JW, and McNaughton-Collins M, the Chronic Prostatitis Collaborative Research Network. Primary care physician practices in the diagnosis, treatment and management of men with chronic prostatiti s/chronic pelvic pain syndrome. Prostate Cancer Prostatic Dis. 2009;12(3):288-295. DOI: 10.1038/pcan.2009.9

17. Vahlensieck W, Ludwig M, Wagenlehner FM, Naber K, Fabry W. Prostatitis - diagnostics and therapy. Aktuelle Urol. 2013;44(2):117-123. DOI: 10.1055/s-0033-1337934

18. Schaeffer AJ. Clinical practice. Chronic prostatitis and the chronic pelvic pain syndrome. N Engl J Med. 2006;355(16):1690-1698. DOI: 10.1056/NEJMcp060423

19. Nickel JC, Tripp D, Gordon A, Pontari M, Shoskes D, Peters KM, Doggweiler R, Baranowski AP. Update on urologic pelvic pain syndromes: highlights from the 2010 international chronic pelvic pain symposium and workshop, August 29, 2010, Kingston, Ontario, Canada. Rev Urol. 2011;13(1):39-49. PMID: 21826127

20. Andersen JT. Treatment of prostatodynia (pelvic floor myalgia or chronic non-inflammatory pelvic pain syndrome). Textbook of Prostatitis. C - Oxford: United Kingdom, Isis Medical Media, 1999: 357-364.

21. Shoskes DA, Nickel JC, Kattan MW. Phenotypically directed multimodal therapy for chronic prostatitis/chronic pelvic pain syndrome: a prospective study using UPOINT. Urology. 2010;75(6):1249-1253. DOI: 10.1016/j.urology.2010.01.021

22. Samplaski MK, Li J, Shoskes DA. Clustering of UPOINT domains and subdomains in men with chronic prostatitis/ chronic pelvic pain syndrome and contribution to symptom severity. J Urol. 2012;188(5):1788-1793. DOI: 10.1016/j.juro.2012.07.036.


Об авторах

И. И. Белоусов
ФГБОУ ВО «Ростовский государственный медицинский университет» МЗ РФ
Россия

Белоусов Игорь Иванович - доктор медицинских наук, доцент; профессор кафедры урологии и репродуктивного здоровья человека с курсом детской урологии-андрологии.

Ростов-на-Дону, тел.: +7 (928) 904-30-90



М. И. Коган
ФГБОУ ВО «Ростовский государственный медицинский университет» МЗ РФ
Россия

Коган Михаил Иосифович - Заслуженный деятель науки РФ, доктор медицинских наук, профессор; заведующий кафедрой урологии и репродуктивного здоровья человека с курсом детской урологии-андрологии.

Ростов-на-Дону



Для цитирования:


Белоусов И.И., Коган М.И. Сравнительный анализ терапии 1-й и 2-й линий в ведении пациентов с невоспалительной формой хронического простатита/ синдрома хронической тазовой боли. Вестник урологии. 2019;7(2):14-23. https://doi.org/10.21886/2308-6424-2019-7-2-14-23

For citation:


Belousov I.I., Kogan M.I. Management of patients with chronic prostatitis/chronic pelvic pain syndrome: «second-line» therapy possibilities. Urology Herald. 2019;7(2):14-23. (In Russ.) https://doi.org/10.21886/2308-6424-2019-7-2-14-23

Просмотров: 392


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2308-6424 (Online)